Вишневый сад Марины Влади. Часть 1
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №3(337), 2012
Вишневый сад Марины Влади. Часть 1
Евгения Назарова
журналист
Москва
668
Вишневый сад Марины Влади. Часть 1
Для широкой публики они всегда вместе

«Я иду к магазину, стараясь не попадать в заледеневшую грязь. Я перепрыгиваю с бугорка на бугорок, потом – уже по бетонным плитам – подхожу к толпе закутанных женщин, которые ждут открытия магазина после обеда.
Кстати, я рассчитывала подойти попозже – я знаю, что в такое время каждый раз бывает давка, куда я предпочитаю не попадать. Продавщица, должно быть, запаздывает, потому что все небольшое собрание недовольно жужжит. Мой приход ненадолго отвлекает их от разговора, но плохое настроение сильнее, чем любопытство, и все снова принимаются ворчать. И вот дверь магазина открывается. Как взбудораженный курятник, толпа устремляется в дверной проем, переругиваясь и пихаясь. В дверь могут пройти одновременно только два человека. Я жду и вхожу последняя в холодный и сырой торговый зал. Я сразу же определяю по запаху, что сегодня привезли только молочные продукты, масло и – если еще не раскупили – сыр.

Этот магазин самообслуживания совсем новый, но полки уже в безобразном состоянии, а у корзин осталось по одной ручке. Редко лежащие продукты завернуты в противную толстую серую бумагу, на которой фиолетовыми чернилами помечена цена. Это – мой первый поход в магазин в новом районе.

Я покупаю кое-что из продуктов и становлюсь в очередь в кассу. У меня пять пакетов разных размеров. Я плачу и собираюсь уже уходить, но тут контролерша на выходе заставляет меня открыть сумку, вынимает оттуда все мои покупки и потрясает каким-то свертком. Какой ужас – у меня оказался лишний кусок сыра на двадцать восемь копеек, который кассирша не пробила! Мне становится жарко и почти дурно, к тому же мне стыдно, потому что все остановились и смотрят на меня. Я робко говорю, что кассирша забыла пробить, что ничего страшного не произошло, я сейчас доплачу...

– Ах, вот как, кассирша забыла? Знаем мы эти песенки, вот так и создают дефицит! Если одна украдет (она употребила именно это слово) кусок сыра, другая – кусок масла, что будет с государством?!»

Просвещенный читатель наверняка без труда узнает в этих строчках отрывок из книги Марины Влади «Владимир, или прерванный полет», которую французская актриса с русскими корнями посвятила памяти главного мужчины своей жизни. В течение 12 лет – именно столько длился брак с Владимиром Высоцким – эта удивительная женщина рвалась в советскую Россию, не уставая признаваться в любви к родине своих предков, и терпеливо сносила все «прелести» социалистического быта.

«12 ЛЕТ ТОБОЙ И ГОСПОДОМ ХРАНИМ»

Екатерина Марина Полякова-Байдарова, или просто – Марина Влади, хорошо знакома современной аудитории в основном благодаря браку с человеком-легендой, чьи песни звучали на протяжении многих лет из каждого утюга, хотя и не одобрялись официальной властью. Сама жизнь Владимира Высоцкого, долгие годы висевшая на волоске, продолжалась во многом благодаря ее стараниям, нередко перетекавшим в страдания. Вместе с любимым мужчиной она прошла все круги алкогольного и наркотического ада, а позже, встретив его неизбежный конец, сделала многое для того, чтобы имя его не было забыто.

В то же время Марина Влади может быть дорога сердцу русского человека не только из-за ее причастности к жизни и творчеству Владимира Высоцкого. Французскую актрису, признанную на благополучной европейской родине, гнала в Россию не только любовь к мужчине, но и непреодолимая тяга к своим корням, желание прикоснуться к богатейшей русской культуре и стать ее частью.

НЕУДАВШАЯСЯ БАЛЕРИНА

«Француженка по воспитанию, образу жизни и мышления, Марина Влади унаследовала и любовь к русской культуре, и тот особый психологизм игры, который всегда отличал русскую актёрскую школу», – отмечала в 1965 году газета «Литературная Россия», презентуя читателям интервью с широко известной в СССР исполнительницей роли Инги из фильма «Колдунья». В хрупкую, изящную лесную красавицу давно и прочно были влюблены все мужчины советской страны, а к Марине Влади приклеилось прозвище «колдунья» – вскружить голову такому количеству мужчин земной женщине, по мнению многих, было просто не под силу. Юрий Сушко в своей книге «Владимир Высоцкий. По-над пропастью» коротко и метко охарактеризовал впечатление, которое Влади производила на мужчин: «В русском языке есть такой забавный глагол – домогаться. Влади действительно домогались. Все кому не лень. А таких находилось немало».

Между тем сама Марина не уставала повторять, что ее главными учителями – в кино и в жизни – стали русские родители. Отец, Владимир Васильевич Поляков-Байдаров, был разносторонне развитым человеком, прекрасно пел, играл, лепил, рисовал и даже увлекался авиационным делом, вследствие чего стал одним из первых в России пилотов-любителей. Когда началась Первая мировая война, Владимир очень хотел попасть на фронт, однако по закону призыву не подлежал, так как был единственным сыном вдовы. Официальный запрет Полякова-Байдарова не остановил: он своим ходом добрался до Парижа и вступил волонтером во французский военно-воздушный флот. В Россию он так и не вернулся – после войны пел в оперных театрах Парижа, Монте-Карло, Латинской Америки. Женился Владимир на балерине Милице Евгеньевне Энвальд, дочери русского генерала, танцевавшей в «Гранд-Опера». Семья жила небогато, хотя и не в нищете. Ложку дегтя в бочку семейного счастья подливала лишь страсть отца к бегам – именно на ипподроме он спустил все состояние, доставшееся ему от отца, бывшего владельца самарских самоварных заводов.

Все дочери – а у Марины было трое старших сестер – сначала пытались идти по стопам матери. В хореографической школе Марина провела три года, но, как и старшие сёстры, больше тянулась к драматическому искусству и танцовщицей не стала. Зато ей посчастливилось оказаться новым кинотипажем середины 1950–1960-х годов – символом женственной и романтической мадонны послевоенной мелодрамы. На экране Марина Влади почти всегда оставалась спокойной, а душевные переживания героини выдавал лишь взгляд – то доверчивый и нежный, то хитрый и безжалостный.

В РОССИЮ С ЛЮБОВЬЮ

Эти чудесные глаза подарили Марине Влади не только тысячи поклонников по всему миру, но и множество громких романов. В списке ее кавалеров числились Марчелло Мастроянни, Марлон Брандо, Орсон Уэллс и Жан-Люк Годар. Свой выбор она, однако, остановила на Роббере Оссейне – известном французском актере и кинорежиссере. Вторым мужем Марины стал летчик-испытатель, владелец авиакомпании в Африке Жан-Клод Бруйе. Однако оба брака закончились разводами, да и внимание мужчин уже изрядно надоело актрисе, поэтому Марина Влади с радостью приняла приглашение советского режиссера Сергея Юткевича поучаствовать в его фильме «Сюжет для небольшого рассказа». История создания пьесы «Чайка» и ее провала на сцене Александринского театра перемежалась по сюжету с рассказом о взаимоотношениях Чехова и Лики Мизиновой – привлекательной, но неглубокой женщиной, очаровавшей умного, ироничного писателя.

В СССР на съемках актриса планировала провести не больше нескольких месяцев, однако встреча с Высоцким перевернула ее планы. Вместо того чтобы спокойно уехать во Францию и продолжать работу в привычном для нее европейском мире кино, Марина теперь была озабочена лишь тем, как бы получить визу в СССР и найти работу на одной из советских киностудий. Это оказалось не самым простым делом: всенародная любовь к колдунье отнюдь не облегчала для Марины процесс проникновения в советскую Россию. Мало помог и официально заключенный брак с Владимиром Высоцким. Правда, со временем власть начала смотреть на визиты Марины «сквозь пальцы». «С годами наши отношения с шефом ОВИРа стали почти сердечными, – писала Марина Влади. – За эти годы я попадала во всевозможные категории: туристка, гость по приглашению, временно проживающая, непроживающая супруга, супруга с незакрепленным местом жительства, потом – с закрепленным. Единственный статус, от которого я отказалась, – это «супруга с постоянной пропиской» – ведь в этом случае мне самой пришлось бы ждать соизволения ОВИРа, чтобы поехать во Францию».

Все это время, борясь с бюрократической машиной и бытовыми трудностями, ведь молодоженам частенько приходилось месяцами жить у друзей, Влади искала возможность воплотить в жизнь свои творческие искания, связанные с Россией. В интервью той же «Литературной России» французско-русская звезда признавалась, что всегда мечтала сыграть Анну Каренину и даже прошла кинопробы во Франции, но постановка не была осуществлена в связи с материальными трудностями.

Зато другая мечта Марины, которую они долгие годы лелеяли вместе с сестрами, сбылась в 1967 году во Франции. Спектакль «Три сестры» шел в Париже целый сезон и пользовался заслуженным успехом – девушки семьи Поляковых-Байдаровых репетировали его целых 10 лет. Этот триумф русской пьесы на парижской сцене Марина Влади всегда считала своим самым большим театральным достижением, а Чехова и вовсе боготворила. Приезжая в Москву, актриса находила время, чтобы прогуляться по Новодевичьему кладбищу и постоять у могилы писателя. В конце концов, именно съемки в «Сюжете для небольшого рассказа» подарили ей встречу с Высоцким…


Читать далее   >


11 февраля 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
276700
Сергей Леонов
184641
Александр Егоров
168781
Светлана Белоусова
122881
Татьяна Минасян
122018
Татьяна Алексеева
111956
Борис Ходоровский
110029
Сергей Леонов
103222
Татьяна Алексеева
102862
Виктор Фишман
85155
Павел Ганипровский
75125
Борис Ходоровский
75101
Наталья Матвеева
63132
Павел Виноградов
63074
Богдан Виноградов
61015
Наталья Дементьева
56341
Дмитрий Митюрин
52833