Батька Хмель и его жёны
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №14(400), 2014
Батька Хмель и его жёны
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
855
Батька Хмель и его жёны
Богдан Хмельницкий

Однажды вечером компания учеников прогуливалась вокруг старинного костела. Вдруг налетел сильнейший вихрь, подхватил одного из мальчиков и унес высоко в небо. Товарищи смотрели с ужасом, думая, что их соученик сейчас упадет и разобьется. Однако мальчишка широко раскинул руки, как птица крылья, и бесстрашно парил в высоте. Он трижды облетел вокруг шпиля и, плавно снижаясь, опустился на землю...

Если вы думаете, что речь идет об одной из проделок Гарри Поттера, то ошибаетесь.

«Сей случай, удивления достойный» внесен в летопись, которая утверждает, что полет вокруг костела совершил ученик Львовского иезуитского коллегиума Богдан Хмельницкий. «Братья-наставники, равно как и учителя, сие странное небывалое приключение разно обсуждали, однако согласно заключили, что будет от сего отрока великое гонение на костел римский...»

И ведь правы оказались иезуиты: Богдан Хмельницкий не дал им истребить православную веру на Украине и в 1654 году твердой рукой воссоединил ее с Россией. В пылу политических и военных баталий мы как-то забыли о том, что в нынешнем году этому славному событию исполнилось 360 лет. Три с половиной века прожили Россия и Украина в единой семье и вдруг надумали разойтись. И, как обычно бывает при разводе, в ход пошли взаимные упреки, а теперь того и гляди дойдет до рукопашной.

А ПОВОРОТИСЬ-КА, ГЕТМАН!

Память о деяниях Богдана Хмельницкого была крепкой и в царской, и в советской России.

В середине XIX века решили установить в Киеве конный памятник гетману.

Конь исполнял в этом монументе важную идеологическую роль: он сталкивал со скалы угнетателей украинского народа – иезуита, польского шляхтича и еврея-арендатора. У подножия памятника должны были расположиться фигуры белоруса, малоросса, червоноросса и великоросса, которые слушают игру слепого кобзаря.

Червонороссами называли жителей Западной Украины. Как видите, деление на Западную и Восточную Украину в конце XIX века осознавалось очень четко. Правительство сочло этот проект памятника политически некорректным: было приказало убрать иезуита, поляка, еврея, белоруса, русского и обоих украинцев, а вместе с ними и слепого кобзаря. Остались только Богдан Хмельницкий и его верный конь. Памятник открыли в 1888 году. На нем красовались надписи «Хотим под царя восточного, православного» и «Богдану Хмельницкому – единая неделимая Россия». Бронзовый гетман булавой, зажатой в руке, грозно указывал на Варшаву, остерегая польских панов от набегов на Украину. Однако духовенство возмутилось, что конь задом обращен к Михайловскому собору, и потребовало развернуть монумент. Городские легенды утверждают, что памятник немного развернули, но при этом гетман стал указывать куда-то на север, в сторону Швеции.

Сегодня некоторые украинские публицисты и историки хотят еще раз «повернуть» Хмельницкого, говоря, что гетман совершил ошибку, присягнув на верность русскому царю, надо было идти в другую сторону, тогда вареники сами бы в сметане обмакивались и сами бы в рот прыгали. Но, как ни верти, фигура Хмельницкого остается мощной, сильной и... немного подзабытой. Не претендуя на академические глубины и обобщения, мы хотим рассказать о частной, семейной жизни гетмана. Однако, рассказывая о любви политика, невозможно не говорить о политике.

ЗАГАДОЧНЫЙ БОГДАН

«Украйна, или Окраина, означает собою пограничную страну. В старину такое название служило… для обозначения обширного пространства с неопределенными границами, которое, развернув свои равнины по нижнему течению Дуная до Днепра и Дона, касалось с одной стороны Карпат, а с другой простиралось вдоль Черного моря, – писал в 1912 году историк Казимир Валишевский. – Украйна представляла нечто вроде нейтральной почвы между соседними странами и была связующим пунктом между Европой и равнинами Средней Азии. Будучи пограничной страною, Украйна часто меняла как свои границы, так и своих господ».

В 1569 году южнорусские, украинские земли получили нового господина: владеть обширными территориями стала Речь Посполитая, государство, рожденное союзом высшей знати Польши и Литвы. В этом новообразовании для украинцев не предусматривались ни автономия, ни политические свободы...

27 декабря 1595 года на хуторе Субботов в семье помощника старосты Михайлы Хмельницкого родился сын. Мальчик был долгожданным наследником, поэтому счастливые родители дали ему имя Богдан, что означает «Богом данный». Видимо, этим и исчерпываются достоверные сведения о родителях и детстве Богдана. Однако, когда Богдан Хмельницкий стал знаменитым, историки спохватились и начали усиленно копаться в ветвях его генеалогического древа. Некоторые биографы обнаружили, что Хмельницкий происходил из рода польских шляхтичей, другие утверждали, что Богдан был «черной костью», поскольку его мать простая казачка. Ссылаясь на архивные документы, заявляли, что отцом Богдана Хмельницкого «был еврей, мясник из города Хмельника в Подолии, по имени Берко, крещенный Михаилом. Он поселился в деревне Субботово и содержал там кабак». Хмельницкого приписывали то к белорусам, то к молдаванам. В советское время дискуссии прекратились, так как «наиболее основательным представляется мнение, что Богдан Хмельницкий происходил из состоятельного украинского рода». Одним словом, происхождение рода Хмельницких осталось тайной. Однако не подлежит сомнению лишь тот факт, что родители Богдана были людьми зажиточными.

Отец Богдана Хмельницкого верно служил польскому правительству и даже получил в награду хутор Субботов. Когда Богдан подрос, польские начальники посоветовали Хмельницкому определить сына в иезуитскую школу во Львове. Иезуиты принимали в свои учебные заведения самых талантливых и перспективных молодых людей. В первую очередь православным ученикам внушалось, что они должны распрощаться со своей «мужицкой» верой и перейти в католичество, иначе у них не будет никаких шансов сделать карьеру. Затем ученики должны были запомнить, как «Отче наш», следующий постулат: «Каждый польский шляхтич от рождения есть солнце». Наверное, по этим предметам у Богдана Хмельницкого был «неуд», поскольку он так и не перешел в католичество и своими воинскими победами сильно омрачил сияние польской шляхты.

ХАОС ПО-УКРАИНСКИ

Можно представить, какой переполох среди гарных дивчин вызвало возвращение Богдана в родное село. Ведь такого завидного жениха поискать надо! Красивый, статный, образованный и не слабак: прекрасно владеет саблей и лихо скачет на коне. В те времена еще существовал старинный обычай, согласно которому девушка могла прийти в дом приглянувшегося ей парня и сказать: «По твоему лицу я вижу, что ты человек добрый, что жена твоя будет счастлива и найдет доброго господаря. Прошу тебя на мне жениться». Если избранник не возражал, то молодых считали мужем и женой, даже церковное освящение брака было необязательно. Возможно, многие девушки обивали порог хаты Хмельницких, но не смогли застать Богдана дома: в 1618 году отец и сын ушли на войну с Россией.

Этот поход стал очередной попыткой Речи Посполитой покорить русское царство и посадить на московский трон польского королевича. Вместе с польско-литовской армией на русскую землю вторглось казацкое войско гетмана Сагайдачного. Значительных побед казаки не одержали, но русских единоверцев от их сабель погибло великое множество. После похода гетман Сагайдачный даже просил у патриарха Иерусалимского от имени казачьего войска отпущения греха «пролития крови христианской». Был ли этот страшный грех прощен – неизвестно.

Вернувшись из бесславного похода на Москву, отец и сын Хмельницкие недолго пробыли в родном Субботове: на степных просторах разгорелась новая война. Вновь оседлали они коней и пошли воевать против турецкого султана Османа II, который шел походом на Варшаву. В битве при деревне Цецоре Михаил Хмельницкий погиб, а Богдан был схвачен и увезен в Стамбул, где пробыл два года. Никаких документов и воспоминаний о его пребывании в Турции не существует, поэтому остается загадкой, как ему удалось выжить и вернуться домой. Доподлинно известно, что Богдан выучил татарский и турецкий языки. Все остальные сведения остаются на совести авторов. Наиболее правдоподобной представляется версия, что Богдана выкупила мать. Из турецкого плена Богдан Хмельницкий попал в водоворот украинского хаоса, как говорится, из огня да в полымя. Польские паны воевали с внешними врагами руками казаков, крымские татары грабили казачьи угодья, а казаки совершали набеги на Крым и Османскую империю.

Хмельницкий был на хорошем счету у польских властей и получил должность сотника. Пора было подумать о женитьбе. Долго искать невесту не пришлось. В 1623 году Богдан женился на сестре своего друга Анне Сомко. Зажили спокойно и зажиточно, обустраивали хутор Субботов. Для поддержания семейного благополучия Хмельницкий в 1629 году участвовал в набеге казаков на Стамбул. Казаки высаживались на берегах Босфорского пролива, грабили местных жителей и с богатой добычей возвращались домой.

В 1632 году войска Речи Посполитой попытались отторгнуть от России Смоленск и прилежащие земли. Богдан Хмельницкий сражался против русских и был награжден золотой саблей за храбрость и спасение польского короля Владислава IV от плена.

Анна и Богдан Хмельницкие прожили вместе более двадцати лет. Шестеро детей радовали родительское сердце, и все было бы мирно и ладно, но началась великая вражда между Данило Чаплинским и Богданом Хмельницким.

УСЫ ИЛИ ПРЕКРАСНАЯ ЕЛЕНА?

Бытует легенда, что непримиримая вражда началась из-за усов. Утрата этого предмета мужской гордости была непереносимым бесчестием. Как говорит украинская пословица, «усы – в честь, а борода и у козла есть». В одной исторической хронике можно прочесть, что батька Хмель «из-за своего низкого происхождения не мог требовать удовлетворения у пана Чаплинского за свой отрезанный ус, потому что шляхтич не стал бы драться на дуэли с выходцем из простонародья, простым казаком, а велел бы еще и выпороть за наглое поведение». Другой автор утверждает, что польский «король Владислав, по жалобе Хмельницкого, велел обрезать у Чаплинского один ус». Итак, навсегда останется тайной, кто у кого отрезал ус: Чаплинский у Хмельницкого или наоборот, а может быть, дело было вовсе не в усах, а в том, что приходит время и седина ударяет мужику в бороду, а бес – в ребро.

Анна Хмельницкая была женщиной не слишком здоровой, она часто болела, и в конце концов супруги решили, что надо нанять помощницу по хозяйству. Молодая полька Елена пошла в услужение к Хмельницким. Она была девушкой благородного происхождения, но бедной сиротой. Предсказать, что произошло дальше, не составляет труда. Жена, чья красота давно увяла, хворает, а перед мужем целый день крутится молодая здоровая девка, которая не прочь занять место хозяйки дома. Само собой, что дело дошло до греха. Любовная связь Хмельницкого с Еленой вызвала невероятную зависть у Чаплинского.

Даниэль Чаплинский был вдовцом, и Елена ему приглянулась. Чтобы извести соперника, помощник старосты подключил административный ресурс. Чаплинский потребовал у Хмельницкого документальные акты, дающие ему право владеть хутором Субботов. У Богдана документов не было. Чтобы спасти хозяйство от конфискации, Хмельницкий поехал в Варшаву в надежде найти защиту у короля Владислава IV. Король оказался человеком благодарным: он не забыл, что Хмельницкий спас его в битве при Смоленске. В июле 1646 года нужные документы были подписаны. Однако желанный покой так и не наступил.

Осенью 1646 года на город Чигирин, от которого до Субботова всего семь верст, напали татары. Батька Хмель и в пятьдесят лет оставался бравым рубакой. Он смело ввязался в бой. Однако страшный, чуть не ставший смертельным, удар был нанесен Хмельницкому не врагами. Польский полковник Дашевский подъехал к Хмельницкому сзади и что было силы рубанул его саблей по голове. К счастью, железный шлем спас Хмельницкого. Дашевский не смутился, а рассмеялся и сказал: «А я думал, брат, что ты татарин!»

Чтобы продемонстрировать свое усердие и лояльность, Хмельницкий лично повез захваченных им в плен татар к краковскому гетману Потоцкому. В отсутствие хозяина в Субботове случилось неприятное происшествие: Чаплинский приказал конфисковать за неуплату податей любимого коня батьки Хмеля. После этого Чаплинский затаился и стал выжидать удобного случая для решающего удара.

Весной 1647 года Хмельницкий ненадолго уехал из дома. «Чаплинский ворвался в хутор, сжег мельницу и объявил, что Богдан не может считаться законным владельцем, а отныне полновластным хозяином здесь является он, Чаплинский. Дворня угрюмо слушала, поглядывая на вооруженных солдат. Только один человек решился открыто протестовать: то был десятилетний сын Богдана, Остап. С непосредственностью, присущей его возрасту, он осыпал незваного гостя градом обидных детских слов. Надменный поляк приказал немедленно выпороть ребенка. Экзекуция была настолько свирепой, что мальчик вскоре скончался». Чаплинский увез с хутора главный свой трофей – красавицу Елену. Вскоре они обвенчались по католическому обряду.

Анна Хмельницкая этих бед не пережила. Похоронив жену, Богдан снова бросился к польскому королю за справедливостью. Хмельницкий и Чаплинский предстали перед судом Сената. Батька Хмель обвинил Чаплинского в том, что он украл его жену, но поляк возразил: «Хмельницкий силой держал ее у себя, потому-то она так поспешно и ушла от него, а поскольку пришлась мне по сердцу, то я женился на ней. Никто не принудит меня отказаться от нее, а хоть бы и так, то она сама не согласится и ни за что не вернется к Хмельницкому».

Сенаторов эта история позабавила, они говорили: «Охота тебе, пане Хмельницкий, жалеть о такой женщине! На белом свете много красавиц получше. Поищи себе другую, а эта пусть останется с тем, к кому привязалась». Ущерб от разорения Субботова составил более двух тысяч золотых, но решением Сената возместили только сто золотых. Король Владислав ничем не помог Хмельницкому, только намекнул, что есть другой путь разрешения конфликта: «Ты казак, и у тебя есть сабля».

Ничего не добившись в Варшаве, Хмельницкий вернулся домой и был арестован по доносу есаула Романа Пешта, обвинившего Богдана в измене. Батька Хмель написал жалобу, в которой горько сетовал на своего обидчика: «Невесть откуда взялся разрушитель спокойной жизни моей, Чаплинский, литовский пришлец, польский пьяница, злодей и грабитель украинский. Лживыми поклепами и доносами вконец сгубил многих наших братьев и присвоил их собственность».

В тюрьме Хмельницкого вполне могли без всякого суда и следствия убить, но его жизнь спасла коварная Елена. Она заступилась за бывшего любовника и умолила Чаплинского его отпустить. Батька Хмель писал об этом так: «Чаплинский тяжко обесчестил меня четырехдневным содержанием в тюрьме между заключенными злодеями, и если бы Чаплинская, добродетельная и милосердная к гибнущим людям, не помогла мне в той тюремной неволе своими просьбами, не миновать бы мне мщения жестокого тирана, ее мужа». В простых словах благодарности чувствуется такая нежность к бывшей возлюбленной, что можно с уверенностью сказать, что чувства Хмельницкого к Елене не угасли.

Однако ему было не до любовных переживаний, надо было спасать себя и своих детей. Хмельницкий с сыном Тимошей бежал в Запорожье. Из верноподданного польской короны он превратился в вожака народного восстания: «Хмельницкий сильно укрепляется на неприступном острове Буцке. Провианту у него в изобилии, есть и пороховой завод. Вот что наделала жадность шляхты и тиранское обращение с казаками! По всему видно – будет продолжительная и трудная война».

Гомер поведал миру о Троянской войне, причиной которой стало похищение прекрасной Елены. Само собой напрашивается сравнение с кровавой войной между запорожскими казаками и Речью Посполитой. Так и хочется сказать, что она началась из-за Елены Чаплинской, похищенной коварным поляком у Хмельницкого. В пылу даже самых жарких сражений гетман не забывал об оскорблениях, нанесенных Чаплинским, и неоднократно требовал у поляков выдать ему обидчика.

Через год после бегства из родных мест, в 1648 году, Хмельницкий вернулся в Субботов. Он уже был гетманом Запорожского войска, победителем поляков в битвах под Желтыми Водами, Корсунем и Пилявцами. Войска Хмельницкого взяли Львов, однако гетман запретил разрушать город, который полюбил в юности. Субботов стал гетманской резиденцией. И тут появилась она, прекрасная Елена. То ли сама пришла, то ли ее задержал казачий патруль. Увидел грозный гетман свою возлюбленную и предложил ей руку и сердце. Однако Елена не могла вступить в брак, поскольку ее муж Чаплинский был жив, надежно спрятавшись от мести Хмельницкого. Этот богословский казус был благополучно разрешен. Иерусалимский патриарх Паисий по просьбе Хмельницкого дал благословение на бракосочетание и заочно отпустил грехи гетману и его невесте. Венчание тоже было заочным. Патриарх Паисий объявил Богдана, который находился в это время в Киеве, и Елену, жившую в Чигирине, мужем и женой. На радостях Хмельницкий подарил патриарху шестерку коней и тысячу золотых. Патриарх в долгу не остался и презентовал молодым три самовоспламеняющиеся свечи, бутылочку с молоком Пресвятой Девы и миску экзотических фруктов цитринов.

Благословение патриарха не сделало брак ни долгим, ни счастливым. Любовь гетмана к прекрасной Елене была так же сильна, как ненависть его сыновей к мачехе. Елена купалась в роскоши, она имела столько дорогих нарядов и драгоценностей, сколько ее душе было угодно, но тщеславной полячке все было мало. Тимоша, сын гетмана, стал замечать, что из полковой казны пропадают деньги, и заподозрил, что это дело рук мачехи и казначея, ставшего ее любовником. В мае 1651 году Тимоша казнил казначея и ненавистную мачеху, повесив ее голой на воротах. Остается неясным, действовал ли Тимоша по приказу отца или проявил «самовольность». «Говорили, Хмельницкий приказал жену свою повесить за то, что выявлены перехваченные письма Чаплинского к ней про то, что она все ценности закопала в землю, а самого Хмельницкого отравила». Известие о казни Хмельницкий получил в очень тяжелый момент: в битве под Берестечком поляки разгромили казацкое войско. Гетман крепко задумался о поиске надежных союзников.

«ДОБРАЯ ЖЕНА СВОЕМУ МУЖУ ВЕНЕЦ, А ЗЛАЯ – КОНЕЦ»

В 1650 году венецианский посол встретился с Хмельницким. Посол оставил любопытное описание внешности и привычек гетмана: «Роста скорее высокого, широкий в кости, величественный. Его правление показывает зрелый и тонкий ум. Хотя и случается ему погулять, но дела он не бросает. Кажется, что в нем живут две натуры – одна деятельная, твердая, решительная, другая – сонная, утомленная, мечтательная. В поведении ласковый, простой и тем привлекает любовь воинов, которых он держит в повиновении железной дисциплиной». Батьке Хмелю исполнилось 55 лет, он был еще полон сил и здоровья.

Хмельницкий привел в дом третью жену – вдову Анну Золотаренко. Она была на двадцать лет моложе гетмана. Умная, властная и любящая женщина, она завоевала уважение казацких старшин, умела поддержать беседу с иностранными гостями.

Анна благоустроила Субботов: возле дома приказала разбить сад, для развлечения гостей завела оркестр и зверинец. Вместо привычной горилки гостям подавали вина в серебряных кубках. Хмельницкий доверял Анне составлять и выдавать универсалы (так назывались тогда различные документы). В архиве сохранился универсал на собственность Густинского монастыря, подписанный «Анной Гетмановой-Богдановой».

В январе 1654 года Анна Золотаренко благословила мужа в дорогу. Богдан Хмельницкий отправился в город Переяславль, где собралась Рада. В своей речи гетман сказал, что у запорожских казаков не хватает сил, чтобы самим бороться с врагами, и следует отдаться в подданство одного из четырех правителей: турецкого султана, крымского хана, польского короля или московского царя. Народ единодушно закричал: «Волим под царя московского!»


15 июня 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88938
Виктор Фишман
71175
Сергей Леонов
63948
Борис Ходоровский
63287
Богдан Виноградов
50253
Дмитрий Митюрин
37947
Сергей Леонов
34178
Роман Данилко
31948
Борис Кронер
21626
Светлана Белоусова
20247
Наталья Матвеева
19518
Светлана Белоусова
19386
Дмитрий Митюрин
18201
Татьяна Алексеева
17984
Татьяна Алексеева
17453
Наталья Матвеева
16771