Советский Цезарь
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №20(432), 2015
Советский Цезарь
Аркадий Сушанский
журналист
Санкт-Петербург
183
Советский Цезарь
Леонид Брежнев

Еще с доперестроечных времен всякое упоминание о «Малой земле» вызывало у нас смех и служило сигналом к травле анекдотов про Леонида Ильича Брежнева, который в годы войны, будучи армейским политработником, в звании полковника находился на «Малой земле». Его книга «Малая земля» – военные мемуары, степень подлинности которых не вполне ясна.

Произведение быстро обросло анекдотами. Повод этому дала сама книга, наполненная примерно такими перлами: «18 апреля в штаб Северокавказского фронта, которым командовал генерал-полковник Иван Ефимович Петров, вылетела группа представителей Ставки во главе с маршалом Георгием Константиновичем Жуковым… Об этом мне сообщил один из штабных полковников, прибывших на «Малую землю». И добавил: «Маршал хотел вас видеть». – «Это что, приказ?» – спросил я. «Приказа такого от него я не получал, – ответил полковник. – Но он сказал, что хотел бы с вами поговорить…» Тогда же родился грустный анекдот: «Где вы были в годы войны? Сражались на «Малой земле» или отсиживались в окопах Сталинграда?»

Доходило до того, что ветераны сражения за Новороссийск иногда стеснялись сказать, где именно они воевали. Бои на «Малой земле» – пример и мужества, и воинского профессионализма – в народе стали восприниматься как совершенно незначительные, едва ли не выдуманные. К сожалению, это наглядный пример того, как вместе с водой выплескивают и ребенка. То есть присутствие Брежнева на плацдарме, впоследствии названном «Малой землей», уже само по себе обесценивало подвиг советских морских пехотинцев. Порочный подход, не находите ли?

Руководствуясь подобной логикой, можно смешать с грязью любую победу и любое проявление мужества и героизма. Например, битва за Москву, убедительная победа Красной армии в тяжелейшем сражении, может быть предана забвению лишь из-за того, что 5 декабря в районе деревни Красная Поляна (32 км от Московского Кремля) советская 20-я армия под командованием генерала Власова остановила части немецкой 4-й танковой армии, внеся весомый вклад в победу под Москвой.

Возвращаясь к «Малой земле», надо сказать о том, в каких условиях находились тогда, в начале 1943 года, наши войска. На южной части советско-германского фронта Красная армия завершала ликвидацию армии Паулюса под Сталинградом, шло наступление на Ростов и Донбасс, на Кавказе готовилась наступательная операция на майкопском направлении силами Черноморской группы (18, 46, 47, 56-я армии) под командованием генерала Петрова.

Ставка приказала генералу Тюленеву, командующему Закавказским фронтом, подготовить и провести наступление на Краснодар, чтобы перерезать пути снабжения и лишить возможности отхода северокавказскую группировку немецких войск. Разработанный план состоял из двух частей: «Горы» и «Море». Первая предусматривала наступление в районе Горячего Ключа, выход к Краснодару, его освобождение и дальнейшее наступление, чтобы отрезать пути немецкой группировке, движущейся на Ростов. Часть «Море» предусматривала наступление Черноморской группы по суше с одновременной высадкой морского и воздушного десанта и последующего совместного наступления на Новороссийск.

1 января 1943 года план был утвержден. По приказу Ставки реализация части «Горы» началась уже на следующий день. Наступление проходило тяжело, но увенчалось успехом: к 23 января была прорвана оборона немцев южнее Краснодара, путь вывода гитлеровцев с Северного Кавказа был отрезан. В ходе боев, продолжавшихся до начала февраля, советские войска вышли к Азовскому морю и взяли Майкоп. Наступило время для начала морской фазы операции.

С ноября 1942 года, вне связи с планом «Море», разрабатывался план десантной операции в районе Новороссийска. Места и порядок проведения операции были определены: основной десант высаживался с кораблей в районе Южной Озерейки, отвлекающий – в районе Станички. Второй десант должен был дезориентировать противника, создав впечатление операции на широком фронте.

Готовились серьезно: проводились регулярные тренировки, в ходе которых отрабатывалась высадка с техникой на необорудованный берег и взаимодействие с кораблями огневой поддержки. Основная группа десанта под командованием полковника Гордеева состояла из 83-й и 255-й бригад морской пехоты, 165-й стрелковой бригады, отдельного фронтового авиадесантного полка, отдельного пулеметного батальона, 563-го танкового батальона, 29-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Вспомогательный десант под командованием майора Куникова состоял из 275 бойцов морской пехоты. Высадка десанта предусматривалась сразу после прорыва фронта под Новороссийском силами 47-й армии Черноморской группы.

Десант должен был высадиться под прикрытием огня кораблей поддержки и авиационной бомбардировки, подавить сопротивление противника на берегу, соединиться с высадившимися воздушными десантниками, после чего прорваться к Новороссийску, соединиться с основными силами, обеспечить блокирование и последующий захват города.

Предварительная подготовка личного состава и отработка собственно действий десанта была проведена вполне качественно. Однако, как показали последующие трагические события, организация доставки десанта, согласование действий различных участвующих в операции формирований оказались недостаточно отработанными. Так, десантные группы находились в трех разных портах, что не могло не создать дополнительные сложности с синхронной доставкой их в точки десантирования. Средства десантирования двигались к точке высадки своим ходом, соответственно, группа кораблей десанта была вынуждена равняться в своем движении по самым тихоходным из них.

Непосредственным командующим десантной операцией был вице-адмирал Филипп Октябрьский.

Операция «Море» провалилась: немецкие огневые средства подавить не удалось, корабельный десант был задержан – из-за плохой погоды и неудовлетворительной организации погрузки корабли выпустили на час позже, о чем командование ВВС предупредить не удосужились, и в результате самолеты нанесли бомбовый удар и высадили воздушный десант по первоначальному плану. Высадить у Озерейки удалось лишь часть десанта, немцы смогли быстро организовать отпор. Десантники у Озерейки дрались трое суток, затем те, кто не погиб, разделились. Часть пробилась к Станичке, где высадили вспомогательный десант, другие, соединившись с воздушными десантниками, ушли в горы. Вспомогательный отряд действовал более успешно. Корабли подошли к берегу в расчетное время, смогли поставить дымовую завесу. Под прикрытием дыма и корабельного огня десантники майора Куникова уже через час закрепились на берегу. Затем отряд расширил плацдарм.

В этот момент советское командование еще могло переломить ситуацию в свою пользу, перенеся основной удар в район Станички и высадив там части, которые не смогли десантировать у Озерейки. Но ни адмирал Октябрьский, ни командующий Черноморской группой войск Закавказского фронта генерал Иван Петров не приняли этого решения, в итоге время было упущено. Когда о ситуации доложили командующему Закавказским фронтом Ивану Тюленеву, он приказал высадить новые десантные части на захваченный плацдарм и удерживать его любыми средствами, но эффект внезапности был уже утерян.

Отряд Куникова действовал решительно, в первый же день была захвачена полоса шириной в несколько километров. Его усилили, доведя численность до восьмисот человек. Немцы действовали весьма активно, по плацдарму вели непрерывный артогонь, наносили бомбовые удары, провели 18 контратак уже в первый день, пытаясь сбросить десантников в море. В первые пять дней советское командование перебросило на «Малую землю» значительные силы, доведя численность группировки до 17 тысяч человек. Но промедление с переносом основного места для высадки десанта сыграло свою роковую роль, плацдарм был расширен, но большего сделать не удалось. Немцы блокировали плацдарм.

Советское командование решило не уводить силы, чтобы использовать их впоследствии в более благоприятных условиях.

Конечно же, Леонид Брежнев не был, так сказать, главным действующим лицом на «Малой земле», а вот о том, кто им был на самом деле, следует рассказать подробно. Герой Советского Союза майор Цезарь Львович Куников – личность весьма примечательная.

Родился 23 июня 1909 года в Ростове-на-Дону в еврейской семье. С 1918 года с родителями жил в Ессентуках, с 1920-го – в Баку, с 1924-го – в Макеевке (ныне Донецкая область Украины), в 1925-м переехал в Москву. Работал в столице слесарем на фабрике «Союз», затем токарем на тормозном заводе. В 1928 году Куников поступил в Высшее военно-морское училище имени Фрунзе в Ленинграде. Через пять месяцев тяжело заболел и был отчислен из училища. Поправившись, остался на флоте. Служил действительную службу механиком. В 1930-м Куников вернулся в Москву. С 1932 года он – заведующий сектором оборонной промышленности столичного горкома комсомола.

В 1935-м окончил Московскую промышленную академию и машиностроительный институт, после чего работал мастером, начальником пролета, начальником цеха, с марта 1938 года – главным технологом на заводе шлифовальных станков. С октября 1938 года Куников – начальник технического управления Наркоммаша, Наркомтяжмаша, с мая 1939 года – директор ЦНИИ технологии машиностроения, с августа 1939-го – ответственный редактор газеты «Машиностроение».

В июне 1941-го он отказался занять должность заместителя наркома и добровольцем отправился на фронт. Там добился перевода на флот. Проявив такие личные качества, как отвага, удивительная находчивость, целеустремленность и умение решать боевые задачи при минимальных потерях, Куников стал живой легендой в глазах сослуживцев.

Он придумывал оригинальные способы выполнения стоящих перед ним задач. Так, предложил зимой совершать рейды на коньках. При обороне подступов к городу Темрюк на Азовском море Куников использовал самодельные самоходные установки за неимением бронетехники. Это были грузовики, на которые устанавливали корабельные пушки. Для уничтожения в тылу противника мелких вражеских групп Куников придумал использовать автомобили с вооруженными краснофлотцами, получившие название «кочующие огневые точки».

Формируя вспомогательный отряд десантников, который должен был высадиться в районе Мысхако для отвлечения внимания противника от главного направления удара, Куников отобрал из добровольцев самых лучших. И хотя у многих был внушительный боевой опыт, Куников не переставал проводить с ними жесткие тренировки. Он готовил свой отряд к самым суровым испытаниям, как будто предвидя трудности предстоящей операции. Десантники Куникова учились стрельбе на звук, скалолазанию, метанию гранат из любого положения, умению стрелять из различных видов оружия (в том числе трофейного), отрабатывали приемы рукопашного боя и метания ножей, оказания первой медицинской помощи, учились тонкостям разведки, распознавания минных полей.

Эти знания и умения оказались для отряда спасительными в той суровой обстановке, в которой они оказались в начале апреля 1943 года.

Высадка главного десанта провалилась. Единственным способом создать плацдарм оказалась второстепенная операция, целью которой была маскировка и отвлечение от главного удара. Десант под командованием Куникова численностью всего 275 человек, потеряв лишь одного убитым и троих ранеными, ночью высадился на крутом безводном берегу у поселка Станичка. Открытая радиограмма об успешной высадке ввела немцев в заблуждение: Куников передал, что высадился целый полк и ждет дальнейших подкреплений. Растерявшиеся немцы предприняли контратаку только на рассвете. В течение ночи 4 февраля высадилось еще два отряда десантников, и, таким образом, днем 4 февраля на пятачке оборонялось уже более 800 человек.

Немцы оперативно отреагировали на высадку, по десанту велся непрерывный артиллерийский огонь, наносились бомбовые удары, было предпринято несколько попыток контратаковать и сбросить десант в море…

В первые сутки плацдарм удалось удержать. После того как советское командование убедилось в провале основного десанта, началась переброска войск на захваченный плацдарм. В течение пяти ночей на берег были высажены две бригады морской пехоты, стрелковая бригада, истребительно-противотанковый полк, доставлено несколько сотен тонн снаряжения. Численность группировки войск была доведена до 17 тысяч, позже на плацдарме высадилось еще пять партизанских отрядов. Промедление с переносом основного места десантирования позволило немцам блокировать десант и сделало невозможным наступление на Новороссийск. Однако командование приняло решение удерживать захваченный плацдарм, чтобы использовать его впоследствии. «Малая земля» рассматривалась как ключ к освобождению Таманского полуострова.

Всего за первый день десантники отразили 18 атак. Когда боеприпасы стали подходить к концу, отряд под командованием Куникова неожиданно напал на батарею немцев и, захватив ее, повернул против врага. Всего за первый день боев отряд уничтожил 10 огневых точек и блиндажей, свыше 1000 солдат и офицеров противника, захватил 9 орудий, 8 пулеметов, много другого вооружения.

Интересен такой факт: немецкий офицер, ответственный за этот участок фронта, видел десантные суда без бинокля и на военно-полевом суде, после которого его расстреляли, говорил, что принял эти баржи за свои суда. Куников четко осознавал свою задачу и умело провел операцию. Жители Новороссийска рассказывали: «Немцы знали время атаки и место высадки десанта. Поэтому из поселка Станички, где ожидали десант, немцы вечером убрали все население».

Обороняющиеся находились в крайне невыгодных условиях, на открытой, отлично простреливающейся местности, в то время как противник владел всеми окружающими высотами. Поэтому оборона была возможна только за счет проведения огромных по масштабу саперных работ, которыми руководил инженер-капитан Турбаевский: вся занятая территория была изрыта траншеями, в том числе в скальном грунте, было оборудовано 230 скрытых наблюдательных пунктов и более 500 огневых точек, созданы подземные склады, командный пункт находился в скальном убежище на глубине шести метров.

Семь дней десантники отбивали яростные атаки врага и удержали плацдарм до подхода основных сил. С гранатами в карманах моряки влезали на крыши домов и били фашистов, гнали их с чердаков, другие очищали от врага подвалы, вышибали его из комнат, превращенных в огневые точки. С 4 по 10 февраля отряд уничтожил свыше 2000 гитлеровцев, 28 пулеметных точек, 12 дотов, танк, 8 автомобилей. У Южной Озерейки – места высадки основных сил – в результате упорного сопротивления врага плацдарм захватить не удалось. Поэтому отряд Куникова, высаженный как вспомогательный, приобрел в ходе боев значение основного. Десант занял Станичку, Мысхако и вел борьбу за Новороссийск.

12 февраля 1943 года Куников на берегу Цемесской бухты встречал прибывающие на плацдарм подразделения, когда рядом разорвалась шальная мина. Командир десанта был тяжело ранен и вывезен в госпиталь в город Геленджик. Рана оказалась смертельной. 14 февраля 1943 года майор Куников умер. Похоронен он в братской могиле в городе-герое Новороссийске. В его честь поселок Станичка переименован в поселок Куниковка.

Не получив военного образования, но имея техническое, Цезарь Куников стал настоящим мастером нестандартных ходов. А талант тонкого психолога позволял ему отбирать людей, способных воплотить его смелые тактические решения. Надо отметить, что команду он набирал только лично, не перепоручая это дело никому.

Героическая оборона этого клочка земли продолжалась 225 дней и завершилась утром 16 сентября 1943 года освобождением Новороссийска. За мужество и отвагу 21 воин был удостоен высшей награды страны – звания Героя Советского Союза.


30 сентября 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86732
Виктор Фишман
69671
Борис Ходоровский
61938
Богдан Виноградов
49158
Сергей Леонов
40365
Дмитрий Митюрин
35732
Сергей Леонов
32918
Роман Данилко
30837
Светлана Белоусова
17713
Борис Кронер
17548
Дмитрий Митюрин
16988
Татьяна Алексеева
15886
Наталья Матвеева
15395
Светлана Белоусова
15237
Наталья Матвеева
14490
Александр Путятин
14397
Алла Ткалич
13066