Правда и вымысел о фельдмаршале Кутузове
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №9(369), 2013
Правда и вымысел о фельдмаршале Кутузове
Александр Обухов
член-корреспондент Петровской академии наук
Луга
288
Правда и вымысел о фельдмаршале Кутузове
Михаил Илларионович Кутузов

Каких только домыслов о личности Михаила Илларионовича Кутузова не приходилось читать в последнее время на страницах периодических изданий и книг, заявленных как «научные»! Мол, в плане военных талантов Кутузов не представлял собой ничего особенного. Его якобы объявил видным военачальником товарищ Сталин в 1941 году. А сам по себе, продолжают фальсификаторы, он был только льстивым царедворцем, сумевшим втереться в доверие сначала к Екатерине II, затем к Павлу I. Мол, всю войну с Наполеоном главнокомандующий только и делал, что дремал да плакал, мешая своим бездействием более энергичным командирам. Казалось бы, а стоит ли реагировать на всю эту клевету? Стоит. Ведь недаром такой известный «промыватель мозгов», как фашистский идеолог Геббельс, говорил: «Правда – это ложь, повторяемая многократно».

Так что же мы знаем о великом полководце? Род Голенищевых-Кутузовых ведет свое начало от «мужа честна» Гавши, прибывшего «из Прус» в Великий Новгород в первой половине XIII века. В Новгороде Гавша стал именоваться Гавриилом Олексичем, вступив в дружину знаменитого князя Александра Невского. Именно он во время Невской битвы 15 июля 1240 года, как записано в Лаврентьевской летописи, «...по доске въезжал на коне на шведский корабль, стоявший у берега, преследуя предводителя шведов ярла Биргера, и сбросил его в воду». Правнук Гавриила Олексича, звавшийся Александром Прокшичем, получил прозвище «Кутуз» и положил начало роду Кутузовых. Интересен тот факт, что имя его отца – Прокша – было уменьшительным от греческого имени Прокофий, что в переводе означало «схватившийся за рукоять меча». Ну а прозвище «Кутуз» в переводе с тюркского означало «вспыльчивый, бешеный». Таким образом, уже издревле Кутузовы зарекомендовали себя отнюдь не слабохарактерными воинами.

Что же касается первой части фамилии, то она берет свое начало от внука Александра Прокшича – Василия Ананьевича Кутузова, бывшего боярином Словенского конца Великого Новгорода, получившего прозвище «Голенище», что, по-видимому, означало «высокий, длинноногий». Голенищевы-Кутузовы в ХVI–ХVII веках служили стряпчими, стольниками и воеводами. Выдвижение рода началось в XVIII столетии, и, конечно же, самым знаменитым представителем Голенищевых-Кутузовых стал Михаил Илларионович, получивший в народе звание «Спаситель Отечества».

Принято считать, что датой рождения полководца является 16 сентября 1745 года. Хотя сам Михаил Илларионович в формулярных списках указывал и 1745-й, и 1747-й. Его отцом был военный инженер, дослужившийся к преклонным летам до звания генерал-поручика и сенатора, Илларион Матвеевич Кутузов. Человеком он был удивительным. За энциклопедические знания сослуживцы называли Иллариона Матвеевича «Разумной книгой». Именно отец учил дома Михаила русскому и иностранным языкам, арифметике и геометрии. Когда юный Михаил Кутузов поступал в артиллерийско-инженерную школу, то экзаменующие дали следующую оценку его познаниям: «В арифметике и геометрии довольное знание имеет, в фортификации же – названия главнейших углов, линий и строений изрядно знает». Михаил учился отлично. Он сразу же был назначен помощником к офицерам, обучавшим слушателей. Кроме любимых предметов (артиллерия и фортификация), Кутузов преуспевал и в гуманитарных науках, увлекался литературой, искусством, театром. Любил риторику (ораторское искусство) и разбирался в международной политике. Последнее привело к тому, что после окончания артиллерийско-инженерной школы его назначили адъютантом к Ревельскому генерал-губернатору принцу Гольштейн-Бекскому, которого Михаил сопровождал во время встреч с дипломатами и знатными иностранцами. Некоторые историки считают, что именно на этой службе будущий фельдмаршал получил навыки не только в дипломатии, но и в разведывательном деле.

Правда, прослужил в адъютантах Кутузов совсем не долго и в возрасте девятнадцати лет отпросился в действующую армию. За десятилетнюю службу (с 1764-го по 1774 годы) в Молдавии и Валахии Михаил «дорос» до звания подполковника. В 1774 году произошло событие, которое иначе как вмешательством Провидения объяснить нельзя. Дело в том, что 22 июля турецкая эскадра высадила десант на южном берегу Крыма, у Алушты. Наперерез восьмитысячному отряду турок быстрым маршем двинулся трехтысячный русский отряд, возглавляемый генерал-поручиком Мусиным-Пушкиным. В головной части отряда находился гренадерский батальон подполковника Кутузова. Турецкая пуля настигла подполковника тогда, когда он со знаменем в руках повел своих гренадеров в атаку. Пуля попала Кутузову в левый висок и вышла у правого глаза. Врачи признали рану смертельной. Каково же было их удивление, когда Кутузов все же выжил и глаз у него не вытек! Правда, ему приходилось время от времени надевать на правый глаз черную повязку, чтобы спасти зрение.

Об удивительном случае доложили императрице. Екатерина II выделила подполковнику «для лечения ран с отбытием к теплым водам» тысячу червонцев с сохранением жалования.

Михаил Илларионович побывал в Италии, Голландии, Пруссии и Англии. Известно, что там он не только поправлял здоровье, но и выполнял секретные разведывательные поручения императрицы. Что же касается иностранных врачей, то они только разводили руками, осматривая голову Кутузова.

Эта трагическая история, из которой Михаилу Илларионовичу удалось выйти живым, имела свое продолжение. Через четырнадцать лет, весной 1788 года, командир Бугского егерского корпуса генерал Голенищев-Кутузов привел своих солдат под стены крепости Очаков. 18 августа турецкая пуля, летевшая по той же траектории, прошла сквозь голову генерала. Врач, осмотревший в полевом лазарете Кутузова, записал в своем дневнике: «Сей опасный сквозной прорыв нежнейших частей и самых важных по положению височных костей, глазных мышц, зрительных нервов, мимо которых на волосок прошла пуля, прошла мимо самого мозга, не оставив других последствий, как только что один глаз несколько искосило. Надо думать, что Провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, потому что он не умер от двух ран, из коих каждая смертельна». Забегая вперед, скажу, что этим «необыкновенным» стала Отечественная война 1812 года, для победы в которой судьба сберегла генерала Кутузова.

После таких тяжелых ран Михаил Илларионович не вышел в отставку, а продолжал водить в атаку своих солдат. Следующим этапом в его жизни стал штурм 12 декабря 1790 года неприступной крепости Измаил. О Кутузове генералиссимус Суворов говорил: «Он был на левом фланге (командовал гренадерами Херсонского полка и егерями Бугского корпуса – А.О.,) но являлся у меня правой рукой». Именно гренадеры и егеря Кутузова первыми ворвались в крепость. Суворов, отдавая должное полководческим талантам Кутузова, часто говорил и такое: «Умен и хитер. Самого де Рибаса проведет». (Итальянец по происхождению, Осип Михайлович де Рибас, бывший хитрым и изворотливым военачальником, дослужившийся до адмирала русского флота, являлся основателем города-порта Одессы. В его честь главная улица Одессы зовется Дерибасовской. – А.О.). Учитывая эту характеристику, данную великим полководцем, становится понятным, почему в 1793 году Екатерина Великая послала Кутузова в Стамбул, назначив его чрезвычайным и полномочным послом. В инструкциях, данных Михаилу Илларионовичу, императрица писала: «Главная задача – сохранить мир и доброе согласие с Портою, а также склонить... кого придется из особ, к султану приближенных, дабы соединиться с дворами европейскими против Франции». Кутузов преуспел и на этом поприще. Ему удалось даже проникнуть в сераль султана Селима III, чтобы склонить на свою сторону мать султана Валиде, имевшую большое влияние на сына. Это был рискованный шаг, за который полководец-дипломат мог поплатиться головой. От расправы его спас не только ранг посла, но и распущенный свитой по Стамбулу слух, что Кутузов является... главным евнухом Екатерины II. А это, вместе с витиеватой турецкой речью, коей посол владел в совершенстве, сняло все подозрения. Даже сам султан был очарован Кутузовым, после общения с которым заявил: «Я не понимаю, каким образом человек, столь ужасный в боях, может быть столь интересным и любезным в общении». А это, как бы сказали сейчас, и есть «высший пилотаж» в дипломатии. Мало кто знает, что в Стамбуле Кутузов основал настоящую разведывательную резидентуру, услугами которой Россия пользовалась и спустя десятилетия после его отъезда.

С восшествием на престол Павла I звезда Кутузова не закатилась. Несмотря на всю свою взбалмошность и непредсказуемость, император не расстался с Михаилом Илларионовичем, хотя другие любимцы его матери попали в опалу. Что же касается Кутузова, то император так говорил о нем: «С таким генералом можно ручаться за спокойствие империи». Кстати замечу, что Михаил Илларионович Кутузов присутствовал на последнем перед убийством императора ужине в Михайловском замке, на котором Павел I, обратившись к нему, промолвил: «Как не умеют делать зеркала! Смотрите, Михаил Ларионович, я в нем кажусь со свернутой набок шеей!»

На следующее утро императором был провозглашен Александр Павлович. В первые дни его царствования Кутузов исполнял обязанности военного губернатора Санкт-Петербурга. Однако вскоре он был отстранен от должности, якобы за «неисправности в полицейской службе столицы». Новый император не мог терпеть полководца уже за тот пристальный взгляд, которым он посмотрел на покрывшегося смертельной бледностью наследника престола, услышавшего на последнем ужине провидческие слова своего отца. Проницательность Кутузова явно тяготила императора.

Прошло четыре года, и в Европе вновь «запахло порохом». Вот тут-то Александру I пришлось вспомнить об отставном генерале и попросить его возглавить объединенные русско-австрийские войска, когда на горизонте замаячила война с наполеоновской Францией. О событиях русско-австро-французской войны 1805 года многие знают из романа Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Но и сегодня кое-кто из недобросовестных историков не прочь заявить о том, что «солнце Аустерлица» взошло для Наполеона только по вине Кутузова. На самом же деле в кампанию 1805 года «старый лис Севера», как назвал Кутузова Наполеон, изрядно пообщипал «галльского петуха». Отвечая Александру I, спешившему вместе с австрийским императором дать генеральное сражение Наполеону, Кутузов произнес: «Дайте мне отвести войска к границам России, и там, на полях Галиции, я погребу кости французов». Тем самым, предугадывая тактические и стратегические ходы французского императора, полководец словно хотел отработать план кампании 1812 года. Однако бравые императоры не прислушались к словам Михаила Илларионовича и приняли план австрийского генерала Франца фон Вейротера, который привел к поражению. Александр I, желавший покрасоваться в «тоге» победителя Наполеона, свалил всю горечь поражения на полководца, еще более невзлюбив его. А затем, с 1806-го по 1812 год, шла очередная русско-турецкая война. Эту войну, закончившуюся в преддверии войны с Наполеоном, Кутузов завершил блестяще. По договору, подписанному в Бухаресте 16 мая 1812 года, к России отходила Бессарабия. Кутузов также добился получения Россией торгового судоходства по всему Дунаю, а военного – до устья реки Прут. Таким образом Турция, накануне нашествия французских войск в Россию, была выведена «с поля боя».

К июню 1812-го Наполеон Бонапарт располагал огромнейшей армией в 1 миллион 200 тысяч человек. 678 тысяч из них стояли на границе с Россией. Для обеспечения продовольствием этой махины в одной только Пруссии было взято 400 тысяч центнеров пшеницы, 200 тысяч центнеров ржи, 200 тысяч лошадей, 44 тысячи голов крупного рогатого скота. 12 июня 1812 года французские войска перешли Неман и вторглись в Россию. И снова Александр I вспомнил о генерале от инфантерии Кутузове, поручив ему срочно сформировать корпус для защиты столицы.

11 августа Михаил Илларионович был назначен главнокомандующим русскими войсками и отбыл в действующую армию. Позднее Александр I писал своей сестре Екатерине: «В Петербурге я увидел, что решительно все были за назначение главнокомандующим старика Кутузова... Зная этого человека, я вначале противился его назначению, но когда Ростопчин письмом от 5 августа сообщил мне, что вся Москва желает, чтоб Кутузов командовал армией, находя что Барклай и Багратион оба неспособны на это... мне оставалось только уступить единодушному желанию».

Излишне описывать все события, последовавшие за этим назначением: Бородинскую битву, отступление из Москвы, фланговый марш-маневр русских войск у деревни Тарутино и битву под Малоярославцем, заставившую французов отступить по ими же разоренной старой Смоленской дороге. Для тех же, кто продолжает считать, что Бородинское сражение было проиграно русской армией, приведу слова Наполеона, написанные им спустя несколько лет: «Это самое страшное из всех моих сражений. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские оказались достойными быть непобедимыми».

Понятно, что решение оставить Москву далось Кутузову нелегко. Но вместе с тем Москва, как губка, впитала остатки наполеоновских войск, превратившихся в деморализованную, мародерствующую массу, отягощенную сотнями возов награбленного. Правда, кое-кто из современных историков пытается следующим образом трактовать уход русской армии из Москвы. Мол, Кутузов являлся масоном «высокого градуса посвящения» и поэтому сдал Москву златоглавую на растерзание французским «братьям масонам». Откуда берутся такие «перлы»? Впервые о принадлежности полководца к тайным «правителям мира сего» поведала в начале XX века исследователь русского масонства Тира Оттовна Соколовская (в девичестве Оберг), происходившая из семьи обрусевших шведов. Она заявила, что полководец был посвящен в масоны в городе Регенсбурге и его принимали в ложах Франкфурта и Берлина. Якобы при посвящении в 7-ю степень шведского масонства Кутузов получил орденское имя «Зеленеющий лавр». Но вот что самое интересное в этой истории. В заграничных архивах Соколовская не работала и в своей книге «Русское масонство и его значение в истории общественного движения (XVIII век и первая четверть XIX столетия)», основанной на изучении российских архивов масонских лож, называет лишь одного из представителей разветвленного семейства Голенищевых-Кутузовых, а именно Павла Ивановича, являвшегося попечителем Московского университета. Как говорят: «Федот, да не тот». Однако собирателям «компромата» на Михаила Илларионовича эта идея пришлась по душе. И вот уже сочиняются истории о потворстве полководца захватчикам, а проще говоря, о его измене.

А все же могли ли быть контакты Кутузова с масонами? Думаю, что могли. Почему бы не вспомнить о заданиях разведывательного характера, которые Михаил Илларионович, тогда еще подполковник, получил от Екатерины II, отбывая за границу на лечение?

«Матушка императрица» знала, что масоны, плетущие антимонархические заговоры по всей Европе, не оставляют своим вниманием Россию. Войти к ним в доверие и услышать о тайных планах из уст иерархов масонских лож – задача не из легких, но такому человеку, как Кутузов, вполне могла быть по плечу.

Для того чтобы закрыть эту тему, приведу мнение одного из самых компетентных исследователей тайн масонства, коим является профессор О. Платонов. В начале «лихих 90-х» он скрупулезно изучил архивы гитлеровской организации «Аненербе», находившиеся в особом архиве КГБ СССР. К сожалению, вскоре после его работы гриф секретности был снова восстановлен, а ящики с архивами рейха переданы Германии. Так вот, спецы из «Аненербе», прочесавшие всю Европу в поисках архивов масонских организаций (для чего это им было нужно – отдельный разговор), эти архивы таки заполучили. О. Платонов пишет: «В списках масонских лож, хранящихся в особом архиве, я не нашел имен великих русских людей, которым масоны приписывали членство в ложах. Совершенно безосновательно, в целях повышения престижа своей организации «Вольные каменщики» приписывали себе Петра I, многих из его соратников, поэтов Державина, Жуковского и даже Николая II. Не подтверждается фактами и участие в масонских ложах русских полководцев Суворова и Кутузова. Легенда об их принадлежности к масонству – яркий пример обмана, на который шли «вольные каменщики», чтобы возвеличить себя…»

Прошу прощения у читателей за столь большое отклонение от темы повествования, но истина этого требует. Ну да оставим тех, кто и сегодня, мягко говоря, относится недоброжелательно к спасителю Отечества. А вот как сам полководец в послании к императору Александру I писал об оставлении Москвы: «Осмелюсь всеподданнейше донести вам…, что вступление неприятеля в Москву не есть еще покорение России. Напротив того, с войсками… делаю движение на Тульскую дорогу. Сие приведет меня в состояние защищать город Тулу, где хранится важнейший оружейный завод, и прикрывает мне все ресурсы, в обильных наших губерниях заготовленные… Пока армия ваша цела и движима известной храбростью и нашим усердием, дотоле… потеря Москвы не есть еще потеря Отечества». В связи с этим один из видных историков писал: «Кутузов в необходимых случаях отступал, но лишь для того, чтобы поставить врага в невыгодное положение и, перейдя в наступление, разбить его. Кутузов в стратегии был смел и осмотрителен, дерзок и умен, решителен и хитер, настойчив и гибок. Он являет черты стратега высшего класса, великого полководца мировой истории».

Как известно, отступление Наполеона из России завершилось переправой через Березину, во время которой потери французов составили 29 тысяч человек. Весь обоз и артиллерия армией Наполеона были брошены, да и говорить о том, что бывшая армия вторжения продолжала существовать, – не приходится. Из Вильно Кутузов доносил императору: «Война закончилась за полным истреблением неприятеля».

В ознаменование заслуг перед Отечеством Михаил Илларионович был награжден орденом Святого Георгия 1-й степени, стал первым в России георгиевским кавалером. Он был также возведен в княжеское достоинство с титулом Светлейшего, удостоен чина генерал-фельдмаршала и почетной приставки к фамилии – Смоленский. Правда, до окончательной победы над Наполеоном дожить ему не довелось. 16 апреля 1813 года в небольшом силезском городе Бунцлау (ныне город Болеславец в Польше) Михаил Илларионович Кутузов скончался. Кажется, что само Провидение, увидев, что великий полководец свою миссию по спасению Отечества исполнил, отозвало его с авансцены истории. Незадолго до кончины к нему прибыл Александр I и со слезами просил прощения за свое превратное отношение. Говорят, что Кутузов сказал ему: «Я прощаю, но вот простит ли Россия?»

Полтора месяца тело Кутузова везли в Санкт-Петербург. В пяти верстах от города лошадей выпрягли, и народ на плечах нес гроб до самого Казанского собора, где покоится и ныне прах великого полководца.

Со времен кончины Михаила Илларионовича существует устойчивая легенда о том, что есть два захоронения его останков. Одно – в городе Бунцлау, а другое – в Санкт-Петербурге. Легенда свидетельствует, что якобы Кутузов сам повелел после смерти захоронить его сердце в силезском городе, чтобы армия, находившаяся в тех местах, знала: «сердцем он остается с ней». Ну а тело захоронено у западной стены северного придела Казанского собора, являющегося символом победы России в Отечественной войне 1812 года. Эта легенда вошла даже в том Большой советской энциклопедии как неопровержимый факт.

На чем строятся подобные утверждения? Прежде всего на том, что в Силезии тело фельдмаршала было забальзамировано перед долгим путем в Россию. Вот тогда-то сердце и было оставлено в Бунцлау.

Создатели легенды не учли тот факт, что в православии сердце является вместилищем души и отторгнуть сердце от тела и захоронить отдельно всегда считалось святотатственным действием. Легенда была развенчана в 30-е годы прошлого века, когда по решению Сергея Мироновича Кирова вскрыли саркофаг великого полководца. В протоколе осмотра от 4 сентября 1933 года зафиксировано, что в изголовье находится серебряный сосуд. Крышка сосуда с большим трудом была отвинчена, и члены комиссии увидели через прозрачную жидкость сердце Кутузова. Крышку завинтили, и сосуд осторожно положили на место. Результаты осмотра в духе того времени засекретили, а сам акт осмотра долгое время хранился в архиве Музея истории религии и атеизма, в который в советские времена был превращен Казанский собор.

Лишь в 1991 году в соборе возобновились богослужения, а в 1998-м храм заново освятили. В собор возвратилась одна из святынь православия – икона Казанской Божьей Матери. Перед этим образом молился Михаил Илларионович Кутузов, отъезжая к театру военных действий летом 1812-го. Перед этой же иконой в конце декабря 1812 года был отслужен первый благодарственный молебен «За избавление России от нашествия галлов и с ними двунадесяти языков». Под сенью этого образа, как и прежде, покоится спаситель Отечества.


16 апреля 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89118
Виктор Фишман
71268
Сергей Леонов
66094
Борис Ходоровский
63391
Богдан Виноградов
50359
Дмитрий Митюрин
38168
Сергей Леонов
34277
Роман Данилко
32074
Борис Кронер
22048
Светлана Белоусова
20513
Наталья Матвеева
19983
Светлана Белоусова
19630
Татьяна Алексеева
18507
Дмитрий Митюрин
18310
Татьяна Алексеева
17556
Александр Егоров
17240