Драгоценное Сердце султанши. Часть 2
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №11(293), 2010
Драгоценное Сердце султанши. Часть 2
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
721
Драгоценное Сердце султанши. Часть 2
Бассейн в гареме. Худ. Филипп Жак ван Бри

Редкая Баш Кадын Эфенди (так называлась самая любимая жена султана и фактическая управительница гарема) не имела на своей совести десяток-другой загубленных жизней. И только одна из них ухитрилась оставить по себе память, не омраченную никакими, пусть даже вымышленными, преступлениями.
В Доме радости ее звали Нахши-диль (Драгоценное сердце), а подлинное ее имя было Эме де Ривери.


Часть 1   >

СЕЛИМ

Двое правителей Османской империи носили это имя. Селим I вошел в историю с прозвищем Грозный и за свое сравнительно краткое правление (1512–1520) успел покорить территории современного Ирака, Сирии, Египта. Но был еще и Селим II с нетипичным для мусульман прозвищем Пьяница (правил в 1566–1574), тот самый сын Роксоланы, ради которого, по ее приказу, отправились на тот свет четыре десятка принцев. И что же?

Взойдя на престол, он не совершил ничего путного, а его флотоводцы проиграли самую крупную в турецкой истории морскую битву при Лепанто (1571). Да и погиб Селим II весьма странно. Предоставим слово другому турецкому историку Нильгюну Эрдогану: «Однажды султан вознамерился устроить маленький праздник в бане гарема. Опытные женщины и те, кого султан уже успел попробовать прежде, не были приглашены. Приказ вымыть султана получили только новые и свежие девушки, и они обнаженными ожидали своего владыку. К тому моменту он был уже немного навеселе. Влажная и горячая атмосфера бани сделала его еще более вялым и расслабленным. Свежие и здоровые нагие девушки тщательно вымыли и промассажировали его тело. Затем он начал играть с ними, пытаясь ухватить быстрые и скользкие тела голых девиц, а они ловко уворачивались от султана. Как только руки Селима II уже почти сомкнулись на пухлом теле, он споткнулся и упал на мраморный пол. Его подняли и унесли в постель, но его изнуренное сердце не выдержало».

Есть и другие версии: султана специально довели до «нужной кондиции», а потом «помогли» упасть головой о ступеньку. Причем, не какие-нибудь мрачные убийцы, а те самые «юные и свежие девушки». Интересно, что с ними потом стало?

Эту историю Эме тоже узнала от Луноликой. И еще она прекрасно видела, что третий Селим не похож ни на первого, ни на второго. Дело заключалось не только в его увлечении мальчиками (что весьма распространено на Востоке) и категорическом неприятии противоположного пола (что встречалось гораздо реже).

Муллам и слишком пылким мусульманам не нравилось, что он преклоняется перед всем французским. Эме же, напротив, это вполне устраивало.

Правда, прекрасная Франция, которую они оба себе представляли, уже не имела ничего общего с действительностью. Ведь Селим судил о ней по книгам, а Эмме, хотя и прожила там несколько лет, редко выбиралась за пределы уютного мира, ограниченного стенами монастырского училища.

Между тем, в июле 1789 года, через несколько дней после того, как Селим взошел на престол, во Франции началась революция, и все пошло наперекосяк: церковь отделилась от государства, монастырские училища, да и сами монастыри, закрывались. Дальше больше, королю отрубили голову, а у руля власти мелькали какие-то совсем незнакомые люди — Лафайет, Марат, Дантон, Робеспьер, сменявшиеся быстрей, чем удавалось запомнить их фамилии.

А Эме жила воспоминаниями о старой Франции. Она обустроила собственные покои в гареме в стиле рококо и частенько принимала Селима именно здесь.

РЕЗНЯ В ТОПКАПЕ

В 1798 году Эме узнала сногсшибательную новость: французские войска высадились в принадлежащем султану Египте, а командует ими некий генерал Наполеон Бонапарт, женатый на вдове одного из казненных революционных генералов Жозефине Богарне — в девичестве Таше. Той самой Жозефине Таше, с которой Эме когда-то бегала к гадалке.

Спустя год Наполеон вернулся во Францию, устроил переворот, захватил власть и провозгласил себя сначала первым консулом, а потом и императором. Первая часть пророчества исполнилась: одна из девочек действительно стала императрицей Запада.

Отношения между Турцией и Францией вновь стали налаживаться, поскольку Наполеон вовсе не собирался свергать монархов со всех престолов, вывел войска из Египта, и, что очень понравилось богобоязненной Эме, прекратил гонения на церковь. Самой Нахши-диль, чтобы обрести статус законной супруги, пришлось принять мусульманство, но в душе она оставалось католичкой, и, замаливая грех невольного отступничества, регулярно пересылала крупные суммы денег в тот монастырь, где воспитывалась.

Наполеон и Селим III заключили союз, что вызвало недовольство России и Англии. Попытку британского флота захватить Дарданеллы турки отбили успешно. А вот война с Россией складывалась неудачно. Эскадра адмирала Сенявина разбила турок в Босфоре, перерезав подвоз продовольствия. В Стамбуле начался голод, спровоцировавший восстание янычар и городской черни, и без того недовольных проводимыми султаном реформами.

В мае 1807 года Селим III был свергнут, а на престол янычары возвели его сводного брата Мустафу IV. Этот ярый мусульманский фанатик с удовольствием приказал бы убить и своего предшественника, и Нахши-диль, но ему приходилось считаться с армейскими военачальниками, многие из которых осваивали военную науку под началом присланных из Франции инструкторов и вообще не имели ничего против дальнейшей европеизации.

Один из них, Мустафа Байрактар, двинулся на Стамбул и, вступив в бой с янычарами, взял штурмом Топкапы. Во время этих событий, поняв тщетность сопротивления, озлобленные янычары решили убить Селима. Тот каким-то чудом выскользнул из-под охраны и попытался укрыться во внутренних покоях гарема, где жены, которых он так долго игнорировал, буквально разорвали несчастного на части.

Пытались янычары убить и Махмуда, но мудрая мать успела укрыть его в остывшей печке. Пару часов крепкий двадцатитрехлетний юноша, скорчившись, сидел в каменной норе, зато, когда во двор ворвались воины Байрактара, его, ошалевшего и перепачканного сажей, тут же провозгласили султаном.

Правда, уже в июле следующего года последовал новый янычарский мятеж, и снова Топкапы стала ареной жестокой схватки. Байрактар заперся в одной из башен, дрался до последнего, и, запустив напоследок во врагов отрубленной головой Мустафы IV, взорвал пороховой погреб.

В результате, из трех претендентов на престол в живых остался один Махмуд, который, благодаря своей мудрой матери, в эти смутные дни попросту ничего не делал, а потому и не обозлил ни одну из противостоящих друг другу партий.

Почти бесшумными шажками он подошел к штурвалу и аккуратно направил государственный корабль в нужном направлении. Свирепых янычаров осыпали наградами и, пока они веселились, тихо сняли с постов наиболее реакционных министров. Затем так же тихо и аккуратно начали создаваться преданные султану регулярные части.

Янычар постепенно освобождали от обычных служебных обязанностей, и те, превратившись в дармоедов, почти разучились сражаться. А в 1829 году Махмуд упразднил янычарский корпус и приказал вырезать всех, кто не был согласен с этим приказом.

ХРИСТИАНСКАЯ КОНЧИНА МУСУЛЬМАНСКОЙ «ИМПЕРАТРИЦЫ»

Хотя Луноликую такой оборот событий, наверное, порадовал бы, Нахши-диль вряд ли пришла бы в восторг от подобной жестокости.

Однако обе они не дожили до этого времени. Михри-шах умерла через год после ужасной смерти Селима, и титул Баш Кадын эфенди перешел к Эме. Теперь исполнилась и вторая часть пророчества доминиканской гадалки: Нахши-диль стала императрицей Востока.

Вскоре рухнула наполеоновская империя, но Нахши-диль вряд ли скорбела по этому поводу, поскольку могла расценить случившееся как возмездие за свою кузину Жозефину, с которой Наполеон развелся из-за того, что та не могла родить ему наследника.

В 1815 году, проводя летний сезон в своем загородном дворце в Адрианополе, Эме получила известие о том, что ее хочет посетить некая француженка-путешественница. Баш Кадын эфенди давно уже была сама себе хозяйкой и сама устанавливала правила жизни гарема, а потому согласилась принять гостью. Но каково же было ее удивление, когда выяснилось имя визитерши — Гортензия Бонапарт, двоюродная племянница султанши и дочь Жозефины от первого брака! Рядом с ней стоял сын Луи-Наполеон — отпрыск Людовика Бонапарта, родного брат Наполеона.

Мальчик крепко прижимал к груди подаренный двоюродной бабушкой кинжал и восторженно смотрел на «королеву Востока»…

В 1817 году Эме скончалась, выразив перед смертью желание причаститься у католического священника. Сын не мог отказать ей в этом, и впервые христианский священнослужитель вошел в Дом радости.

Пройдет 27 лет, и во время Крымской войны, выросший сын Гортензии Богарне — император Франции Наполеон III, посетит Стамбул и вместе с внуком Нахши-диль султаном Абдул Меджидом преклонит колена над мраморным надгробием той, которая была последней яркой звездой Топкапы.

Наступала новая эпоха винтовок, паровозов и эмансипации женщин. И, хотя мусульманские устои в Турции еще держались, где-то на горизонте уже маячила фигура Кемаля Ататюрка, ликвидировавшего все пережитки османского прошлого — от фесок до гаремов.


24 мая 2010


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
276700
Сергей Леонов
184641
Александр Егоров
168781
Светлана Белоусова
122881
Татьяна Минасян
122018
Татьяна Алексеева
111956
Борис Ходоровский
110029
Сергей Леонов
103222
Татьяна Алексеева
102862
Виктор Фишман
85155
Павел Ганипровский
75125
Борис Ходоровский
75101
Наталья Матвеева
63132
Павел Виноградов
63074
Богдан Виноградов
61015
Наталья Дементьева
56341
Дмитрий Митюрин
52833