«Порядочный шалопай»
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №19(405), 2014
«Порядочный шалопай»
Аркадий Сушанский
журналист
Санкт-Петербург
756
«Порядочный шалопай»
«Пушкин с женой перед зеркалом на придворном балу». Художник Н. Ульянов, 1936 год

После доверительной беседы с поэтом Николай I разрешил Пушкину жить в обеих столицах. Но дело было не только в том, что император вызвался выступить в роли единственного цензора его сочинений. Все оказалось намного тоньше и сложнее.

«это будет выгодно»

12 июля 1827 года глава Третьего отделения А. X. Бенкендорф докладывал Николаю I: «Пушкин, после свидания со мной, говорил в Английском клубе с восторгом о Вашем Величестве и заставил лиц, обедавших с ним, пить здоровье Вашего Величества. Он все-таки порядочный шалопай, но если удастся направить его перо и его речи, то это будет выгодно».

В октябре 1827 года шеф Третьего отделения получает сообщение: «Поэт Пушкин ведет себя отлично хорошо в политическом отношении. Он непритворно любит государя и даже говорит, что ему обязан жизнью, ибо жизнь так ему наскучила в изгнании и вечных привязках, что он хотел умереть».

Весьма вероятно, что первая встреча Николая I с Пушкиным имела заранее намеченную императором цель показать обществу свою готовность к великодушным поступкам. И, несмотря на крайнюю занятость императора, он все же нашел время для продолжительной беседы с поэтом (по различным источникам, этот разговор продолжался от одного до двух часов). Зная, что Николай I русской литературой особенно не интересовался, можно считать главной причиной столь долгого разговора сильное впечатление, которое произвел на него Пушкин как личность.

На протяжении последующих лет иногда был доволен поведением поэта, иногда недоволен, но своих не предусмотренных этикетом личных отношений с Пушкиным он не прерывал. Время от времени царь имел с ним довольно продолжительные разговоры, в том числе на балах и приемах, где подобные доверительные беседы обращали на себя внимание светского общества, повышая положение, которое занимал в нем Пушкин.

Поэт, конечно, понимал, что за ним ведется негласный надзор. Когда в апреле 1828 года началась война России с Османской империей, он решился на дерзкий поступок. Николай Путята, литератор, с 1823 года адъютант генерал-губернатора Финляндии Арсения Закревского, пишет в своей «Записной книжке»: «Я довольно часто встречался с Пушкиным в Москве и Петербурге. По многим признакам я мог убедиться, что покровительство и опека императора Николая Павловича тяготили его и душили. Посредником своих милостей и благодеяний государь назначил графа Бенкендорфа, начальника жандармов. К нему Пушкин должен был обращаться во всех случаях. Началась турецкая война. Пушкин пришел к Бенкендорфу проситься волонтером в армию. Бенкендорф отвечал ему, что государь строго запретил, чтобы в действующей армии находился кто-либо, не принадлежащий к ее составу, но при этом благосклонно предложил средство участвовать в походе: хотите, сказал он, я определю вас в мою канцелярию и возьму с собою? Пушкину предлагали служить в канцелярии Третьего отделения».

Кстати, существуют и воспоминания Ивановского, чиновника Третьего отделения, достоверность которых не подвергается сомнению. Вот что он пишет: «В половине апреля 1828 года Пушкин обратился к А. X. Бенкендорфу с просьбою об исходатайствовании у государя милости к определению его в турецкую армию. Когда ген. Бенкендорф объявил Пушкину, что его величество не изъявил на это соизволения, Пушкин впал в болезненное отчаяние... Он квартировал в трактире Демута... Человек поэта встретил нас в передней словами, что Александр Сергеевич очень болен и никого не принимает». Но Пушкин принял Ивановского.

«Если б вы просили о присоединении вас к одной из походных канцелярий: Александра Христофоровича Бенкендорфа, или графа К. В, Нессельроде, или П. И. Дибича, – это иное дело, весьма сбыточное, вовсе чуждое неодолимых препятствий», – заявил жандарм. «Ничего лучшего я не желал бы!.. И вы думаете, что это можно еще сделать?» – воскликнул Пушкин. На что последовал ответ: «Конечно можно».

Походная канцелярия Бенкендорфа – это контрразведка. В компетенцию Третьего отделения входило, помимо всего прочего, и управление главной императорской квартирой, и собственный его императорского величества конвой. Граф Карл Васильевич Нессельроде, глава Министерства иностранных дел, – это политическая разведка. Иван Иванович Дибич – военная разведка. До 1832 года – официальной даты создания в России политической разведки – собственная разведка существовала в военном министерстве и Коллегии иностранных дел России.

ОН БЫЛ ТИТУЛЯРНЫЙ СОВЕТНИК?..

А дальше сплошь одни загадки: Известно, что в конце апреля 1829 года Пушкин предпринял путешествие в Арзрум, и как, утверждают исследователи, 4 марта 1829 года ему выдали подорожную в канцелярии петербургского военного губернатора. 12 мая 1829 года начальник штаба армии Паскевича, барон Остен-Сакен, сообщал военному губернатору Грузии генерал-адъютанту Стрекалову: «Известный стихотворец, отставной чиновник Х класса Александр Пушкин, отправился в марте месяце из С.-Петербурга в Тифлис, а как по высочайшему его имп. величества повелению состоит он под секретным надзором, то по приказанию его сиятельства графа И. Ф. Паскевича, имея честь донести о том вашему превосходительству, покорнейше прошу не оставить распоряжением вашим о надлежащем надзоре за ним по прибытии его в Грузию».

Подорожная – письменное свидетельство, необходимое для проезда по почтовым дорогам империи. Она выдавалась губернскими или уездными властями и удостоверяла, во-первых, личность, что заносилось в специальный журнал на каждой станции, во-вторых, возможность получить на почтовой станции зависевшее от чина и звания проезжающего определенное количество лошадей. И вновь историческая загадка: на оборотной стороне подорожной Пушкина для проезда в Тифлис сделана приписка: «Сие предписание в Комендантском управлении при Горячих Минеральных Водах явлено и в книгу под 109-й, записано 8 сентября 1829 года. В должности плац-адъютант подпоручик Войтикович». Это означает, что Пушкин предъявил подорожную только на обратном пути из Тифлиса в Санкт-Петербург. А в Тифлис, на кавказский театр военных действий во время русско-турецкой войны 1828–1829 годов, он пробирался без предъявления необходимых документов. Проделать такое было невозможно без специальных санкций высшего военного командования или разрешения управляющих Кавказским краем сановников.

Кроме того, в начале этого века найдены документы, свидетельствующие, что поэт в июле 1830 года находился в Казани. Но, согласно тщательно выверенной академической биографии поэта, в Казани он окажется только в 1833 году, когда по указанию императора будет работать над историей Пугачева. И документ подписан коллежским асессором Александром Пушкиным, а уволен он был коллежским секретарем – то есть в звании на два чина ниже.

20 июля 1831 года Пушкин пишет письмо Николаю I с просьбой зачислить его на государственную службу. Обычно подобные бумаги в царской канцелярии рассматривались с приличным временным люфтом. Но в данном случае имперская бюрократия работает на редкость быстро. Уже 21 июля Николай I приказал Бенкендорфу, курирующему департамент внешних сношений МИДа, дать указание Нессельроде принять Пушкина на службу.

23 июля Нессельроде получает письмо от Бенкендорфа о высочайшем повелении определить в Государственную коллегию иностранных дел «известнейшего нашего поэта, титулярного советника Пушкина, с дозволением отыскать в архивах материалов для сочинения истории Петра I». В письме указывается государственный чин поэта – титулярный советник IX класса, хотя Пушкин формально числился отставным коллежским секретарем X класса.

НА ПЕРЕДОВОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

В это время российские войска подавляют Польское восстание. 26 августа 1831 года армия фельдмаршала Паскевича с яростными боями берет штурмом Варшаву. На Западе в многочисленных английских, французских и других печатных изданиях появились лживые пропагандистские статьи о зверствах русских войск над революционерами Польши. Александр Пушкин и Василий Жуковский выпускают брошюру «На взятие Варшавы», в которой было два стихотворения Пушкина: «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина». Такой быстрой публикации литературных произведений Россия еще не знала.

Стихотворения Пушкина были представлены Николаю I буквально на следующий день после взятия Варшавы. Понятно, что в тот период других видов связи, кроме как курьерами, не существовало. Суточный пробег по российским дорогам приближался к 100 верстам. Даже учитывая гениальность и быстроту пера поэта, вряд ли можно представить, что за столь короткое время он сумел получить нужные «данные», «пережить» и написать эти произведения. Это лишь подтверждает, что Пушкин заранее знал о штурме Варшавы и о возможности начала в связи с этим маскированной клеветнической кампании в западных средствах печати.

7 сентября 1831 года было получено цензурное разрешение на выпуск книги «На взятие Варшавы». Тут же стихотворения Пушкина «попадают» в прессу Франции, Германии и Австрии и вызывают широкий резонанс в политических и культурных кругах этих стран. Например, австрийский посол в Петербурге граф Фикельмон отправил письмо австрийскому канцлеру Меттерниху с разъяснением политической обстановки в России, связанной с Польским восстанием, с приложением стихотворений Пушкина. При этом подчеркивал, что текст стихов был одобрен Николаем I. Получается, что эти произведения были способом выражения позиции русского правительства. Очень умный дипломатический ход! Он заставлял руководителей европейских государств серьезно задуматься о возможных последствиях, но не давал повода для использования этого документа для инсинуаций и появления ложных обвинений в адрес России. Т. е. Пушкин уже в начале новой государственной карьеры занимался политической контрпропагандой на самом высшем уровне.

А вот финал этого стихотворения, обращенный к западным политикам, грозящим России «санкциями»:

Вы грозны на словах – попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постели,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?..
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.
Очень тайный советник

14 ноября 1831 года Нессельроде специально обращается к императору с уточняющим вопросом: каким чином определить «известного нашего поэта, коллежского секретаря Пушкина, в коллегию?». В тот же день по Коллегии иностранных дел издается приказ: «Государь Император Высочайше повелеть соизволил: отставного коллежского секретаря Александра Пушкина принять в службу тем же чином и определить его в Государственную коллегию иностранных дел».

В соответствии с регламентом назначения того времени данный приказ указывает, что новоявленный дипломат назначается на должность IV или V класса (должности от губернаторов до заместителей директоров департаментов, а в армии чин IV класса соответствовал званию генерал-майора), поскольку был зачислен на службу по личному указанию императора. Но тогда почему же Пушкину был назначен оклад в размере 5000 рублей, что соответствовало в те времена окладу заместителя директора департамента министерства или губернатора, но не соответствовало низкому чину коллежского секретаря.

Для примера: оклад директора департамента Министерства внутренних дел составлял 3000 рублей в год, а начальника архива Министерства внутренних дел – 1200 рублей в год. К тому же, как выясняется, хотя Пушкин состоял на службе в Коллегии иностранных дел, официально зарплату он получал не из финансовых фондов МИДа, а из специального фонда Николая I в Министерстве финансов.

9 декабря 1831 года император пожаловал Пушкину чин титулярного советника. Поэту объявили об этом во время принятия присяги 4 января 1832 года на Английской набережной, в доме № 30. Но самое интригующее в том, что Пушкин в один и тот же день подписал два присяжных листа: клятвенное обещание и текст с присягой. На первом документе он значится как коллежский секретарь, а на втором – как титулярный советник. То есть в МИДе он коллежский секретарь. Тогда по какому департаменту он – титулярный советник? Кстати, с лета 1835 года Пушкин подписывается в официальных документах уже как коллежский асессор (чин VIII класса, соответствующий штабс-капитану гвардии или ротмистру в кавалерии), сведений же о его производстве в этот чин в официальных документах нет.

СМЕРТЬ КАМЕРГЕРА

Особенный интерес вызывает рапорт полковника лейб-гвардии Конного полка свиты Его Императорского Величества Галахова, производившего следствие о дуэли между Пушкиным и Дантесом:

«Командиру лейб-гвардии Конного полка свиты Его Императорского Величества господину генерал-майору и кавалеру барону Мейендорфу оного же полка полковника Галахова рапорт.

Вследствие предписания Вашего превосходительства от 2-го числа сего февраля за № 1 произвел я следствие, кто именно прикосновен к делу дуэли, бывшей между поручиком Кавалергардского Ее Величества полка бароном Геккерном и камергером Пушкиным. 27 числа января г. поручик Геккерн действительно дрался на пистолетах с камергером Пушкиным, ранил его в правый бок и был сам ранен в правую руку. Секундантами были со стороны поручика Геккерна виконт д’Аршиак, находящийся при французском посольстве, а со стороны камергера Пушкина инженер-подполковник Данзас. Вследствие предписания Вашего высокоблагородия честь имею донести, что я точно был свидетелем со стороны камергера Пушкина при дуэли, произошедшей между ним и лейб-гвардии Кавалергардского полка поручиком Геккерном, 27 января в 5-м часу пополудни за Комендантской дачей».

То, что Пушкин является камергером подтверждается и в рапорте командира Кавалергардского Ее Императорского Величества полка свиты Его Императорского Величества генерал-майора Гринвальда от 27 февраля 1837 года, а также в рапорте начальника гвардейской кирасирской дивизии генерал-адъютанта графа Апраксина от 3 марта того же года.

Во всех официальных документах по расследованию обстоятельств дуэли упоминалось, что Пушкин был камергером. И только после того, как документы о расследовании дуэли, в том числе и приговор военного суда, попали к Николаю I, «камергер», придворная должность поэта, в последующих официальных документах был изменен на «камер-юнкер»!

Возникает резонный вопрос: почему же в результате расследования дуэли была так сильно понижена придворная должность покойного? Это расхождение можно объяснить только тем, что ему был присвоен гражданский чин третьего класса – чин тайного советника, что соответствовало в те времена, ни много ни мало, чину генерал-майора! Представляете, какой бы шум подняла общественность России, узнай она, что на дуэли был убит тайный советник МИДа?

Какую должность мог занимать чиновник, имевший чин третьего класса в МИДе того времени? Как уже мной упоминалось, в этом ведомстве были организованы три секретные экспедиции. Первая – цифирная (шифровальная), вторая – цифирная (дешифровальная) и третья экспедиция – газетная (служба перлюстрации) и архива. Впоследствии экспедиции были преобразованы в отделения с повышением ранга управляющих.

В 1832 году Николай I реорганизовал центральное управление МИДа. Были образованы департаменты. Департамент внутренних сношений, департамент хозяйственных и счетных дел и департамент внешних сношений, который объединил секретные экспедиции и архив министерства. С 1832 года должность правителя канцелярии исполнял Кудрявский, а с 1835 года стал ее директором. Секретной экспедицией (шифры и литография) заведовал ближайший друг Пушкина Шиллинг фон Канштадт, тайный советник. Специальным указом его величества было запрещено публично упоминать о подобных «секретных» лицах.

Курировал департамент внешних сношений МИДа из-за его особой важности непосредственно начальник Третьего отделения Собственной Его Величества канцелярии Бенкендорф, и все важнейшие дела этого департамента подлежали обязательному с ним согласованию. Фактически в те времена департамент внешних сношений МИДа выполнял и функции внешней разведки; такие, какие, например, сейчас выполняет Служба внешней разведки (СВР) России. Выезд сотрудников этого наисекретнейшего департамента за рубеж был строго запрещен царем. Вот, возможно, самая вероятная причина, почему Пушкину никогда не разрешали выезжать за границу!

ПЕНСИЯ НЕ ПО ЧИНУ?

Теперь понятна реакция Николая I, который стремился как можно быстрее замять скандал с дуэлью Пушкина. Ведь могло выясниться, что иностранцы инициировали убийство, а потом еще и скомпрометировали одного из руководителей самого секретного департамента МИДа, состоявшего в должности тайного советника, – генерал-майора.

Косвенным подтверждением высокого положения А. С. Пушкина в спецслужбах Российской империи являются выплаты, сделанные его семье после смерти. Обратимся к законодательству тех лет. В соответствии с законом, если чиновник прослужил на государственной службе более 35 лет, ему полагается пенсия в размере 100% от его оклада. Если 25 лет – то 50%. А вдова поэта получила пенсию точно такого размера, как бывший шеф политической разведки, генерал Сагтынский, отслуживший 48 лет и ушедший на пенсию с должности третьего человека самой могущественной и наиболее приближенной к императору организации России. Это с учетом того, что для высших сотрудников разведки император назначал суммарную пенсию по двум государственным ведомствам, в которых они проходили службу.

Как могло произойти начисление такой огромной государственной пенсии вдове Александр Сергеевича, если стаж государственной службы Пушкина составлял меньше 10 лет и пенсия ему не полагалась вообще?

В настоящее время, если государственный чиновник, занимающий крупные государственные должности, погибает во время выполнения своих служебных обязанностей, его семье государство выплачивает крупные единовременные пособия в зависимости от оклада покойного. Посмотрим, какие же выплаты были произведены вдове Пушкина. За счет казны была погашена выданная ему ссуда в размере 45 000 рублей. Кроме того, вдове выдано единовременное пособие в размере 50 000 рублей для того, чтобы напечатать сочинения Пушкина, прибыль от продажи которых должна была пойти ей же. Два сына Александра Сергеевича были зачислены в самое привилегированное училище России – Пажеский корпус. И каждому сыну начислили пенсию в размере 1200 рублей в год. И это помимо пенсии вдове.

Пушкин занимал по своей значимости третью должность в МИДе России. Естественно, оглашение его реальной должности, да еще во время дуэли, могло породить множество различных слухов, которые наносили ущерб национальным интересам России.

Возможно, в связи с этим родилась масса слухов о Пушкине и его жене, что должно было представить дуэль как сведение личных счетов со стороны приревновавшего мужа.


1 сентября 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
90112
Сергей Леонов
73028
Виктор Фишман
72195
Борис Ходоровский
64190
Богдан Виноградов
51141
Дмитрий Митюрин
39237
Сергей Леонов
35063
Роман Данилко
33043
Борис Кронер
23844
Светлана Белоусова
22168
Наталья Матвеева
22029
Светлана Белоусова
21984
Александр Егоров
21731
Татьяна Алексеева
21152
Дмитрий Митюрин
19137