Президент «Задери нос»
ЖЗЛ
«СМ-Украина»
Президент «Задери нос»
Анна Василенко
журналист
Киев
229
Президент «Задери нос»
Шарль де Голль со своей женой Ивонной

Французы говорят: «Де Голль останется в истории Франции как священная личность, поскольку он первый вынул шпагу». Но о личной жизни прославленного генерала известно немного.

НОВЫЙ СИРАНО

Второй сын Анри и Жанны де Голль, названный Шарль Андре Жозеф Мари, родился в Лилле 22 ноября 1890 года. Семья очень гордилась тем фактом, что один из предков, Ришар де Голль, живший в Нормандии в XV веке, был преданным рыцарем Жанны д’Арк.

«Отец Шарля преподавал литературу в колледже иезуитов и являлся убежденным роялистом, — пишет Георгий Михайлец. — Слова «республика», «народовластие» и «Марсельеза» он воспринимал как ругательства, а 14 июля, День независимости Франции, считал днем национального траура. Он настолько кичился своей голубой кровью, что с раннего детства воспитывал в детях сословное высокомерие и почитание рода де Голлей.

Мать Шарля была очень набожна и сыновьям Ксавье, Шарлю, Жаку, Пьеру и дочери Луизе старалась привить правила христианской морали, но она тоже считала, что ее дети выделяются среди сверстников благородным происхождением, и с раннего детства убеждала их в том, что им предначертано великое будущее.

Шарль много читал, отдавая предпочтение произведениям Дюма, Жюля Верна, Киплинга и Дефо, но его настольной книгой была «Сирано де Бержерак» Ростана. Уже позднее де Голль признавался, что знаменитый дуэлянт, поэт и философ Сирано стал его кумиром на всю жизнь. Он даже гордился своим длинноватым носом, видя в этом сходство с ним».

Став победителем на школьном конкурсе стихотворцев, юный де Голль из двух возможных призов — денежной премии или публикации — выбрал последний.

Своим кредо он избрал: «Истинная школа, дающая умение повелевать, — это общая культура».

Впоследствии де Голль вспоминал о своей юности: «Я считал, что смысл жизни состоит в том, чтобы свершить во имя Франции выдающийся подвиг, и что наступит день, когда мне представится такая возможность».

ИГРА В ОЛОВЯННЫЕ СОЛДАТИКИ

Эта игра была любимой в семействе де Голлей. Солдатиков сотнями покупал отец Анри де Голль — профессор философии и литературы, участник Франко-прусской войны. Он сам расставлял оловянные армии в соответствии с ходом настоящих сражений. Шарль любил командовать войсками, причем исключительно французскими. Глядя на его азарт, родители говорили: «Мальчишка, наверное, станет военным». Он и учился в колледже, где преподавал его отец.

Через много лет в «Военных мемуарах» генерал пишет: «Отец мой, человек образованный и мыслящий, воспитанный в определенных традициях, был преисполнен веры в высокую миссию Франции. Он впервые познакомил меня с ее историей. Моя мать питала к родине чувство беспредельной любви, которое можно сравнить лишь с ее набожностью. Мои три брата, сестра, я сам — все мы гордились своей родиной. Эта гордость, к которой примешивалось чувство тревоги за ее судьбы, была нашей второй натурой».

Затем 18-летний Шарль поступил в элитную военную школу Сен-Сир — ту самую, в которой в свое время учился Наполеон Бонапарт. По существующим в те годы правилам, будущий курсант был обязан вначале пройти годичную армейскую службу простым солдатом. «Принц голубых кровей» Шарль де Голль начал военную карьеру рядовым Аррасского 33-го пехотного полка. Вернувшись в Сен-Сир, Шарль стал образцово-показательным курсантом. Он блестяще учился и много времени уделял спорту, занимаясь стрельбой, фехтованием, гимнастикой и верховой ездой.

При почти двухметровом росте Шарль де Голль на построении всегда стоял первым, что ни у кого не вызывало возражений. Но при этом однокурсники шутили, что Шарль стоял бы первым, даже если бы был карликом, настолько непомерными представлялись окружающим его амбиции.

«Среди курсантов, — пишет Михайлец, — было принято давать друг другу хлесткие клички, и по прозвищам де Голля сразу понятно, что мнения о нем однокурсников полярно разделились. Доброжелатели называли его Два Метра и Большой Шарль за очень высокий рост или Сирано — за любовь к этому персонажу и длинный нос, а вот от недругов он получил обидные прозвища Павлин, Петух и Задери Нос — за свое нескрываемое высокомерие».

Один из однокурсников перед выпуском сказал ему: «Шарль, я чувствую, что ты предназначен для великой судьбы», очевидно предполагая, что де Голль, естественно, отшутится, но тот ответил без тени улыбки: «Да, я тоже так думаю».

БРАК ПО РАСЧЕТУ ИЛИ БРАК ПО ЛЮБВИ?

После Первой мировой войны де Голль вернулся во Францию, где вскоре, по рекомендации своей матери, женился на 20-летней Ивонне Шарлотт-Энн-Мари Вандру. Вообще, Шарль был весьма чувствителен к женским чарам — до брака у него насчитывалось немало романов.

Молодые люди познакомились на балу. При этом Ивонна настолько не любила военных, что дала себе слово никогда не выходить за человека в форме. Де Голль не любил танцевать, поэтому покорил сердце девушки увлекательной беседой. Между ними возникло сентиментально-трепетное чувство. Невеста происходила из рода Папы Юлия III, занявшего престол Святого Петра в 1550 году и кардинально реформировавшего римско-католическую церковь. На тридцатилетие жениха Ивонна, чьи родители владели кондитерскими фабриками, испекла тридцать пирожных с кремовыми буквами, сложив которые, Шарль мог прочесть ее признание в любви.

Через полгода после знакомства Шарль и Ивонна стояли рука об руку в церкви. Священник города Кале, венчавший их 7 апреля 1921 года, так разволновался, что вел службу прерывающимся голосом и постоянно забывал канонические тексты. Так начинался союз двух аристократов по происхождению и духу.

Де Голля в связи с этой женитьбой часто воспринимали как расчетливого человека, многие считали, что его брак основан на сугубо рациональном подходе. Но сохранились письма Шарля матери, где он рассказывает о своей невесте: «Я люблю ее. Я купаюсь в ее любви. Ради нее я готов на все». Про ответные чувства Ивонны и говорить нечего. Буквально после нескольких свиданий она твердо сказала родителям: он или никто.

Екатерина Колодочкина пишет: «Великая французская революция 1789 года наделила цензовым правом голоса мужчин, не предоставив его женщинам. Возможность опускать бюллетени в урну появилась у француженок только после 1944 года с легкой руки обаятельного генерала де Голля, введшего в употребление новую форму обращения к народу: «Француженки и французы!» Правда, собственную жену генерал сурово одергивал, когда она пыталась высказать свое мнение по государственным вопросам: «Молчите, Ивонна, женщины ничего не понимают в политике!»

Надо сказать, что «тетушка Ивонна», образцовая офицерская жена, и не вмешивалась в дела мужа: ей было достаточно домашних забот. Однако женская интуиция порой может дать фору мужской прозорливости: Ивонна де Голль уже в 1920-х годах отказала от дома маршалу Петену, герою Первой мировой войны, за то, что он развелся и женился на молоденькой. В 1940 году Петен подписал капитуляцию Франции и возглавил коллаборационистское правительство». Но Петен был не только политическим противником. Он являлся крестным всех детей де Голля. В его честь Шарль даже назвал своего первенца. И только Петену из всех маршалов-предателей, сдавших Францию Гитлеру, де Голль заменил смертную казнь пожизненным заключением.

И хотя Ивонна всегда оставалась в тени своего блистательного мужа, во Франции стала популярной фраза, произнесенная экономкой Элисейского дворца: «Если бы не Ивонна, не было бы нашего президента!»

СЕМЕЙНАЯ ДРАМА

Шарль де Голль был преданным семьянином и прекрасным отцом. К своим троим детям (сыну Филиппу, дочерям Элизабет и Анне) он проявлял терпение, нежность и доброту. Один из его близких друзей даже сказал ему: «Шарль, общаясь с людьми, представляй себе, что ты общаешься со своими непослушными и капризничающими детьми, — тогда у тебя все враги исчезнут».

Шарль и Ивонна прожили вместе долгую жизнь, которая оказалась вовсе не безоблачной. Их младшая дочь Анна, появившаяся на свет 1 января 1928 года, родилась с синдромом Дауна. Уже занимая очень высокие посты, де Голль часто прерывал ради дочери важные встречи. Он обожал свою девочку, и все время сочинял для нее смешные стишки и веселые песенки. Чтобы спеть девочке колыбельную собственного сочинения, де Голль вырывался с военных маневров домой всего на одну ночь. Суровый генерал, наводящий страх на подчиненных, в отношениях с женой и детьми был настоящим романтиком.

Анна умерла в 1948 году, и безутешный отец сказал: «Без нее я не смог бы сделать то, что я сделал. Она придавала мне смелость». Впоследствии де Голль стал попечителем Фонда детей с синдромом Дауна.

КАРЬЕРА

Женившись, де Голль устроился на должность ассистента профессора на кафедре военной истории родного Сен-Сира. Именно там он произнес ставшие впоследствии знаменитыми слова: «Историческая фатальность существует только для трусов».

О Шарле тех лет Жак Шастене писал: «Очень высокого роста, худощавый, монументального телосложения, с длинным носом над маленькими усиками, слегка убегающим подбородком, властным взглядом, он казался намного моложе пятидесяти лет. Одетый в форму цвета хаки и головной убор того же цвета, украшенный двумя звездами бригадного генерала, он ходил всегда широким шагом, держа, как правило, руки по швам. Говорил медленно, резко, иногда с сарказмом. Память его была поразительна. От него просто веяло властью монарха, и теперь, как никогда, он оправдывал эпитет «король в изгнании».

А сам де Голль писал: «Человека действия нельзя представить себе без изрядной доли эгоизма, надменности, жестокости и хитрости, но все это ему прощается, и он даже как-то больше возвышается, если пользуется этими качествами для совершения великих дел». И позднее: «Истинный вождь держит других на расстоянии, так как нет власти без престижа, и нет престижа без дистанции».

Вместе с Шарлем жена пережила около 30 покушений на его жизнь.

ВТОРАЯ МИРОВАЯ

В начале Второй мировой войны Шарль де Голль в одиночку продолжил войну против Германии. Он смог улететь из практически полностью захваченной Франции в Лондон, откуда 18 июня, за несколько дней до капитуляции, обратился по радио Би-Би-Си к своему народу. Он сказал: «Проиграна битва, но не война».

На одном из последних пароходов в Лондон прибыла Ивонна с детьми. А вот мать Шарля осталась во Франции. Ее дни были уже сочтены, но она все же успела услышать призыв сына: «Победа будет за нами!» — и сказать: «Я горжусь им. Я всегда гордилась им». Жанну де Голль хоронили под чужим именем, потому что профашистские власти запретили даже упоминать фамилию мятежного генерала, но вся Франция знала, кого хоронят.

Президент США так говорил о де Голле: «Может, он и честный человек, но одержим манией мессианского комплекса».

Шарль и Ивонна снимали крошечную квартирку около Гайд-парка. Все хуже чувствовала себя младшая дочь. Не было денег. Самолюбивый Шарль скорее бы умер от голода, чем стал просить ради собственной семьи, но ради Франции он оказался готов даже на унижение. Как утверждают, он чуть ли не в ноги бросился Черчиллю, умоляя о финансовой помощи, после чего британский премьер распорядился открыть в июле в Английском банке специальный счет, названный «Генерал де Голль»; он существовал до 1943 года.

Это было самое трудное время для де Голлей. Семья оказалась разъединена. Старший сын, 20-летний Филипп, служил на флоте. Ивонна с Анной, спасаясь от бомбардировок, уехали в деревню. Дочь Элизабет жила в монастыре, где готовилась к поступлению в Оксфорд.

Шарль де Голль несколько раз находился в глубоком психологическом кризисе. Его жена неоднократно писала близкой подруге, что Шарль пребывает в депрессии. Немаловажную роль здесь сыграли и присущие ему от природы надменность и высокомерие, лишавшие его друзей. Осенью 1940 года он очень тяжело перенес фиаско англо-французской эскадры у Дакара. Говорят, в тот момент он был близок к самоубийству. Де Голля также задевало, что его недооценивает Черчилль, — самолюбивому генералу хотелось, чтобы прогрессивное мировое сообщество воспринимало его не как одного из деятелей французской оппозиции, а как олицетворение Франции.

Президент Рузвельт называл его «капризной невестой» и с раздражением предлагал Черчиллю отправить де Голля «губернатором на Мадагаскар». Черчилль разделял неприязнь Рузвельта к «высокомерному французу», называя его «скрытый фашист», «вздорная личность, возомнившая себя спасителем Франции», говоря, что «невыносимая грубость и нахальство в поведении этого человека дополняются активной англофобией». Недавно были открыты секретные английские архивы, и выяснилось, что Черчилль даже направил из Вашингтона в Лондон шифровку: «Я прошу моих коллег немедленно ответить по поводу того, сможем ли мы, не откладывая этот вопрос, устранить де Голля как политическую силу... Лично я готов отстаивать эту позицию в парламенте и могу доказать всем, что французское движение Сопротивления, вокруг которого создана легенда о де Голле, и он сам — человек тщеславный и зловредный — не имеют ничего общего... Он ненавидит Англию и повсюду сеет за собой эту ненависть... Поэтому, исходя из наших жизненных интересов, которые заключаются в сохранении добрых отношений с Соединенными Штатами, мне представляется недопустимым позволять впредь этому склочному и враждебному к нам человеку продолжать творить зло».

Позже он сказал Эйзенхауэру: «Черчилль считает, что я принимаю себя за Жанну д'Арк. Но он ошибается. Я принимаю себя только за генерала де Голля».

Буквально в отчаянии Шарль де Голль выложил перед союзниками единственную козырную карту в своей колоде: если американцы пренебрегают волей французского народа и героических участников Сопротивления, заявивших о недопустимости подчинения де Голля Жиро, он перенесет штаб-квартиру сражающейся Франции в Москву. Кремль отреагировал мгновенно. Из Москвы пришла телеграмма, в которой говорилось: «Советское правительство признает генерала де Голля руководителем всех свободных французов и обеспечит ему всестороннюю помощь в борьбе с гитлеровской Германией и восстановление независимости Франции после войны».

СТАЛИН И ДЕ ГОЛЛЬ

Как указывает источник: «Вскоре после Победы пришло приглашение посетить Москву. Де Голлю предстояла длительная и опасная дорога. Добирался он на перекладных через Баку и Сталинград. Выехав спецпоездом 26 ноября из Тегерана (нелетная погода заставила отказаться от самолета), в советскую столицу де Голль прибыл только 2 декабря. Разместили делегацию в одном из лучших особняков Москвы на Большой Якиманке. Сейчас в этом доме находится резиденция посла Франции.

Де Голль в тот же день был принят Сталиным. Хозяин Кремля, чье время было расписано буквально по минутам, нарушил протокол и вместо запланированных 30 минут беседовал с французским гостем целых 15 часов. Сегодня известно, что, помимо общих вопросов, они обсуждали и то, как Франция и Советский Союз будут вместе дружить против Великобритании. И де Голль убеждал Сталина будущий трехсторонний франко-советско-английский договор заменить двухсторонним советско-французским. На слова Сталина, что Черчилль может быть обижен таким поворотом, де Голль спокойно заметил: «Неужели Сталину не приходилось прежде обижать английского бульдога?» В итоге 10 декабря 1944 года Договор о дружбе и военной помощи между Советским Союзом и Францией был подписан».

ЧУВСТВО ЮМОРА

Когда генерал с семьей после окончания Второй мировой войны вернулся в свое имение в Коломбэ, купленное еще до войны, в 300 км от Парижа, оно было полностью разграблено и разрушено немцами. Ошеломленная Ивонна спросила мужа: «Что же нам делать?» Он улыбнулся и ответил: «Надо просто восстанавливать свой дом. Восстанавливать Францию будет сложнее».

Есть такая историческая байка: «Будучи в Москве с визитом в 1966-м году, он однажды услышал от своей жены Ивонны за обедом: «Шарль, говорят, что русские могут подсыпать такого яду, что умрешь только через пять лет». На что президент рассмеялся и ответил: «Ивонна, мы с вами уже в таком возрасте, что вполне можем рискнуть». Де Голлю было 76 лет».

«Как можно управлять страной, где 246 видов сыра?», — однажды пошутил де Голль.

ДРАГОЦЕННОСТЬ ПО ИМЕНИ ЖАКЛИН

Как пишет Мария Март: «Во время триумфального визита Кеннеди в Париж в 1962 году Шарль де Голль сказал: «Единственное, что я бы привез из США — это миссис Кеннеди. Она слишком большая драгоценность даже для президента США». Мужу ничего не оставалось, как отшутиться: «Позвольте представиться. Я тот мужчина, что сопровождает Жаклин Кеннеди в Париже, и мне этот очень нравится».

Очарованный де Голль преподнес Жаклин часы с бриллиантами за 4 000$».

Слухи о влюбленности примерного семьянина де Голля ходят до сих пор, но точно так же, как и де Голль, Первой леди Америки были очарованы тысячи парижан. Толпы людей часами стояли на улицах, чтобы только увидеть ее и бросить к ногам букет.

ГРИМАСЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

Шарль де Голль бросил курить в 63 года. Он очень гордился как самим этим фактом, так и методом, который помог ему избавиться от вредной привычки. Личный секретарь генерала Гишар решил последовать примеру патрона и спросил его, как это ему удалось. Де Голль ответил: «Очень просто: скажите вашему начальнику, вашей жене, вашему секретарю, что с завтрашнего дня вы не курите. Этого достаточно».

Модный критик Ричард Зельцер поместил имя Ивонны де Голль в списке дурно одетых женщин 1965 года, хотя для этого требовалась известная смелость: Шарль де Голль находился на пике популярности. Поэтому замечание Зельцера, что мадам Шарль де Голль в своих нарядах опаздывает лет на 20, во Франции сочли оскорблением не только Ивонны, но и всей нации. Шумиха, впрочем, только способствовала упрочению репутации на руку мистера критика.

«Однажды генерал де Голль, — рассказывает Александр фон Шенбург, — незадолго до конца своего правления был приглашен со своей женой Ивонной на ужин в Виндзоре, кто-то через стол спросил мадам де Голль, чего она особенно ждет от предстоящей жизни на покое. Мадам де Голль ответила – тут надо представить себе ее английский с очень сильным французским акцентом: «A penis!»

Тишина. Неприкрытый ужас. Даже обслуга ошалела и замерла. Пока молодая королева не спасла положение и не перевела на нормальный английский то, что попыталась сказать мадам де Голль: «A, поняла: happiness, счастья».

ФРАНЦИЯ В ТРАУРЕ

9 ноября 1970 года, за 13 дней до 80-летнего юбилея, у Шарля де Голля остановилось сердце.

Об обстоятельствах кончины Чак Уильямс, историк, автор биографии де Голля, пишет: «Де Голль умер примерно в 7.25 вечера 9 ноября 1970 года, несколько дней не дожив до своего восьмидесятилетия. Смерть была быстрой. Около семи он тихо сидел в кресле в библиотеке, только-только закрыв окно от холодного ноябрьского ветра, когда у него произошел разрыв нижней аорты, вызвавший обширное кровотечение в брюшную полость и сильную боль в области спины. Из-за прекращения подачи крови в мозг и острой боли он практически моментально потерял сознание, и к тому времени как приехал врач, бросив другого пациента, чтобы прийти на помощь генералу, было уже слишком поздно».

Траурные церемонии состоялись в столице, но по воле экс-президента его прах захоронен на сельском кладбище, в 300 км от Парижа. По завещанию на похоронах присутствовали лишь родные.

Тот же Уильямс указывает: «Похороны по его желанию были такими же скромными, как и его дом. Гроб из «Буассери» в церковь Успения Богоматери, расположенную в центре деревни, был доставлен на бронетранспортере. На кладбище присутствовали семья, несколько друзей со времен «Свободной Франции» и селяне; генерал был похоронен в простой могиле на территории церкви в Коломбэ. Как было в жизни, так и в смерти: в тот же самый день в соборе Парижской Богоматери состоялась траурная месса, которую с особой торжественностью и по большому чину отслужил кардинал-архиепископ Парижский. Меньшего мир не принял бы.

Нет причины полагать, что сам де Голль не одобрил бы этого. Он, как никто другой, понимал, что в общественной жизни следует демонстрировать определенное величие, но настаивал на том, что личная жизнь должна оставаться скрытой от глаз публики».

У генерала было немало недоброжелателей, но, когда он умер, новый президент Жорж Помпиду с горечью произнес: «Франция овдовела».

Верная Ивонна пережила мужа на 9 лет и похоронена рядом с ним.

В своей инаугурационной речи в 2007 году экс-президент Франции Николя Саркози отдал дань памяти генералу де Голлю: «Я думал о генерале де Голле, который два раза спас республику, вернул Франции свободу, а государству престиж».


19 июля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86732
Виктор Фишман
69671
Борис Ходоровский
61938
Богдан Виноградов
49158
Сергей Леонов
40365
Дмитрий Митюрин
35732
Сергей Леонов
32918
Роман Данилко
30837
Светлана Белоусова
17713
Борис Кронер
17548
Дмитрий Митюрин
16988
Татьяна Алексеева
15886
Наталья Матвеева
15395
Светлана Белоусова
15237
Наталья Матвеева
14490
Александр Путятин
14397
Алла Ткалич
13066