Вечно неразлучные
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №3(519), 2019
Вечно неразлучные
Татьяна Алексеева
журналист
Санкт-Петербург
1739
Вечно неразлучные
Виолетта и Дейзи Хилтон

В январе этого года исполнилось 50 лет со дня смерти Дейзи и Виолетты Хилтон – двух сестер, в 1930-е годы гастролировавших по Америке с музыкальными спектаклями и цирковыми номерами. Подобных артистов во все времена было много, и эти две сестры вряд ли запомнились бы лучше остальных, если бы не одна их особенность – они были неразлучны. В самом прямом смысле этого слова. 

Они появились на свет 5 февраля 1908 года в британском городе Брайтоне. Их мать, молодая незамужняя женщина по имени Кейт Скиннер, работала буфетчицей в кафе и однажды призналась его хозяевам, супругам Хилтон, что ждет ребенка, отец которого бросил ее, как только узнал, что она беременна. Хилтоны, услышав об этом, поначалу повели себя вполне человечно: они не стали увольнять Кейт, разрешили ей меньше работать и следили, чтобы она не поднимала тяжести, а когда у нее начались роды, Мэри Хилтон бросилась помогать ей. 

Роды были сложными, длились несколько часов, а когда они наконец завершились, молодая мать и все присутствующие пришли в ужас: появившиеся на свет девочки оказались сиамскими близнецами. Они словно бы приросли друг к другу в районе таза и бедер – как выяснилось позже, у них были общими тазовые кости и кровеносная система. Сиамские близнецы рождались в Британии и раньше, но именно эти девочки стали первыми подобными детьми, которые не умерли в первые дни жизни и дожили до взрослого возраста. 

Кейт Скиннер, немного придя в себя от шока, расплакалась и заявила, что не хочет растить таких дочерей. Другие работники паба, узнав о случившемся, тоже сказали, что лучше всего будет подбросить их в какой-нибудь приют, и только Мэри Хилтон уговорила Кейт не торопиться и пока оставить близнецов, пообещав, что будет помогать ей заботиться о них. 

Вскоре стало ясно, что миссис Хилтон не просто пожалела новорожденных. Ее забота о них была далеко не бескорыстной – она предложила своему мужу взять девочек под опеку, чтобы позже, когда они подрастут, показывать их любопытным людям за деньги. Мистеру Хилтону понравилась эта идея, и супруги предложили Кейт отдать им детей. Скиннер, хоть и сама собиралась отказаться от них, потребовала у хозяев заплатить ей за это, и они, немного поторговавшись, вручили ей довольно крупную сумму денег. После этого Кейт ушла с этой работы, а Хилтоны оформили опекунство над близняшками. 

Сестры никогда не встречались со своей родной матерью и не пытались узнать, как сложилась ее жизнь дальше. Впрочем, даже если бы они захотели отыскать ее, поначалу у них не было такой возможности. Опекуны Хилтоны с раннего детства стали учить их танцам и разным акробатическим трюкам и не давали заниматься своими делами. Единственной обязанностью близняшек было выступать на сцене и репетировать, и у них не оставалось свободного времени ни на что другое. 

Такое уже случалось 

Мэри Хилтон не сама придумала такой способ заработать на сиамских близнецах. Она, несомненно, слышала о других таких же сестрах, родившихся в 1878 году в Богемии и в начале ХХ века выступавших в театрах по всей Европе. Эти две девушки, которых звали Роза и Жозефа Блажек, танцевали и играли на разных музыкальных инструментах, привлекая огромное количество зрителей и зарабатывая немалые деньги. Выглядели они примерно так же, как дочери Кейт Скиннер: их тела соединялись в области таза. Так что Мэри достаточно было одного взгляда на новорожденных детей ее официантки, чтобы понять: эти девочки могут повторить судьбу сестер Блажек, а сама она благодаря им разбогатеет. 

На самом деле жизнь Розы и Жозефы Блажек была далеко не такой радужной, как представляла себе миссис Хилтон. После того как они родились, их мать отправилась к местной знахарке с вопросом, что ей делать с такими необычными детьми, и та, не моргнув глазом, посоветовала ей уморить их голодом. Мать девочек сразу же согласилась с этим решением и перестала кормить их – она даже не подходила к ним, дожидаясь, пока они умрут. Их отец тоже посчитал, что так будет лучше всего, и не вмешивался в происходящее. Однако шли дни, а близняшки оставались живы и плакали, требуя еды, и на девятый день мать, не выдержав, все-таки покормила их. Как грудные младенцы смогли выжить в такой ситуации, теперь можно только догадываться. Вероятно, кто-нибудь из членов семьи пожалел их и стал тайком от матери кормить молоком. 

Видя, что избавиться от дочерей не удастся, их мать снова пошла к той же знахарке и спросила, как ей быть теперь, на что знахарка объявила, что раз девочки не умерли, значит у них есть в этой жизни какое-то особое предназначение. На вопрос, в чем это предназначение может заключаться, она не ответила, но мать близнецов и сама сообразила, что их можно показывать за деньги в каком-нибудь балагане. Так что смыслом жизни Розы и Жозефы с младенческого возраста стало зарабатывание денег для своих родителей, которые пытались их убить. 

Когда им исполнился год, мать с отцом стали показывать их на местных ярмарках. Желающих посмотреть на такую «диковину» было предостаточно, и семья действительно стала зарабатывать на этом неплохие деньги. Позже, когда девочки стали постарше, часть денег пошла на их обучение танцам, а также игре на фортепиано, арфе и скрипке. Роза и Жозефа быстро выучились всему этому, и их выступления перед публикой стали приносить еще больше средств. Сестры исполняли разные музыкальные пьесы дуэтом: одна играла основную мелодию на скрипке, а другая аккомпанировала ей на рояле. Они танцевали, двигаясь удивительно синхронно – иногда вдвоем, а иногда вместе с двумя мальчиками, каждая со своим партнером. 

Когда сестрам Блажек исполнилось 13 лет, их семья переехала в Париж, где девочки продолжили выступать. Они стали знаменитыми, их фотографии печатали на расклеенных по всему городу афишах, им платили за выступления все больше… На некоторых афишах Роза и Жозефа были изображены полуобнаженными, так что их слава была еще и весьма скандальной. 

Чем дальше, тем близняшки становились самостоятельнее. Через несколько лет после приезда во Францию они нашли агента, который стал договариваться об их выступлениях с разными театрами и варьете, и поселились отдельно от родственников. Тогда же они показались хирургам и спросили, можно ли их разделить, но медики дали на это отрицательный ответ, так как обнаружили, что у них один желудок на двоих. Девушки и сами об этом догадывались – они еще в детстве замечали, что, если одна из них поест, а другая откажется от еды, они все равно обе почувствуют тебя сытыми. Впрочем, даже если бы у каждой из них был полный комплект своих собственных органов, операция по разделению в то время все равно была бы невозможна из-за общей кровеносной системы: в лучшем случае после разделения могла бы выжить только одна из сестер. 

Убедившись, что им придется быть одним целым до конца жизни, Роза и Жозефа решили постараться прожить как можно более ярко, весело и интересно. Они продолжили выступать, стали ездить на гастроли по разным европейским странам, а слава о них вышла за пределы Европы. Сестры были очень дружны, и у них практически не было разногласий – о чем бы ни шла речь, они сходились во мнениях или с легкостью находили компромисс. Единственным предметом, из-за которого они иногда спорили, были напитки: Жозефа любила пиво, а Роза – вино, и поскольку желудок у них был общим, каждый раз, когда одна из сестер решала выпить то, что ей нравилось, вторая начинала ворчать и требовать, чтобы она «бросила эту гадость». 

В 1906 году у сестер Блажек появился еще один повод для разногласий: у Розы появился молодой человек. Это был один из их поклонников, немец по имени Франц Дворак. Он отвечал Розе взаимностью, и они оба хотели добиться разрешения вступить в брак. Жозефа поначалу была против этого, но в конце концов решила не мешать счастью своей сестры и позволила ей завести роман с Францем. Разрешения на брак влюбленным не давали – это считалось двоеженством, – и они несколько лет судились с французскими властями, после чего все-таки смогли стать мужем и женой. Еще до этого у Розы родился сын – совершенно здоровый ребенок, которого обе сестры смогли кормить грудью. 

Жозефа относилась к ребенку сестры, которого назвали Францем в честь отца, как к своему собственному – тем более что в определенном смысле, так оно и было. Теперь она чаще спорила с Розой, так как считала, что ее сестра неправильно воспитывает сына. А потом у Жозефы тоже появился любимый человек, за которого она захотела выйти замуж. Роза и Франц к тому времени как раз оформили свои отношения, так что Жозефе и ее возлюбленному тоже удалось получить разрешение на брак. Но случилось несчастье: незадолго до свадьбы жених Жозефы умер от аппендицита. А потом не стало и Франца-старшего – он погиб во время Первой мировой войны. 

Сестры снова остались вдвоем. Но теперь у них был Франц-младший, и они стали учить мальчика танцевать, чтобы выступать вместе с ним. После войны близняшки с ребенком переехали в США и какое-то время выступали там с водевилем, для которого сами придумали сценарий и в котором сами вместе с Францем исполняли главные роли. 

Так продолжалось до 1922 года, когда Жозефа заболела желтухой в очень тяжелой форме. Врачи были уверены, что у нее нет шансов выжить и что болезнь должна будет вскоре перекинуться и на вторую сестру, и предложили провести операцию по разделению близнецов – в этом случае Жозефа должна была умереть, а у Розы был бы шанс выжить. Жозефа настаивала, чтобы это было сделано, но Роза заявила, что не хочет жить без сестры, и наотрез отказалась от разделения. Вместо этого она стала есть за двоих самую питательную еду, надеясь, что таким образом ослабевшая Жозефа сможет перебороть болезнь и они обе выживут. Но ей не удалось спасти их обеих – Жозефа все-таки умерла, а Роза пережила ее всего на 15 минут. 

О судьбе Франца, к сожалению, ничего не известно – нет никаких документов, где упоминались бы его имя и фамилия. Возможно, это говорит о том, что после смерти матери и тети он попал в приют, а потом его усыновили и приемные родители дали ему свою фамилию. 

Живой источник дохода 

Поначалу жизнь сестер Хилтон во многом была похожа на жизнь их подруг по несчастью по фамилии Блажек. Опекунша Мэри Хилтон назвала их Дейзи и Виолеттой – по-английски эти имена означают «маргаритка» и «фиалка» – и стала готовить их к актерской карьере. Как только девочки научились ходить, Мэри с мужем принялись учить их танцевать, и уже в три года близняшки впервые вышли на сцену. С тех пор сестры каждый день тренировались, обучаясь все более сложным танцам, а супруги Хилтоны следили, чтобы они занимались как можно больше, и наказывали их за малейшую провинность. Вскоре к урокам танцев добавились занятия музыкой и пением, игрой на пианино, гитаре и других музыкальных инструментах. А еще чуть позже близнецы стали разучивать степ и разные акробатические трюки. 

Выступали они при каждом удобном случае: и в театре, и в балагане на ярмарке, и даже просто на улице, собирая вокруг себя толпу прохожих. Зрителей привлекала не только необычность сиамских близнецов и их виртуозное умение танцевать и играть на музыкальных инструментах, но еще и их красота. А Мэри Хилтон подсчитывала выручку, довольно улыбалась и ругала своих подопечных, что они отдыхают вместо очередной репетиции. Вместе с ней за Дейзи и Виолеттой следила ее родная дочь Эдит, которая была старше их на несколько лет и которая тоже считала, что из близняшек надо выжимать все соки, чтобы заработать как можно больше денег. 

Сиамскими близнецами заинтересовались врачи из Медико-хирургического общества графства Суссекс, к которому относился Брайтон. Хирургам было интересно узнать, можно ли разделить близняшек, но, осмотрев их, они вынесли такой же приговор, какой получили в свое время сестры Блажек: делать такую операцию нельзя, потому что у них общая кровеносная система. При этом, в отличие от Розы и Жозефы, у Виолетты и Дейзи не было общих внутренних органов – каждая имела свой собственный комплект, так что, если бы они жили в наше время, хирурги смогли бы разделить их и, скорее всего, они обе пережили бы операцию. Но, увы, девочки родились слишком рано… 

После смерти Мэри Хилтон и ее мужа, Эдит продолжила их дело, и благодаря таланту близнецов за несколько лет скопила достаточную сумму денег, чтобы купить дом в Техасе и переехать туда. Это произошло в 1930 году: Эдит, ее муж и Дейзи с Виолеттой поселились в Америке, и там близняшки тоже стали выступать на сцене. Один из артистов, выступавший вместе с ними, узнал, что всю выручку у них забирает Эдит, и посоветовал им подать на нее в суд, подсказав, как это сделать. Сестры послушались этого совета – и у них началась новая, свободная жизнь. 

Новая жизнь с новым имиджем 

Дейзи и Виолетта отсудили у Эдит сто тысяч долларов и стали жить самостоятельной жизнью. Они продолжили выступать, но теперь работали на себя и старались избавиться от всего, что напоминало бы им о прошлом. Вместо старых номеров они теперь выступали в новом водевиле, для которого, так же как сестры Блажек, сами придумали сюжет. Раньше опекуны требовали, чтобы близняшки одинаково одевались и делали одинаковые прически, а теперь девушки стремились выглядеть по-разному и всячески подчеркивали, что они – не одно целое, а две отдельные личности. Волосы у них были темными, но после освобождения Дейзи перекрасилась в блондинку, а Виолетта осталась брюнеткой. Макияж они тоже наносили каждая по-своему, используя помаду и тени разных оттенков. 

У обеих сестер Хилтон были романтические увлечения, и они нашли способ сделать так, чтобы каждая из них могла хотя бы в некоторой степени уединиться со своим возлюбленным. Для этого была построена небольшая будка, похожая на телефонную, с отверстием в стене. Сестры усаживались так, чтобы одна из них находилась внутри будки вместе с молодым человеком, а вторая сидела снаружи и занималась какими-нибудь своими делами или читала, стараясь не обращать внимания на то, что происходит рядом. Дейзи и Виолетта были знакомы со знаменитым иллюзионистом Гарри Гудини, и когда их спрашивали, как им удается не мешать друг другу на романтических свиданиях, они отвечали, что он научил их полностью отключаться от реальности, закрываться в своем «ментальном пространстве». 

Вступить в брак со своими возлюбленными обеим сестрам не удалось. Виолетта была обручена с актером по имени Морис Ламберт, но разрешения выйти за него замуж так и не добилась. Дейзи и ее любимый, актер Гарольд Эстер, нашли судью, который зарегистрировал их брак, но через несколько дней эта регистрация была аннулирована. Детей у сестер не было. Правда, одно время ходили слухи о том, что одна из них родила ребенка и отдала его на усыновление, но этим сплетням едва ли можно верить. Дейзи и Виолетта знали, что значит расти без родной матери, так что вряд ли поступили бы так с собственным ребенком. И даже если бы они это сделали, журналисты наверняка раскопали бы больше подробностей о ребенке и дело не ограничилось бы парой слов о том, что этот ребенок в принципе существовал. 

Со сцены – за прилавок 

К началу 40-х годов прошлого века водевили вышли из моды, и сестры Хилтон стали получать все меньше приглашений от театров. Чтобы подогреть интерес к их персонам, их агент устроил фиктивный брак Виолетты и танцора Джеймса Мура. Сестры снова оказались в центре внимания: сначала все обсуждали эту свадьбу, а через две недели – развод супругов. Некоторое время Дейзи и Виолетта снова стали неплохо зарабатывать, но потом их дела окончательно пришли в упадок. 

Близнецы поняли, что им надо менять сферу деятельности, и открыли пекарню, в которой торговали хот-догами. Некоторое время их бизнес процветал и приносил им хороший доход, но потом на них «наехали» конкуренты, и пекарню пришлось закрыть. Но сестры и в этот раз не отчаялись и, переехав в маленький городок под названием Шарлота, устроились там на работу продавцами чипсов. Зарабатывали они теперь намного меньше, чем раньше, и им приходилось вести гораздо более скромную жизнь, но близняшки не унывали. Несмотря на бедность, их всегда видели красиво одетыми и безупречно накрашенными. 

Как и сестры Блажек, Виолетта и Дейзи почти никогда не ссорились. Чаще всего они во всем соглашались друг с другом, и только в одном вопросе у них были прямо противоположные взгляды – в политике. Виолетта была демократкой, а Дейзи – сторонницей республиканцев, и при этом обеим нравилось приезжать на встречи с политиками, за которых они голосовали. Сохранилась фотография, на которой Виолетта с улыбкой общается с кем-то из демократов, а ее сестра, вынужденная присутствовать на этой встрече, стоит, отвернувшись, с кислым видом. Бывало и наоборот: Дейзи отправлялась на встречу с республиканцами и «притаскивала» туда недовольную сестру. 

Магазин, в котором работали сестры Хилтон, закрывался после Рождества и открывался только через несколько дней после Нового года. В 1969 году он открылся 4 января, но Виолетта и Дейзи не вышли на работу, а когда другие продавцы стали звонить им домой, никто не брал трубку. Тогда их коллеги позвонили в полицию, и стражи порядка, выломав дверь в их квартиру, нашли близнецов мертвыми. Медики установили, что сестры умерли от гонконгского гриппа – тяжелой и очень быстро прогрессирующей болезни, – причем первой умерла Дейзи, а Виолетта оставалась живой еще несколько дней. 

В наши дни сиамских близнецов чаще всего удается удачно разделить еще в детстве, хотя такие операции все равно остаются крайне сложными и опасными для пациентов. Сестры Блажек и сестры Хилтон не имели даже крошечного шанса отделиться друг от друга, но доказали, что и в такой ситуации можно жить достойной, яркой и интересной жизнью.


5 января 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88938
Виктор Фишман
71175
Сергей Леонов
63948
Борис Ходоровский
63287
Богдан Виноградов
50253
Дмитрий Митюрин
37947
Сергей Леонов
34178
Роман Данилко
31948
Борис Кронер
21626
Светлана Белоусова
20247
Наталья Матвеева
19518
Светлана Белоусова
19386
Дмитрий Митюрин
18201
Татьяна Алексеева
17984
Татьяна Алексеева
17453
Наталья Матвеева
16771