Тайная миссия дона Николаса Лепанто
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №11(423), 2015
Тайная миссия дона Николаса Лепанто
Сергей Рац
историк
Санкт-Петербург
129
Тайная миссия дона Николаса Лепанто
В 2011 году в г. Ейск открыт памятник главкому ВМФ Николаю Кузнецову

Жизненный путь известного флотоводца Николая Герасимовича Кузнецова, казалось бы, хорошо и в полной мере изучен историками. В посвященных ему книгах указано, что в 1936–1937 годах он находился в Испании в качестве военно-морского атташе, занимался повышением боеготовности военно-морского флота республики, был награжден орденами Ленина и Красного Знамени. Но что именно стоит за этими сухими сведениями?

ОЧЕНЬ ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК

Шифровка от 19 августа 1936 года, переданная командиру крейсера «Червона Украина», капитану 2-го ранга Кузнецову, была краткой по содержанию: «Вам разрешается сегодня же  выехать Москву. Комфлот». С этого момента судьба блестящего и перспективного морского офицера резко изменилась.

Уже через несколько дней начальник Управления военной разведки РККА комкор Урицкий предложил Николаю Герасимовичу отправиться в Испанию в качестве военного разведчика, действующего под прикрытием должности военно-морского атташе советского посольства.

Стоит подчеркнуть, что до августа 1936 года дипломатических отношений между СССР и Испанией не было. Испания до 17 июля 1936 года, то есть до начала военно-фашистского мятежа, традиционно считалась окраиной Европы, не играя особой роли ни в экономическом, ни в политическом смысле. Ситуация резко изменилась после начала гражданской войны. Территория страны стала в прямом смысле ареной борьбы прогрессивных сил мирового сообщества с фашизмом. Руководство СССР отчетливо понимало, что события на Пиренеях являются прелюдией к новой мировой войне, и согласилось отказать демократическому правительству Испании военную и экономическую помощь.

В августе 1936 года в срочном порядке стал формироваться аппарат нескольких советских зарубежных ведомств, в Испании в том числе: посольства (посол Марсель Розенберг), резидентуры внешней разведки НКВД (резидент Александр Орлов), военной разведки (резидент Ян Берзин). Так Николай Кузнецов стал сотрудником военной разведки РККА (разведупра).

Инструктаж командированных в Испанию сотрудников проводил лично начальник Управления военной разведки РККА, определявший круг их полномочий, ставивший задачи. Уже через несколько дней Кузнецов летел в самолете в гражданском костюме, с дипломатическим паспортом в кармане. В Испании высокого обаятельного брюнета, 32-летнего капитана 2-го ранга, знали под именем дона Николаса Лепанто. Именно этим псевдонимом подписывал свои отчеты молодой и активный представитель военной разведки РККА, главный советник по военно-морским вопросам в республиканском правительстве.

Как военный разведчик Кузнецов занимался сбором данных о военно-морских силах фашистской Италии и нацистской Германии в акватории Средиземного моря, повышал боевую готовность экипажей республиканского флота, разрабатывал операции.

КАПУТ «ДОЙЧЛАНДА»

Одной из главных задач, поставленных Управлением военной разведки, было обеспечение безопасности маршрутов советских транспортов, следовавших через Средиземное море в Картахену и Барселону с грузами военной техники. При этом Картахена как военно-морская база ежедневно подвергалась налетам франкистской авиации, и Кузнецов неоднократно рисковал жизнью, лично контролируя прием и отправку наиболее ценных грузов. Он многое сделал для усиления противовоздушной обороны портов от нападений вражеских самолетов, настоял на применении истребителей для защиты военно-морских баз.

Так, он разработал операцию по применению самолетов-бомбардировщиков в ночное время. 30 мая 1937 двухмоторный АНТ-40, управляемый советским экипажем, в порту острова Ибица атаковал немецкий крейсер «Дойчланд». Бомбы попали в кормовую часть корабля, нанеся тяжелые повреждения, 80 членов экипажа были убиты и более ста получили ранения. Фашистский крейсер на длительное время вышел из строя, прекратив пиратские рейды на маршрутах советских транспортных судов.

В рамках операции «Х» по оказанию военной и гуманитарной помощи республиканской Испании Кузнецов участвовал в вывозе золотого запаса страны, неся полную ответственность за разработку маршрута «золотого каравана» и его безопасность. В операции участвовали четыре советских транспортных корабля: «Нева», «Ким», «Кубань», «Волголес», благополучно доставившие бесценный груз в Одессу.

Правительство Испании депонировало в СССР 510 тонн золотого запаса, девять десятых которого составляли нумизматические монеты. По курсу 1936 года это составляло более полумиллиарда долларов США, причем для покрытия стоимости поставленных Испанской республикой грузов хватило десятой части этой суммы.

НЕПРИКАСАЕМЫЙ БУРЕВЕСТНИК

С теплым чувством Кузнецов вспоминал коллег по Испании 1936 года – военного атташе комкора Владимра Горева и своего непосредственного руководителя – резидента военной разведки РККА, главного военного советника республиканской армии Яна Берзина. Оба в 1938 году были расстреляны как «враги народа».

Та же участь постигла посла СССР в Испании Марселя Розенберга, корреспондента газеты «Правда» Михаила Кольцова, главного военного советника (с 1937 года) Григория Штерна. В том, что, несмотря на дружбу с тем же Кольцовым, Кузнецов все-таки пережил репрессии 1937 года, есть определенная логика.

Сталинского буревестника (как называли Николая Герасимовича в высших кругах) Сталин и Ворошилов отметили еще в 1935 году во время посещения Черноморского флота. Генеральный секретарь ВКП(б) высоко оценил боеготовность крейсера «Червона Украина», несгибаемый волевой характер его капитана, интуитивно почувствовал в нем крупного и талантливого руководителя. С той поры Кузнецов был неприкасаемым для секретно-политической службы НКВД.

По возвращении в Москву из Испании Николай Герасимович был принят наркомом обороны СССР Ворошиловым и начальником военной разведки для отчета о проделанной работе. Помимо орденов, в августе 1937 года ему присвоено внеочередное звание капитана 1-го ранга. После короткого отдыха в Сочи Кузнецов был назначен заместителем наркома Военно-морского флота СССР.

В 1938 году получил назначение командующим Тихоокеанского флота.

В апреле 1939 года 35-летний офицер стал народным комиссаром Военно-морского флота СССР, самым молодым из сталинских наркомов.

Во многом его стремительному карьерному росту способствовала командировка в Испанию. Приобретенный там опыт позволил Кузнецову теоретически обосновать необходимость более глубокого и активного взаимодействия авиации и флота в крупномасштабных морских операциях, применение авианосцев, которых в тот период на вооружении в СССР попросту не было. Он в полной мере оценил роль разведки в систематическом сборе данных о военном потенциале главного противника.

Все это очень пригодилось в 1941–1943 годах при обороне Одессы, Севастополя, Ленинграда.

В послевоенной судьбе Кузнецова были взлеты и падения. Но «буревестник» Военно-морского флота СССР никогда не складывал крылья. Он оставил своим потомкам глубокие и яркие воспоминания об исторических событиях. И отнюдь не последнее место среди них занимает статья «Испанский флот в национально-революционной войне 1936–1939 годов», написанная в 1959 году для сборника «Из истории освободительной борьбы испанского народа», выпущенного под редакцией известного в прошлом дипломата и историка Ивана Майского.

Статья бывшего дона Николаса Лепанто по цензурным соображениям вышла под псевдонимом Николаев.


17 Мая 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85802
Виктор Фишман
69134
Борис Ходоровский
61448
Богдан Виноградов
48748
Дмитрий Митюрин
34869
Сергей Леонов
34492
Сергей Леонов
32473
Роман Данилко
30362
Светлана Белоусова
16789
Дмитрий Митюрин
16457
Борис Кронер
16398
Татьяна Алексеева
15166
Наталья Матвеева
14803
Александр Путятин
14140
Светлана Белоусова
13382
Наталья Матвеева
13257
Алла Ткалич
12465