Ангел мщения. Выстрелы на Варшавском вокзале
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«СМ-Украина»
Ангел мщения. Выстрелы на Варшавском вокзале
Виктор Киркевич
журналист
Киев
582
Ангел мщения. Выстрелы на Варшавском вокзале
Петр Войков и подвал Ипатьевского дома

Об убийстве царской семьи в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года написано десятки книг, сотни статей, а Карен Шахназаров снял прекрасный фильм «Цареубийца». В сценарии использован рассказ Якова Юровского — человека, который непосредственно руководил казнью. Именно его слова легли в основу сцены, в которой Петр Войков — член Екатеринбургского совета и Уральского военно–революционного комитета — дает указание казнить Романовых, но не подтверждает его письменно. Юровский понимал, что его сделают в этой истории крайним, однако расстрел произвел...

Совесть Войкова не мучила. Перед тем как сжечь трупы царской семьи, он снял с одной безжизненной руки перстень с большим рубином и носил его открыто. Следователь Соколов свидетельствует о том, что на месте расстрела был найден отсеченный палец.

Соколов первым расследовал обстоятельства гибели царской семьи — после того, как белогвардейцы взяли Екатеринбург. В его архиве сохранилась записка, написанная от руки Войковым: «Предлагаю выдать еще три кувшина японской серной кислоты предъявителю сего. Областной комиссар Екатеринбурга Войков».

Тела Романовых плохо горели, и получивший европейское образование химик понял, что запрошенной предварительно серной кислоты недостаточно. Керосина и спирта хватило. Петр Лазаревич предусмотрел даже сукно для оборачивания трупов.

НАЧАЛО ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО ПУТИ

В биографии Петра Войкова — вернее, Пинхуса Лазаревича Войкова — довольно много темных пятен. Он родился в Керчи в 1888 году и уже в юности выказывал склонность к разного рода авантюрам. Распространял революционные листовки, в 15 лет стал членом меньшевистского крыла РСДРП. За антиправительственную деятельность был исключен из керченской, а потом из ялтинской гимназий. Пришлось устраиваться на работу в порт…

Позже Пинхус сдает экзамены экстерном и поступает в Петербургский университет. (Как видим, царизм не мешал революционной молодежи получать образование.) В 1907 году Войков бежит за границу. В России ему грозит военный суд и смертная казнь. Сыщики узнали, что он был одним из участников теракта, в результате которого погиб ялтинский полицмейстер.

В Женеве бывший боевик посещает естественный факультет университета — изучает химию. Здесь же Пинхус удачно женится на своей сокурснице. Его тесть, крупный варшавский купец, присылает дочери большие деньги, на которые Войковы безбедно живут. В 1917-м вместе с Лениным в бронированном вагоне Войков пересекает Германию, а по возвращении пребывает в рядах меньшевиков.

Эмиссаром министерства труда Временного правительства он приезжает в Екатеринбург. Перейдя на сторону большевиков, становится членом военно-революционного комитета, затем — комиссаром продовольствия и членом исполнительного комитета.

Именно поэтому Войков присутствует при расстреле семьи и как химик руководит уничтожением тел. 400 фунтов серной кислоты и 400 галлонов керосина сделали свое дело, но окончательно замести следы не удалось... Из Екатеринбурга Войкова переводят в Москву и назначают членом коллегии Наркомата продовольствия.

Последняя должность перед переходом на дипломатическую работу — член коллегии Наркомата внешней торговли. Отсюда Петра Лазаревича изгоняют с громким скандалом и со строгим партийным выговором. Он наказан за систематическое воровство ценных мехов, которые раздаривал своим бесчисленным приятельницам.

Однако благодаря связям Войков снова всплывает. В октябре 1921 года его назначают главой делегации в смешанной советско–польской комиссии, которая занимается возвращением Польше культурных ценностей.

Летом 1924 года Совнарком запрашивает у Варшавы агреман (согласие) на назначение новым послом СССР в Польше Войкова. МИД Польши ставит условие: будет или нет представлен агреман, зависит от роли Войкова в екатеринбургских событиях 1918 года. От комиссара иностранных дел Чичерина требуют подтвердить участие — или неучастие — Войкова в расстреле царской семьи. Нарком отвечает: «Конечно, непричастен. Ведь Войков был всего лишь комиссаром продовольствия». Это убедило, и в ноябре 1924 года Войкова назначают посланником...

ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ

Вот как описывали Войкова современники. Он был высокого роста. Спина — подчеркнуто прямая. Глаза — неприятные, мутные от пьянства и наркотиков. Всех женщин провожал беспокойно-похотливым взглядом.

Своей внешностью, манерами Войков производил впечатление местечкового светского льва. На нем лежала печать какой-то театральности. Искусственный баритон, длительные паузы, пышные фразы, непременное желание произвести эффект на окружающих.

Пинхус любил не только красиво пожить, но и пощекотать себе нервы. При нем секретные комнаты посольства были забиты взрывчаткой, ручными гранатами и бомбами. Одно время он носился с идеей убить маршала Пилсудского.

А главной темой пересудов в посольстве стала повышенная чувствительность Войкова к дамскому полу. Женщины, с которыми он запирался в кабинете, намекали на его склонность к извращениям.

Со временем подозрения усилились. По ночам «господин посланник» шлялся по глухим улицам предместья, уединяясь с дамами в парке на скамейках. Передвижения Пинхуса и особенно его ночные контакты тщательно фиксировались польскими спецслужбами.

В Варшаве Войков нажил себе врагов и среди руководства торгпредства, бесцеремонно вторгаясь в чисто коммерческую сторону сделок. Слухи о самоуправстве посланника все чаще долетали до Кремля. Можно предположить, что дело о таинственной пропаже из несгораемого ящика Пинхуса Лазаревича значительной денежной суммы было организовано с целью нейтрализации настырного посланника.

Войков пытался оправдаться: дескать, сжигал некоторые секретные бумаги, срок хранения которых истек, и нечаянно бросил в огонь несколько тысяч долларов. Правда, секретарь посольства этого не подтвердил.

Следом Москва запросила сведения о количестве дипломатических раутов, приемов, балов. Оказывается, из Варшавы поступили сигналы о том, что посольство в огромных количествах получает икру, балык и другие деликатесы, а также горячительные напитки.

Назревали крупные неприятности, которые могли обернуться для Войкова отзывом на родину. В польской печати появились сообщения о предстоящем отъезде советского посланника в Москву — правда, без указания причин...

УБИЙСТВО НА ВАРШАВСКОМ ВОКЗАЛЕ

Почти три года Войков пробыл на посту советского полпреда в Варшаве. Под влиянием выпитого он любил вспоминать о екатеринбургских событиях. «Это была ужасная история», — говорил Пинхус Лазаревич. При этом вертел в руках перстень, и рубин переливался цветом крови. Из всех участников расстрела царской семьи впоследствии только Войков оказался за границей. И он поплатится за это!

7 июня 1927 года Войков на посольской машине приехал на Главный варшавский вокзал, чтобы встретить Розенгольца — полпреда СССР в Великобритании. Тот планировал пересесть на московский поезд. Войков должен был встретить коллегу и помочь ему.

Аркадий Павлович Розенгольц был на год моложе Войкова, но успел зарекомендовать себя на партийном, военном и дипломатическом поприще: член Реввоенсовета СССР, глава управления Военно–воздушных сил РККА, с 1925 года — полпред в Великобритании. Но Лондон заявил о разрыве дипломатических отношений с Москвой, поэтому Розенгольцу с персоналом предложено было покинуть страну.

Встреча в Варшаве была недолгой. «Господа посланники» переговорили в буфете, и Розенгольц направился к своему поезду. Он уже поднялся на ступеньки вагона, Войков поднял ладонь в приветственном жесте. И тут раздался выстрел.

Сказались навыки боевика: Пинхус Лазаревич мгновенно отпрянул в сторону и побежал вдоль вагона. Нападавший не ожидал столь молниеносной реакции, тем не менее еще несколько раз выстрелил вслед своей жертве. Войков, обернувшись, открыл ответный огонь из револьвера, но вскоре упал…

К нападавшему с криком «Руки вверх!» « Бросай оружие!» устремились полицейские. Молодой человек, не сопротивляясь, выполнил их требования. В отделении он сразу признал себя виновным в предумышленном убийстве.

Арестованный сообщил, что зовут его Борис Коверда, и стрелял он, чтобы убить Войкова «как посла СССР» и «отомстить за Россию и за миллионы людей»... Советские энциклопедии, как под копирку, о смерти Войкова пишут: «С 1924 года — полпред СССР в Польше. Убит в Варшаве белогвардейцем. Похоронен у Кремлевской стены».

Энциклопедический словарь «Гранат» (Москва, 1929): «Войков Петр Лазаревич. Убит в Польше монархистом 7.VI.27 г.». Советская историческая энциклопедия (Москва,1963): «Убит в Варшаве русским белогвардейцем». Последнее издание Большого энциклопедического словаря (Москва,1991): «Убит белогвардейцем».

Однако правды нет ни в одном из перечисленных выше изданий. Убийца Войкова не был ни монархистом, ни русским белогвардейцем. Стрелял в «господина полпреда» Борис Коверда, никогда ни в какой армии не служивший.

СТЕНОГРАММА ОДНОГО ДОПРОСА

Его содержали в одиночке следственной тюрьмы в полной изоляции — опасались расправы со стороны заключенных польских коммунистов, открыто грозивших ему смертью.

В тюрьме и на допросах Коверда держался спокойно.
— Почему вы решились на этот поступок? — спросил следователь.
— Потому что Войков — представитель международной банды большевиков.
— Вы монархист по убеждениям?
— Я не монархист, а демократ. Мне все равно: пусть в России будет монархия или республика, лишь бы не было там банды негодяев, от которой погибло столько русского народа.
— Вы встречались с Войковым раньше?
— Никогда.
— Имели к нему какие-либо претензии?
— Никаких.
— Странно. За что же вы решили убить незнакомого человека?
— Как представителя власти СССР. В советском полпредстве мне отказали в визе на бесплатный въезд в Россию.
— С какой целью вы хотели въехать в СССР?
— Чтобы принять активное участие в борьбе против советского строя, чтобы убить Сталина или Рыкова.
— Вам этот строй не нравится?
— Да. Когда после большевистского переворота наша семья возвращалась в Вильно, по дороге я везде видел большевистские бесчинства. Еще в прошлом году я хотел ехать для борьбы с большевиками в Россию. Я говорил об этом моим друзьям. Я собрал немного денег и приехал в Варшаву, а когда мне в этом было отказано, я решил убить Войкова... Очень жалею, что я причинил столько огорчений моей второй родине — Польше...

Неприятностей и в самом деле было много. Советский Союз, где прокатилась волна гневных демонстраций, заявил резкий протест. Отношения между странами резко обострились.

Сразу же после убийства Войкова Москва возложила вину на Великобританию: мол, это она усиленно финансирует белоэмигрантское движение. Террориста объявили поляком, работавшим на английскую разведку с целью поссорить СССР и Польшу. Это не соответствовало действительности.

Борис Коверда родился в окрестностях Вильно в сентябре 1907 года. В начале войны его отца призвали в армию, а мать с детьми, как и тысячи других жителей, эвакуировали из зоны боевых действий в глубь России.

Коверда поселились в поселке Зубчанинск под Самарой. Там их застала революция. Во время Гражданской войны сгорела школа, в которой учился Борис и учительствовала его мать. Потом большевики сожгли церковь. Священника морили голодом, а потом, издеваясь и хохоча, вывели на покрытую льдом реку и убили. На Бориса, ставшего свидетелем дикой расправы, это произвело глубокое впечатление.

После заключения Рижского мира в 1921 года Коверда вернулись домой, в Польшу, и семь лет прожили в Вильно...

МЕЖДУ КАЗНЬЮ И КАТОРГОЙ

Следствие установило, что Борис Коверда действовал в одиночку. О намечающемся отъезде советского посланника молодой человек узнал из газет. 23 мая, то есть за две недели до убийства, он прибыл в Варшаву. На один день остановился в гостинице «Астория». Затем снял угол в убогой квартире, платя злотый за ночь.

Две недели Коверда выслеживал Войкова — каждый день приходил на вокзал к московскому поезду. И наконец увидел человека, за которым охотился...

12 июня следствие было закончено. Дело передали Чрезвычайному трибуналу. Эта структура была создана в 1919 году и рассматривала дела о политических преступлениях. По закону трибунал мог приговорить только к смертной казни или бессрочной каторге...

15 мая в Варшавском окружном суде началось слушание дела. Председателем был назначен Гуминский, государственным обвинителем выступал прокурор Рудницкий.

К 10 часам зал был полон. На скамьях для прессы разместились 120 журналистов из Польши, Франции, Германии, США, Великобритании. Советский Союз представляли газеты «Правда» и «Известия». Вот выдержки из статей тех лет.

«В зале стоял гул голосов и шум двигавшихся стульев, когда, конвоируемый двумя городовыми с ружьями, был введен подсудимый. Мальчик, без признаков усов, слабенький, щупленький, с застенчивой улыбкой, в дешевеньком костюмчике, тщательно причесанный с пробором, сел, не зная, куда девать руки.

Раздался звонок и вошел суд. Началось выполнение формальностей. Борис Коверда, родился в 1907 году в сентябре. (На вид лет меньше.) На вопрос об образовании ответил: «В семь классов».

Председатель:
— Подсудимый, какой вы национальности?
— Русский.
— Чей вы подданный?
— Не знаю.
— А отец, чей подданный?
— Не знаю.

После оглашения обвинительного акта председательствующий обратился к Коверде с вопросом, признает ли он себя виновным.
— Признаю, что убил, но вины в этом не признаю.
— Зачем вы совершили это убийство?
— За все то, что большевики сделали в России...»

«Я ВИДЕЛ ТОТ ХАОС...»

На процесс были приглашены шестнадцать свидетелей обвинения. Защита вызвала шесть свидетелей.

Мать, учительница Анна Коверда:
— Об убийстве я узнала из газет. Это меня ошеломило. Мой сын Борис был очень впечатлительным, скромным и тихим. Содержал семью, потому что я болела и была без работы. Борис был экспедитором в редакции газеты «Белорусское слово», а последнее время и корректором. Сын отдавал весь заработок мне.

Когда Борис был шести-семилетним мальчиком, я ему иногда читала историю России. Я тогда была учительницей. На него особенно сильное впечатление произвела история Сусанина. Он сказал мне: «Мама, я хочу быть Сусаниным». Дома мы говорили исключительно по-русски. Мы считаем себя русскими по культуре.

Когда в детстве Борис после болезни начал поправляться, первой просьбой его было купить Евангелие. А его последними словами при прощании со мной, перед отъездом, были: «Мама, посмотри на меня»...

Среди свидетелей обвинения был допрошен и опоздавший Розенгольц. Газеты саркастично описывали его появление: «Но вдруг в зале движение: усиливается охрана, полиция и жандармы заполняют все проходы. Невольно всем передается нервозность. Ясно, что кого-то ждут. После суеты, как во втором акте «Кармен» перед приходом Тореадора, появляется в окружении агентов охраны Розенгольц. Его допрос не дает, однако, ровно ничего интересного. Он только рассказал, что было на вокзале...»

Розенгольц опроверг заявление подсудимого о терроре в СССР (его самого через 11 лет расстреляют в подвале Лубянки. — В.К.) и потребовал казни Коверды. При этом он недвусмысленно пригрозил, что трудящиеся его страны не простят Польше враждебного отношения. Прокурор не стал задерживать «высокого» свидетеля, и тот удалился со своей свитой... После суд заслушал обвиняемого.

В чистой рубашке и скромном костюме Борис Коверда казался совсем мальчиком. Говорил на польском языке, громко и отчетливо. Подготовленный защитниками, речь начал с воспоминаний о том, как встретил приход большевиков к власти в 1917 году: «Я видел тот хаос, который начался после большевистского переворота. Видел все безобразия и зверства большевизма. На моих глазах большевики бросили машиниста в печь за то, что он отказался вести поезд...»

Коверду, как писали газеты, «постепенно охватило волнение, и последние слова он проговорил почти плача, затем успокоился». Все остальное время держался спокойно, несмотря на то, что ему грозил смертный приговор...

Свой эмоциональный рассказ Коверда закончил словами: «Я убил Войкова не как посланника, а как члена Коминтерна».


Читать далее   >

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


4 Марта 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85110
Виктор Фишман
68483
Борис Ходоровский
60859
Богдан Виноградов
47786
Дмитрий Митюрин
33851
Сергей Леонов
31960
Сергей Леонов
30046
Роман Данилко
29826
Светлана Белоусова
16258
Дмитрий Митюрин
15907
Борис Кронер
15096
Татьяна Алексеева
14318
Наталья Матвеева
14044
Александр Путятин
13911
Наталья Матвеева
12197
Светлана Белоусова
11491
Алла Ткалич
11487