Три лика царя Бориса
ЖЗЛ
Три лика царя Бориса
Ольга Патренкина
журналист
Санкт-Петербург
153
Три лика царя Бориса
Борис III главной, хотя и не самой надежной своей опорой считал армию

Свое почти четвертьвековое царствование Борис III начал под занавес Первой мировой войны и закончил, когда полыхала Вторая. При нем в Болгарии произошло два государственных переворота и два восстания, что было многовато даже для такого «порохового погреба», как Балканы. В зависимости от ситуации внутри Болгарии во внешней политике Борис III ориентировался то на Англию, то на Россию, то на Германию. И каждый раз он надевал одну из имевшихся в его распоряжении масок — демократа, националиста и, наконец, покровителя фашистов. Но кто из этих трех Борисов был настоящим?

КЛЯТВА ЦАРЕВИЧА

Борис Климент Роберт Марий Пий Станислав Саксен-Кобург-Готский родился 20 января 1894 года в Софии в семье князя Болгарии Фердинанда I и его супруги королевы Марии Луизы Бурбон-Пармской. Столь длинное имя могли запомнить только родственники, а вот для своего народа наследник (получивший титул князя Тырновского) был просто Борисом, что должно было ассоциироваться с крестителем Болгарии — царем Борисом I…

К его отцу болгары относились как к немцу, а не как к своему соотечественнику, а вот Бориса они воспринимали по-другому. Единственный из детей Фердинанда, он с детства был крещен в православие и воспитывался в духе любви к Болгарии.

В отличие от отца, князь Тырновский не фигурировал на страницах «желтой прессы», был эрудирован и занимался спортом. Начавшиеся в октябре 1912 года Балканские войны заставили его прервать учебу в Национальной военной академии. Бориса прикрепили к штабу главнокомандующего, где он лично наблюдал как за триумфами, так и за последующими неудачами болгарского оружия.

В этом же качестве он участвовал и в Первой мировой войне. В сентябре 1918 года, когда войска Антанты прорвали оборону у Добре Поле, в болгарской армии началось так называемое Солдатское восстание. Подавлять выступление пришлось при помощи союзников-немцев. Борис видел, как иностранцы расправляются с болгарами, и, когда Фердинанд I отрекся в его пользу от престола, заявил приближенным: «Пока я царь, болгарский солдат никогда не будет вовлечен в войну! Клянусь! Я никогда не позволю, чтобы болгары были принуждены снова воевать за пределами своей страны!»

В этот момент он был искренен, но правителям искренность противопоказана.

МАСКА ПЕРВАЯ. «РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ЦАРЬ»

…именно так Борис III называл себя в первые годы своего царствования. Как и положено конституционному монарху, он практически не лез в государственные дела, предоставив их профессионалам.

И была в этой бездеятельности своя мудрость. Болгария в ходе трех войн понесла огромные людские и материальные потери. К тому же на ее территории находились сначала оккупационные части Антанты, а затем выбитая из Крыма армия Врангеля.

Решать проблемы пришлось правящему Болгарскому земледельческому народному союзу (БЗНС), возглавляемому Александром Стамболийским. По цвету их знамени «земледельцев» называли «оранжевыми», но некоторые их лозунги отдавали большевизмом. Имелись в Болгарии и свои красные — местные коммунисты.

В стране шла аграрная реформа, «оранжевая гвардия» гоняла монархистов, агенты НКВД, почти не скрываясь, охотились за врангелевскими генералами. А что делал царь? Он учился водить паровоз, ухаживал за садом и посещал деревенские свадьбы. В «прикормленных» им газетах появлялись репортажи о том, как во время парада его величество вытащил соринку, залетевшую в глаз простому солдату, или о том, как он помог людям, попавшим в аварию около его варненской резиденции. Зато пресса не писала о его контактах с лидерами оппозиционного «Народного сговора» и так называемого Военного союза, которые уже готовили свержение Стамболийского.

Сам царь до последнего держался на расстоянии от заговорщиков. 7 июня 1923 года он вместе со свитой посетил премьера в его загородной резиденции в Славовицах и был еще более мил и любезен, нежели обычно. Никто не заметил, что во время экскурсии по даче адъютант царя капитан Скотунов на пару минут задержался возле стоящей в караулке радиостанции и незаметно вывел ее из строя. Вечером царь уехал в Софию, а через день резиденция премьера была атакована мятежными частями…

10 июня захваченный мятежниками Стамболийский был зверски убит якобы при попытке к бегству. Голову свергнутого премьера принесли царю Борису, после чего он утвердил представленный мятежниками список нового кабинета министров.

МАСКА ВТОРАЯ. НАЦИОНАЛИСТ

Перед всем миром его величество делал вид, что его «заставили» и к случившемуся он не имеет никакого отношения. Но когда в сентябре 1923 года «земледельцы» вместе с коммунистами подняли восстание, царю поневоле пришлось сделать выбор. «Мы переживаем ответственный момент. Мы поставлены перед дилеммой — быть или не быть» — именно так обратился он к армии. И армия подавила восстание. В стране начались политические репрессии, однако ушедшие в подполье коммунисты отнюдь не собирались складывать оружие.

15 апреля 1925 года от их рук пал один из приближенных царя — генерал Коста Георгиева. Панихида по покойному прошла через три дня в храме Александра Невского и завершилась самым крупным террористическим актом в истории Болгарии. От взрыва заложенной коммунистами бомбы погибли 140 человек, в том числе 14 генералов. Борис спасся чудом, и, судя по всему, это было самое страшное в его жизни потрясение.

Тем не менее, вместо того чтобы учинить новые расправы над оппозицией, царь, кажется, решил устранить наметившийся «перекос» вправо. Многие ранее осужденные были амнистированы, и в стране начались умеренные демократические реформы. Самого себя царь теперь преподносил как националиста и все чаще говорил о «коренных, исторических интересах Болгарии». Держась на равном расстоянии от прочих великих держав — Англии, Франции, Германии, он начал сближение с менее крупными европейскими государствами и даже попытался нормализовать отношения с советской Россией.

Однако подчеркнуто независимая политика Бориса III многих не устраивала. Особенно возмущались военные, большинство из которых привыкли ориентироваться на Германию. Хотя существовала в болгарском генералитете и влиятельная группа, настроенная пророссийски.

Впоследствии, анализируя собственные ошибки, царь признавал, что монарх, считающий, будто «он один может спасти положение», теряет поддержку армии. «Военные таких вещей не прощают».

Борис III понял это во время государственного переворота 19 мая 1934 года. Перед царем была поставлена дилемма: либо отречение, либо создание нового правительства из военных. Разумеется, монарх выбрал второе…

Новым премьером стал самый левый из генералов — Кимон Георгиев. Умело играя на разногласиях среди своих противников, царь смог привлечь к себе правых, прогермански настроенных военачальников во главе с генералом Христо Луковым. При их помощи Георгиева удалось выпроводить в отставку (май 1935 года), после чего та же участь постигла Лукова и компанию.

Царь шел к самодержавию и этой цели почти добился. Правда, конституция продолжала действовать, но сама избирательная система была перестроена таким образом, что Национальное собрание почти сплошь состояло из сторонников монарха. А все, кто выступал за ограничение его власти, либо погибли в тюрьмах, либо тихо отдыхали на пенсии. Однако потрясения, происходившие в мире, отразились и на Болгарии. Ситуация вновь вышла из равновесия, и царю пришлось примерять новую маску.

МАСКА ТРЕТЬЯ. ПОКРОВИТЕЛЬ ФАШИСТОВ

Когда перед царем ребром встал вопрос, с кем именно дружить дальше — с СССР или с Германией, выбор был сделан в пользу Германии.

Борис III как мог оттягивал принятие непростого решения. В контактах с Кремлем он даже намекал на желательность включения Болгарии в советскую сферу влияния. И Сталин даже предпринял шаги в этом направлении, сразу же натолкнувшись на жесткое противодействие Гитлера…

Большие державы готовились к решающей схватке, и было ясно, что Болгарии, хотя бы и против воли, тоже придется в ней участвовать. 1 марта 1941 года царь присоединился к «оси» Берлин — Рим — Токио, а еще через месяц болгарские войска приняли участие в нападении на Грецию и Югославию. В награду Борис III получил Македонию и Фракию, вернув то, что некогда потерял его отец — Фердинанд I.

Однако кроме приятных моментов союз с Гитлером имел и негативные стороны. Сначала болгарам пришлось столкнуться с сильным партизанским движением на оккупированных территориях. Затем фюрер потребовал решить «еврейский вопрос», и две тысячи евреев Македонии и Фракии были депортированы в лагеря смерти. К счастью, те, кто жил в самой Болгарии и, следовательно, считался болгарским подданным, избегли подобной участи благодаря массовым выступлениям своих сограждан. Страна так и не узнала ужасов Холокоста, которые позором легли на все прочие фашистские государства…

Особое положение Болгарии в ряду стран-сателлитов Германии подчеркивает и еще один факт. Несмотря на нажим со стороны Гитлера, в июне 1941 года Борис III не стал воевать с СССР и посылать своих солдат против тех, кого болгары продолжали называть «братушками».

Правда, чтобы успокоить фюрера, в декабре 1941 года царь все-таки был вынужден объявить войну США и Великобритании, однако реального участия в боевых действиях против союзников болгарская армия практически не принимала.

По мере того как дела у немцев становились все хуже, нежелание царя воевать росло в геометрической прогрессии. Как признавался Борис III: «У нас в стране народ настроен пророссийски, армия — пронемецки, а министры — проанглийски». На самом деле все было гораздо сложнее, даже в среде генералитета многие выступали за переход на сторону союзников. Лидером этой группы был Кимон Георгиев, а один из бывших командующих болгарской артиллерией — генерал Заимов фактически возглавил целую агентурную сеть, работающую на советскую разведку. Заимова казнили, но проблем это, конечно же, не решило. Весной 1943 года действующие в подполье болгарские коммунисты начали готовить общенародное восстание. Степень противодействия им со стороны властей, как правило, зависела от личной позиции того или иного местного начальника. Что же касается царя — верховного главы государства, то он пребывал в колебаниях…

13 августа Борис III посетил Берлин, где очередной раз отверг требования Гитлера активизировать свои действия против союзников. После возвращения его здоровье резко ухудшилось, и 28 августа он скончался от сердечного приступа. Впоследствии многие оспаривали официальное медицинское заключение, утверждая, что царь был отравлен немцами или даже застрелен одним из своих охранников, работающим на гестапо. Однако никаких фактов, подтверждающих версию убийства, так и не было найдено.

Смерть пришла к царю очень вовремя, избавив его от необходимости делать очередной выбор. С одной стороны, авторитет монарха препятствовал окончательному расколу болгарского общества, а с другой — подобная неопределенность не могла длиться долго.

Новым царем стал малолетний сын покойного, вступивший на престол под именем Симеона II. Однако реальная власть оказалась в руках регента Богдана Филова, который более последовательно придерживался прогерманской ориентации. А осенью в стране резко активизировалось партизанское движение, закончившееся антифашистским переворотом в сентябре 1944 года. Новое правительство Кимона Георгиева объявило войну Германии и обеспечило постепенный переход власти к коммунистам. Несколько десятков деятелей прежнего режима (в том числе Филов и брат Бориса III — князь Кирилл Тырновский) были расстреляны.

И наконец, в сентябре 1946 года в стране прошел референдум, закончившийся упразднением монархии, что де-факто означало окончательное включение Болгарии в социалистический лагерь.

Симеон II вместе с матерью и другими родственниками покинул Болгарию. На родину он вернулся полвека спустя и в 2002 году стал премьер-министром. Пожалуй, это единственный в европейской истории случай, когда бывший монарх возглавил государство в качестве главы избранного демократическим путем правительства… По-видимому, любовь к парадоксам в крови у династии Саксен-Кобургов.


12 ноября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820