Первый партизан 1812-го года
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №3(415), 2015
Первый партизан 1812-го года
Олег Семенов
журналист
Санкт-Петербург
111
Первый партизан 1812-го года
Штурм Чертова моста и Фердинанд Винцингероде

Принято считать, что первым русским партизаном во время Отечественной войны 1812 года, был Денис Давыдов. Не умаляя славы легендарного поэта-гусара, все же, ради справедливости, стоит отметить, что первый конный отряд для действия в тылу врага был создан еще в июле 1812 года. И возглавил его немецкий барон Фердинанд Федорович Винцингероде.

«Винцо в огороде»

По рождению барон Винцингероде был саксонцем. Он появился на свет в 1770 году в семье потомственного военного. Неудивительно, что Фердинанд пошел по стопам своих предков, и начал свою военную карьеру в рядах, сначала гессенской, а потом австрийской армий. Но уже в 1797 году он перешел на русскую службу, получив чин майора кирасирского полка.

Карьера шла быстро: уже в следующем году его назначили адъютантом к великому князю Константину, сыну правившего тогда в России императора Павла I. Вместе с ним он отправился в Италию, где победоносно сражался с французами великий фельдмаршал Александр Васильевич Суворов.

После Итальянской компании русские войска, преданные их союзниками, австрийцами, вынуждены были отправиться в Швейцарию, на выручку русскому корпусу Римского-Корсакова. Барон Винцингероде вместе с великим князем Константином двигались в авангарде русского войска. Командовал авангардом человек удивительной храбрости, генерал Петр Иванович Багратион. Любимец Суворова не жалел себя, оказываясь в самых опасных местах сражений. Штаб его, соответственно, тоже постоянно находился на линии огня, и нес потери, чуть ли не большие, чем простые солдаты в пехотных цепях. Так что службу при штабе Багратиона нельзя считать «теплым местечком», где можно было отсидеться в безопасности и покое.

Вместе с отрядом Багратиона Винцингероде участвовал в сражениях у Сен-Готарда и знаменитого Чертова моста. На Чертовом мосту во время боя русские офицеры, в числе который был и адъютант великого князя, своими офицерскими шарфами под огнем французов связывали доски, которыми перекрыли разрушенный настил. Русские солдаты полюбили отважного немца. Из-за трудности произношения его фамилии, они называли его на свой манер: «Винцо в огороде».

За храбрость и доблесть, проявленные во время Итальянского и Швейцарских походов, барон Винцингероде был пожалован императором Павлом I в генерал-адъютанты. Чин этот был больше придворный, нежели военный. Но барон не относился к числу любителей балов и дворцовых интриг. Он рвался в бой, а поскольку Россия в тот момент не воевала с Наполеоном, то на время покинул русскую службу, и поступил на службу австрийскую.

Он участвовал в сражениях при Аустерлице, Гейльсберге и Асперне. Во время последнего, когда в мае 1809 года австрийцы под стенами Вены сумели нанести поражения самому Наполеону, Винцингероде был тяжело ранен в ногу картечью.

После полного излечения барон в 1812 году снова отправился в Россию, где его хорошо помнили. Там он в чине генерал-майора и встретил нашествие Великой армии Наполеона.

Командир «летучего отряда»

После соединения двух отступавших русских армий в Смоленске, главнокомандующий генерал Барклай-де-Толли 20 июля 1812 года отдал приказ выделить в распоряжение барона Винцингероде несколько казачьих частей, Черноморскую сотню, Перекопский татарский и Ставропольский калмыцкий полки. Так был создан «летучий отряд» барона Винцингероде, которому предписывалось «тревожить» неприятеля на огромной территории от Смоленска до Полоцка. Таким образом, отряд, в скором времени переименованный в корпус, стал еще и единственным звеном, соединившим защитников Петербурга на Полоцком направлении с основными силами русской армии. Отряд предписывалось истреблять разрозненные силы противника, захватывать курьеров, не давать французам запасаться продовольствием и фуражом, и прикрыть тракт, который шел к столице Государства Российского — Санкт-Петербургу.

Немец воевал с русской лихостью. Его отряды захватывали не только вражеские обозы, фуражиров и курьеров. Кавалеристы Винцингероде отваживались нападать на французские гарнизоны, освобождая города и местечки.

В одном только Витебске, захваченном 19 августа отрядом Винцингероде, было пленено до тысячи французов. Вот как описывал сам барон в донесении императору Александру I действия летучего отряда (сохранен язык оригинала): «Послал я слабой отряд, состоящий из 15 казаков, под командованием офицера Перикова для наблюдения за корпусом генерала Пино, который отряжен был с пехотною дивизией и тремя конными полками из Смоленска к Витебску и которой, следую за мною, взял свое направление на Поречье. Храбрый казацкой офицер начал тем, что сорвал неприятельский пикет, состоящий из 10-и рядовых, и присоединился к жителям города Поречье, которые по приближению неприятеля оставили город и бросились в близлежащие леса; потом, когда неприятельские колонны проходили через город, то казаки вместе с жителями напали на арьергард и взяли 105 человек в плен, которых они привели ко мне. С нашей стороны при сем случае ранили только двух мужиков и убили лошадь у казака. Накануне сего происшествия купец Меньшинков, того же города, привел ко мне адъютанта генерала Пино со всеми его депешами. В найденных бумагах на адъютанте... который следовал с донесением в главную квартиру французской армии, с удовольствием усмотрел я, что неприятель полагает, что мой корпус составлен из 1000 кирасир, 1000 драгун и 3000 казаков, хотя он состоит из 1300 человек».

Что называется, у страха глаза велики — битые отважным бароном французы преувеличили его силы в четыре раза!

«...Если хоть волос упадет с головы генерала Винцингероде…»

После занятия Наполеоном Москвы корпус Винцингероде был переброшен на Тверское направление. При этом он продолжал прикрывать дорогу на Петербург, уничтожая отряды французов. Его корпус, усиленный лейб-гвардии казачьим и Изюмским гусарским полками, а также ополчением, не давал неприятелю возможности посылать свои разъезды далее 10-15 верст от «первопрестольной».

В начале октября Винцингероде от пленных узнал, что Наполеон собирается оставить Москву. При этом маршал Мортье, назначенный Наполеоном военным комендантом древней столицы России, приступил к минированию стен и башен Московского Кремля. Желая уговорить Мортье не совершать этот акт вандализма, барон в качестве парламентера отправился к французскому маршалу.

Но, несмотря на свой статус, французы взяли в отважного немца в плен. О том, как все произошло, писал позднее командующий авангардом корпуса Винцингероде, Александр Бенкендорф (будущий шеф жандармов): ««Желая спасти Кремль, генерал отправился лично к нашим аванпостам, которые уже проникли внутрь города и находились в виду французского караула, поставленного возле дома губернатора. Генерал приблизился к нему, махая платком и не захотев, чтобы кто-нибудь за ним следовал. Офицер принял его как парламентера и собирался послать уведомить маршала Бертье, бывшего в Кремле, когда на генерала бросился пьяный гусар и увел его в плен. Наши казаки находились слишком далеко, чтобы подать ему помощь, а молодой Нарышкин, кинувшийся один разделить участь своего начальника, объявил его имя и звание и был также уведен в плен».

Предательски схваченного русского генерала привели к Наполеону. Разъяренный император кричал на Винцингероде: «Бездельник, вы служите российскому императору! Я вас встречаю везде в рядах моих неприятелей. Зачем вы въезжали в Москву? О чем вы хотели говорить с моими войсками? Вы употребляете все средства для убиения моих солдат на больших дорогах. Ваша судьба кончилась. Выясните, – продолжал Наполеон, – если он уроженец какой-либо области Рейнского союза, то я его монарх, а он мой подданный. Следовательно, его надо расстрелять».

Впрочем, казнь барона отложили до выяснения конкретных деталей его биографии. Французы не могли разобраться — чьим подданным он являлся — саксонского короля (по месту рождения), или короля Вестфалии (по месту начала военной службы), хотя и в том и в другом случае, имелись основания для предания его смерти как «изменника».

Отрезвило же Наполеона заявление императора Александра I о том, что «...если хоть волос упадет с головы генерала Винцингероде, то жизни лишится любой из французских генералов, находящихся в русском плену». После этого Винцингероде вместе со своим адъютантом под конвоем был этапирован во Францию. По дороге между Минском и Вильно на французский конвой напал партизанский отряд полковника Александра Чернышева. И генерал Винцингероде был освобожден из плена.

В начале 1813 года барон вновь командовал кавалерийским отрядом, а в сражении под Люценом в мае 1813 года — всей конницей союзников. Позднее он участвовал в «Битве народов» под Лейпцигом, а затем принимал участие и в кампании 1814 года. В рядах русской армии он дошел до Парижа. Последним назначением генерала стало командование Отдельным Литовским корпусом.

Умер он 5 июля 1818 года в возрасте 48 лет. Портрет его, в числе прочих участников Отечественной войны 1812 года, украшает Военную галерею Зимнего дворца в Санкт-Петербурге.


29 Января 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85082
Виктор Фишман
68448
Борис Ходоровский
60817
Богдан Виноградов
47749
Дмитрий Митюрин
33774
Сергей Леонов
31927
Роман Данилко
29765
Сергей Леонов
29280
Светлана Белоусова
16208
Дмитрий Митюрин
15857
Борис Кронер
14982
Татьяна Алексеева
14241
Наталья Матвеева
13973
Александр Путятин
13903
Наталья Матвеева
12099
Алла Ткалич
11405
Светлана Белоусова
11356