Поножовщина из-за графини. Часть 2
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №14(426), 2015
Поножовщина из-за графини. Часть 2
Александр Котлов
журналист
Львов
367
Поножовщина из-за графини. Часть 2
Нападение миньонов короля на Бюсси

Итак, мы выяснили, что и отважный Бюсси д'Амбуаз, и прекрасная графиня де Монсоро были не столь романтичными персонажами, как нам представлял господин Дюма. Однако обратимся к политическим интригам, в которых они участвовали, и к еще одному герою романа, сыгравшему немаловажную роль во времена правления королей Генриха ІІІ и Генриха ІV.


Часть 1   >

БЮССИ И ДВУНОСЫЙ

Правление Генриха ІІІ началось с того, что Франсуа, герцог Алансонский, с большим трудом скрывал недовольство по поводу ускользнувшей от него в последний момент короны и норовил всячески испортить жизнь старшему братцу.

Был он труслив, подл и двуличен. О нем некто из его современников, оставшийся неизвестным, сложил меткую эпиграмму, точно отображающую его характер:

Господа, не глядите косо
На Франсуа и его два носа:
Ведь по праву и по обычаю
Два носа под стать двуличию.

Герцог стал подстрекать Бюсси к тому, чтобы тот устраивал ссоры с миньонами короля. Того, разумеется, долго упрашивать не пришлось! Наш бретер стал зачинщиком нескольких поединков с приближенными монарха.

Одной из них была уже упомянутая мною дуэль с Сен-Фалем, с которым Бюсси, по его словам, был готов помириться только после того, как отправит его к праотцам. А на свадьбе еще одного королевского любимца, графа де Сен-Люка, с описания которой и начинается роман «Графиня де Монсоро», он устроил такой скандал, что сам новобрачный вместе со своими друзьями был готов перерезать ему глотку…

Между тем герцог Алансонский отнюдь не оставлял надежд на то, чтобы занять трон. В те смутные времена всякое могло произойти. Ведь уже два его старших брата успели побывать королями Франции и уйти в мир иной еще совсем молодыми из-за болезней, которыми словно сам Господь покарал грешный род Валуа. Почему бы не случиться такому и в третий раз? И почему бы не помочь естественному ходу событий?

Хитрому Франсуа было не привыкать участвовать в заговорах против королей Франции. Ведь принимал же он участие в заговоре против Карла ІX, из которого вышел сухим из воды, после его раскрытия подло предав своих верных соратников Ла Моля и Коконнаса. На сей раз герцог решил заручиться помощью протестантов. Чтобы заслужить доверие вождей гугенотской партии и их благодарность, он велел Бюсси организовать побег Генриха Наваррского из Лувра, где в то время тот фактически жил пленником короля, находясь под домашним арестом.

Бюсси блестяще выполнил приказ своего покровителя, обманув стражу королевского дворца и сумев вывезти оттуда будущего основателя династии Бурбонов. Все было в точности до наоборот в сравнении с тем, что Дюма написал в своем романе! Произошло это в 1576 году.

Но Франсуа решил не останавливаться на достигнутом и вместе с Генрихом Наваррским повел военные действия против Генриха III. Причем весьма успешно! Король вынужден был пойти с ними на мировую. И 6 мая 1576 года был подписан «Эдикт в Болье», провозгласивший примирение католиков и гугенотов и признание за последними права на свободу вероисповедания.

Но Генрих III тоже оказался не лыком шит! Потерпев поражение на полях сражений, он решил отыграться в интригах. Пустив в ход свою хитрость, он предложил младшему брату титул герцога Анжуйского, который и сам носил, будучи наследником престола. А в дополнение к титулу и всю полноту власти над Анжу как одной из богатейших провинций Франции. Перед таким лакомым куском Франсуа не смог устоять и заглотнул соблазнительнейшую наживку, перейдя в стан сторонников монарха.

Новоиспеченному герцогу Анжуйскому следовало теперь обустраиваться на новом месте. И он назначил Бюсси д,Амбуаза, которому всецело доверял, губернатором Анжу. Столицей этой прекрасной провинции является город Анжер, в котором по сю пору сохранился прекрасный готический замок.

Теперь оставим, в свою очередь, кавалера де Бюсси в покое в его новой анжерской резиденции, где он входит в курс всех анжуйских дел, и расскажем о королевском шуте.

ШИКО — ЖЕРТВА ШУТКИ

Это не кто иной, как Шико — один из самых симпатичных героев романа, которого, в отличие от большинства других персонажей, Дюма показал довольно близко к исторической правде. Настоящее имя его, как вы уже знаете, — Жан-Антуан д’Англере. Шико же — просто прозвище. Означает «обломок зуба». Надо полгать зуба он лишился после какого-нибудь каламбура… Хотя, скорее всего, я ошибаюсь. Этот дворянин, кроме всех прочих достоинств, которыми его не обделила природа, обладал незаурядным умом. Поначалу он служил под началом маркиза де Вилара, тоже принимал участие в религиозных распрях во Франции.

Отметился в Варфоломеевской ночи в Париже, где, по слухам, принимал участие в убийстве Франсуа де Ла Рошфуко, одного из лидеров гугенотов. Правда, с годами его религиозная нетерпимость ослабла, и он стал приверженцем религиозной терпимости. Генриху III он служил с тех пор, когда тот был еще герцогом Анжуйским. Генрих действительно спас его от преследований герцога Майеннского из дома де Гизов. Такого врага молодой Жан-Антуан, очевидно, приобрел на службе у маркиза Вилара, который приходился тестем этому подлому субъекту. Как знать, может причиной вражды Шико и герцога Майеннского (которая, по версии Дюма, закончилась великолепной поркой шута после неудавшегося заговора Гизов против короля в аббатстве Святой Женевьевы) была не какая-нибудь провинциалка, а сама Мадлен Савойская, супруга герцога? Кто знает…

Шико поначалу стал для своего господина и покровителя чем-то вроде живого хранилища информации, которую ни в коем случае нельзя было доверять бумаге. Вот такую имел молодой человек уникальную память. А когда Генрих стал королем, занял благодаря своему острому уму и развитому чувству юмора место королевского шута. Хотя шутом по большому счету он не был. Благодаря своим незаурядным способностям и предоставленному ему праву говорить королю всю правду, не опасаясь, что его голова может слететь с плеч, он стал эдаким тайным советником монарха. И дал королю немало дельных советов, совершено справедливо величая себя «Шико Первым». А настоящими шутами были многие его современники, которые из-за своего высокого происхождения и близости к сильным мира сего, мнили себя очень важными и полезными людьми.

После гибели Генриха ІІІ он перешел, в том же качестве шута-советника, на службу к Генриху ІV Наваррскому, который его очень ценил. У Шико, верно, было множество знакомцев, похожих как две капли воды на брата Горанфло; ведь он очень любил жизнь и старался взять по максимуму от ее щедрот, на которые она мало к кому не скупа в этом мире. Он любил хаживать в парижские таверны и провел там немало веселых вечеров в обществе забулдыг самого разного происхождения и, как говорится, социального положения.

Жизнь его закончилась преждевременно. При осаде Руана в 1591 году он пленил графа Анри де Шалиньи, который приходился родней Гизам, тем самым в каком-то смысле отомстив им. На беду, этот аристократ оказался очень уж гневливым типом и ударил Шико эфесом шпаги по голове после того, как тот, представив пленника Генриху ІV, назвал его «лучшим подарком» королю. Так он стал жертвой своей же остроты, которая стала последней в его жизни.

И приведу здесь, чтоб немного вас поразвлечь, несколько его знаменитых острот.

Когда Александр Фарнезе, герцог Пармский, один из самых влиятельных испанских вельмож тех времен, прибыл во Францию, Шико сказал королю: «Друг мой, вижу, все, что бы ты ни делал, ни к чему не приведет, если не станешь или не притворишься католиком». В другой раз: «Верь мне, пошли равно ко всем чертям, если то будет надобно, и папистов, и гугенотов, только бы тебе спокойно владеть Французским королевством. Ведь ваши братья, сказывают, притворяются, будто чему-то верят».

Своему последнему сюзерену, Генриху ІV, он же как-то сказал:

«Неудивительно, что столько людей бегают как собаки за королевским титулом: оно стоит труда. Трудишься час в день и точно знаешь, что тебе есть чем прожить целую неделю и можно обойтись без соседской ссуды. Но ради бога, опасайся попасть в руки Католической лиги, они с тобой управятся, как с жареной колбасою, велят нарисовать над твоей виселицей французский и наваррский гербы и надпишут: «Здесь ему самое место».

ЗАВЯЗКА РОМАНА

Что ж, вернемся к Бюсси и Франсуазе. Им уже пора наконец познакомиться!

Первая встреча произошла на приеме в герцогском замке в Анжере в 1576 году, куда эта дама успела вернуться, пробыв при дворе всего несколько месяцев и, очевидно, не оправдав доверия Екатерины Медичи. На том приеме новый губернатор не обратил внимания на Франсуазу. Почему? Думаю, ответ очевиден, если взглянуть на ее портрет. Бюсси увлекался первыми красавицами провинции, наставляя немало рогов их мужьям. В перерывах между развлечениями, стычками с разгневанными рогоносцами, а также разными интрижками, которых на его счету становилось все больше и больше, бравый губернатор успел обложить тяжелыми поборами простой народ и жестоко подавлял всякую попытку взбунтоваться. Как видим, правителем он оказался тоже никудышным. Так прошло два года. Такая жизнь ему уже начала приедаться, как вдруг судьба снова сделала непредсказуемый поворот, которыми был так богат его жизненный путь.

Патрону Бюсси, герцогу Анжуйскому, который жаждал власти хоть над каким-нибудь мало-мальски значительным государством, неожиданно улыбнулась удача. Он был приглашен штатгальтером Нидерландов Вильгельмом Оранским в качестве компромиссной фигуры на «пост» правителя Фландрии. К ногам принца Франсуа сложили титулы герцога Брабантского и графа Фландрского. Он, конечно же, согласился! Брат его хоть и не имел детей, но крепко сидел на троне, и Франсуа Анжуйский мог оставаться наследником французского престола до старости…

Требовалось собирать войско для похода. Поручено это было, конечно же, верному соратнику, его превосходительству губернатору Анжу! А также ему присвоили звание главнокомандующего.

И начался поход… Правда, участие в нем Бюсси было весьма кратковременным. Он оказался никудышным полководцем. В лагере французских войск при нем царил полный беспорядок и наблюдалось почти полное отсутствие дисциплины. Сам он отметился только дуэлью с командиром одного из подчиненных ему же полков. Ему, видите ли, не понравился штандарт… Он снова был в своем репертуаре…

Герцог, раздраженный всем этим, отослал потерявшего его доверие Бюсси обратно в Анжер. Забегая вперед во времени, расскажу о том, чем завершилась фландрская эпопея этого неудачливого отпрыска династии Валуа и как закончил он свою жизнь.

Он так и не стал властелином Фландрии. Пытался обрести и упрочить над ней свою власть, но ничего из этого не вышло. В 1583 году, после того, как он предпринял неудачный штурм Антверпена и почти все его войско погибло, герцог бежал во Францию. Все эти неудачи окончательно подкосили его и без того некрепкое здоровье. В начале 1584 года он скончался от туберкулеза на руках у своей любимой матушки. Его смерть означала, что наследником французского престола стал Генрих Наваррский, приходившийся родней Генриху ІІІ аж в 21-м колене. Корона должна была перейти в другой род. Так и случилось через десять лет. Эпоха правления династии Валуа заканчивалась…

ДУЭЛЬ МИНЬОНОВ

В качестве вставки остановлюсь еще на одном эпизоде романа «Графиня де Монсоро» — так называемой дуэли миньонов, произошедшей весной 1578 года. Если верить Александру Дюма, то друзья Бюсси, сторонники герцога Анжуйского, узнав, что он подло убит, и не зная всей правды о случившемся, решают биться насмерть со своими противниками, миньонами короля, считая их виновниками этого преступления. На дуэли гибнут все, кроме одного из анжуйцев, барона д'Антрагэ.

В реальности и тут все было так, да немножечко не так… Во-первых, дуэль происходила не между миньонами короля и сторонниками герцога Анжуйского. Миньоны должны были драться с «гизарами» (сторонниками герцога Гиза). И повод для дуэли заключался в том, что миньон короля граф де Келюс и «гизар» барон д'Антраг оказались любовниками одной и той же дамы, и когда первый узнал о втором, то в его присутствии пошутил насчет добродетели их общей любовницы. Барону шутка не понравилась, и он вызвал Келюса на дуэль.

Секундантами Жака де Леви, графа де Келюса, были Луи де Можирон, маркиз д'Ампуи, и Ги д'Арсе, барон де Ливаро. В роли секундантов Шарля де Бальзака, барона д’Антрага, выступили Франсуа д’Эди, виконт де Рибейрак, и шевалье Жорж де Шомберг, который был миньоном короля. Как видим, Дюма погрешил против истины не только относительно причины дуэли, политической принадлежности противников любимцев Генриха ІІІ, но и насчет состава «противоборствующих команд».

Драться должны были только Келюс и д'Антраг. Секундантам в те времена полагалось приложить все усилия, чтобы примирить противников. Стоит отметить, что за два года до этого Генрих ІІІ своим указом, подписанным в Блуа, строжайше запретил (как и кардинал Ришелье через 50 лет) дуэли между дворянами, мудро узрев в них угрозу ослабления монархии. Но усилия, прилагаемые к достижению этой цели, де Рибейраком почему-то крайне разозлили де Можирона, и он кинулся на него с обнаженной шпагой. Они одновременно пронзили друг друга насмерть. Правда, Рибейрак умер только на следующий день. Шомберг и Ливаро, видя подобное, были вынуждены обнажить шпаги. Их бой закончился тем, что де Шомберг, заколотый де Ливаро, с последним вздохом сумел обрушить на голову того сокрушительный удар. Невзирая на тяжелую рану, тот смог поправиться через шесть недель.

А что же зачинщики дуэли? Келюс, будучи приверженцем фехтования одной шпагой, которое все больше входило в моду, не захотел драться кинжалом. Он рассчитывал, что д’Антраг, как благородный человек, последует его примеру. А тот действовал, как ему было удобней. Результат их поединка оказался плачевным для Келюса — он получил в общей сложности 19 ударов кинжалом, в то время как его противник отделался только царапиной на руке. Но Келюс выжил и мог бы жить еще долго, если бы через месяц ему, только немного оправившемуся от ран, не пришла в голову идея прокатиться на лошади. Едва зажившие раны открылись, и он скончался на руках у Генриха ІІІ. Король был неутешен, потеряв своих любимцев Келюса и Можирона, и приказал воздвигнуть над их могилой великолепный памятник.

С тех пор во Франции на дуэлях секунданты получили право участвовать в поединке — при условии их горячего желания, разумеется.

КРОВАВЫЙ ФИНАЛ

А теперь наконец-то я перехожу к заключительной части своего повествования.

Вернувшись в Анжер, Бюсси отчаянно захандрил. Жизнь опять сделала поворот, и теперь, уже, судя по всему, в плохую сторону… И вот тут произошла вторая, роковая для него, как показало будущее, встреча с Франсуазой де Монсоро. Он повстречал ее на одной из прогулок, которую сия дама совершала в окрестностях Анжера.

Бюсси очень хотелось отвлечься. Любовная интрига была бы для него в этот момент лучшим выходом. И поскольку подходящей пассии в Анжере в этот момент для него не сыскалось, он решил, как говорили в те времена, поволочиться за Франсуазой. А та, заскучав в отсутствие мужа, решила принять его ухаживания. Их связь продолжалась почти год. И закончилась трагически для графа Луи. В одном из писем к человеку, которого он считал своим другом, граф похвастался тем, что «подстрелил лань главного ловчего». Сей дворянин, как и Шико, тоже был не промах в искусстве сочинять меткие каламбуры. Адресат передал письмо герцогу Анжуйскому, а тот — королю.

Причиной такого поступка покровителя Бюсси была вовсе не ревность герцога (он не был даже знаком с Франсуазой), а очевидно, то, что тот много знал о темных делишках своего патрона. Ну и неудачи Бюсси во Фландрии герцог тоже не захотел, видно, сбрасывать со счетов. Король же ненавидел Бюсси за его связь с нежно любимой им сестрой Маргаритой. Также монарх не мог простить Бюсси того, что он покинул его и стал приспешником Анжуйского.

В общем, ничтоже сумняшеся, король передал письмо мужу-рогоносцу. А тот, до глубины души оскорбленный вышеозначенным каламбуром (супружеская измена в те времена была в порядке вещей и причиной гнева графа являться никак не могла), примчался домой и, угрожая супруге расправой, заставил ее написать письмо любовнику, в котором велел пригласить Бюсси в другой их замок — Кутансьер. Видимо, не хотел марать стены родового замка кровью обидчика.

Бюсси прибыл на встречу с графиней, не подозревая, что в замке его уже поджидает шайка из 15 отборных головорезов во главе со злым муженьком. Как только он въехал в замок, ворота за ним захлопнулись, охотники набросились на того, кого они, из-за своего подавляющего численного перевеса, посчитали легкой добычей.

Но не тут-то было! Бюсси дрался как лев и сумел уложить половину напавшей на него шайки. Монсоро, совсем как в романе, прятался за спинами своих головорезов. И тут Бюсси не повезло снова. В последний раз в его жизни… При одном из выпадов у него сломалась шпага. Он, воспользовавшись секундным замешательством в рядах врагов, бросился к окну. И в этот момент «храбрец» Монсоро бросился и нанес ему удар кинжалом в спину.

Вот так и закончилась жизнь героя прекрасного романа Дюма и моего скромного рассказа…

Мне остается только сказать еще несколько слов.

Невзирая на то, что граф Монсоро уличил свою жену в неверности, после смерти Бюсси они помирились и родили шестерых детей, прожив долгую жизнь.

Граф даже гордился тем, как он расправился с врагом. И высшее общество даже считало его героем! О времена, о нравы! Скверные они были…


4 июня 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86714
Виктор Фишман
69660
Борис Ходоровский
61919
Богдан Виноградов
49144
Сергей Леонов
40107
Дмитрий Митюрин
35698
Сергей Леонов
32911
Роман Данилко
30819
Светлана Белоусова
17681
Борис Кронер
17494
Дмитрий Митюрин
16971
Татьяна Алексеева
15842
Наталья Матвеева
15366
Светлана Белоусова
15165
Наталья Матвеева
14438
Александр Путятин
14387
Алла Ткалич
13047