ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №19(405), 2014
Мент из Ораниенбаума
Константин Ульяночкин
краеевед
Ораниенбаум
115
Мент из Ораниенбаума
Михаил Михайлович Зощенко

При жизни Михаила Михайловича Зощенко не был обласкан властями, но был в его судьбе период, когда будущий литератор работал, говоря по-современному, в силовых структурах Советского государства. А если конкретней, то был сотрудником уголовного розыска в городе Ораниенбауме под Ленинградом.

ОФИЦЕР, ПИСАТЕЛЬ, ОРДЕНОНОСЕЦ

Революционные бури весьма прихотливо ломали судьбы многих людей, принадлежавших до 1917 года к благородному сословию.

Михаил Зощенко родился в Петербурге 28 июля 1894-го (по старому стилю) и был записан в метрическую книгу церкви при доме призрения бедности императрицы Александры Федоровны. Отец мальчика художник Михаил Иванович Зощенко происходил из полтавских дворян. Мать Елена Иосифовна, урожденная Сурина, также дворянка по происхождению, в юности выступала на сцене, а после замужества стала писательницей.

Когда в 1908 году Зощенко-старший скончался, его вдова и восемь детей оказались в весьма незавидном положении. Через пять лет Михаил окончил гимназию, после чего еще год отучился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, откуда был отчислен за неуплату.

С началом Первой мировой войны Зощенко поступил в Павловское военное училище, по окончании которого получил звание прапорщика армейской пехоты. 12 марта 1915 года новоиспеченный офицер был зачислен в пулеметную команду 16-го гренадерского Мингрельского полка.

Вскоре он оказался на передовой и уже в ноябре получил легкое осколочное ранение в ногу. Ранение, впрочем, оказалось неопасным, и 17 ноября «за отличные действия против неприятеля» Зощенко был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом.

11 февраля 1916 года последовала новая награда – орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Бои шли ожесточенные, и в ночь на 20 июля 1916 года в районе местечка Сморгонь прапорщик Зощенко получил отравление газами.

В строй он, впрочем, вернулся, и вскоре его грудь украсили орден Св. Станислава 2-й степени с мечами и Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. Последовало повышение в чине – до штабс-капитана.

Командование явно ценило храброго офицера, представив его в январе 1917 года к званию капитана и ордену Св. Владимира 4-й степени. Однако продолжить военную карьеру Зощенко не удалось по причине здоровья. Отравление газами привело к появлению у него порока сердца и отчислению в резерв.

Затем грянула революция. И в начале 1919 года Зощенко вступает в ряды Красной армии. Как адъютант 1-го Образцового полка деревенской бедноты он принял участие в боях против эстонцев под Нарвой и Ямбургом. Однако в апреле 1919 года, после сердечного приступа, его снова признали негодным к военной службе и демобилизовали.

Тогда-то Михаил Михайлович и начинает пробовать себя на писательской ниве. Достаточно быстро приходит признание. В 1920–1930-е годы его книги публикуются и переиздаются огромными тиражами, он ездит с выступлениями по всей стране, успех его невероятен.

1 февраля 1939 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении советских писателей», и Зощенко оказался в списке удостоенных ордена Трудового Красного Знамени. В апреле 1946 года ему вручили медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945», и эти награды, надо понимать, сыграли свою роль в том, что последовавшая вскоре жесткая критика в его адрес не привела к более трагичным последствиям. Все-таки по своей биографии Зощенко был пускай и «ошибающимся», «уклоняющимся», но все же советским писателем.

Когда же русский дворянин, боевой царский офицер и орденоносный советский писатель успел поработать в угрозыске? Обратимся к документам.

АГЕНТ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА

«Справка 2-го Главного управления Министерства государственной безопасности СССР о писателе М. М. Зощенко

09.08.1946

Зощенко Михаил Михайлович, 1895 года рождения, уроженец г. Полтавы, беспартийный, русский, из дворян, бывший штабс-капитан царской армии, член Союза советских писателей, орденоносец.

В апреле 1919 года вследствие болезни сердца был освобожден от военной службы, после чего в течение 3 лет переменил до 10 профессий. Был агентом уголовного розыска Ораниенбаума…

Начальник отдела
2-го Главного управления МГБ СССР Шубняков».

Где находился ораниенбаумский уголовный розыск, в котором работал Михаил Зощенко в 1920-х годах? Адрес отыскался в путеводителе «Спутник по Петрограду и его окрестностям» (издательство «Жизнь искусства». Петроград, 1924): Народный проспект, дом 45.

Старожилы города подсказали, что в 1920–1930-е годы Народным проспектом называлась центральная улица Ораниенбаума, позже переименованная в проспект Юного Ленинца, а в настоящее время, как и до революции, носящая название Дворцового проспекта. Бывший дом номер 45 – ныне дом номер 63, при царях принадлежал сначала почтовому ведомству, затем в нем размещались городские службы и тюрьма. В 1816 году здание перестроили для присутственных мест, здесь же разместили полицию и пожарную часть. Перестройкой руководил придворный архитектор императора Александра I Василий Петрович Стасов.

Статус самого города несколько раз менялся: из уездного он становился заштатным, но, несмотря на это, ораниенбаумская полиция оставалась в ведении дворцового ведомства и только в 1873 году перешла в подчинение Министерства внутренних дел.

Теперь в доме 63 находится только отдел судебных приставов по Ломоносовскому муниципальному району и контора нотариуса.

Теперь посмотрим, содержатся ли в творчестве Михаила Михайловича упоминания о работе в ораниенбаумском уголовном розыске.

Первые рассказы Зощенко написаны в апреле 1921 года якобы «со слов Назара Ильича Синебрюхова».

Сам Синебрюхов был вполне реальной личностью и приобрел известность как хозяин работавшей в Финляндии пивоваренной компании. Предки его из Гавриловского Посада Владимирской губернии перебрались при Петре I сначала в Кронштадт, затем в столицу и только в 1834 году в Великое княжество Финляндское, став главными поставщиками пива на российский флот. Ниша была очень комфортная. Ведь еще в Морском уставе Петра I были установлены нормы пищевого довольствия матросов. Ежедневная порция составляла две кружки пива в день. Из четырех имевшихся в Российской империи морских госпиталей три снабжались Синебрюховыми.

В Ораниенбауме Назару Синебрюхову принадлежал деревянный двухэтажный дом, располагавшийся недалеко от уголовного розыска, на Дворцовом проспекте, № 20, и своей деревянной обшивкой имитировавший каменную постройку. Домик благополучно снесли в начале лихих 1990-х. Теперь на этом месте зияет пустырь.

Писатель Зощенко не смог пройти мимо такого живописного персонажа, как Синебрюхов, и ввел его как рассказчика в свои произведения. А слушателем сделал сотрудника милиции по фамилии Рыло: «Инструктор Рыло, это еще в городской милиции… хороший был человек инструктор Рыло, мягкий. А то начнет, знаете ли, просить: расскажи ему что-нибудь такое из жизни. Ну, я и рассказываю».

По мнению Константина Федина, первой блестящей победой нового Зощенко были «Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова» (1921–1922). С них начался истинный Зощенко – «не крайний», не «начинающий», а тот Зощенко, который стремительно быстро набирал высоту и с первых же шагов, «по виду без малейшего усилия, как в сказке, получил признание и в литературной среде, и в совершенно необозримой читательской массе». Окрыленный первыми успехами, молодой литератор буквально наводнил ораниенбаумскими уголовными типами молодую советскую литературу.

В 1923 году был напечатан рассказ «Собачий нюх», основанный на впечатлениях автора от работы в уголовном розыске и на конкретных громких делах, которые ему пришлось раскрывать в Ораниенбауме.

«У купца Еремея Бабкина сперли енотовую шубу.

– Денег не пожалею, а уж найду преступника. Плюну ему в морду.

И вот вызвал Еремей Бабкин уголовную собаку-ищейку. Является этакий человек в кепочке, в обмотках, а при нем собака».

Граждане города повинились перед уголовной ищейкой во всех смертных грехах.

«И вот подходит вдруг собака к агенту и хвостом виляет. Побледнел агент, упал перед собакой.

– Кусайте, – говорит, – меня, гражданка. Я, – говорит, – на ваш собачий харч три червонца получаю, а два себе беру...

Чего было дальше – неизвестно. Я от греха поскорее смылся».

КРИМИНАЛЬНЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Постепенно герои Зощенко заполонили все пространство бывшей Российской империи:

«Утихомирились бури революционных лон.
Подернулась тиной советская мешанина.
И вылезло из-за спины РСФСР мурло мещанина».

Так писал в 1920 году Владимир Маяковский. Социальный эксперимент по созданию нового человека в отдельно взятой стране потерпел крах.

К числу рассказов 1930-х годов, которые передают непростую атмосферу криминальной жизни Ораниенбаума, относятся «Ночное происшествие» и «Узел».

«Давеча иду ночью по улице. Возвращаюсь от знакомых. Улица пустынная. И вдруг, все равно как из-под земли, слышу слова: «Родимый, родимый!..»

Последний раз к воспоминаниям о работе в ораниенбаумском уголовном розыске Михаил Зощенко обращается незадолго до смерти в своем романе «Перед восходом солнца» в главе «Мы поймаем его».

«Ночь. Темно. Я стою на каком-то пустыре. В кармане моего пальто – наган. Рядом со мной работник угрозыска. Он шепчет мне: «Вы встаньте у окна так, чтоб моя пуля не задела вас, если я буду стрелять... Если он выскочит в окно – стреляйте... старайтесь в ноги…»

В общем, работа в угрозыске наложила несомненный и весьма яркий след на творчество Зощенко, который видел в окружающей его советской действительности гораздо больше негативного, нежели следовало видеть советскому писателю. Зато город на берегу Финского залива обогатил список живших в нем знаменитостей еще одним славным именем и, возможно, еще одним туристическим маршрутом по Ораниенбауму криминальному.


1 Сентября 2014


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
82892
Виктор Фишман
66794
Борис Ходоровский
58482
Богдан Виноградов
45902
Дмитрий Митюрин
30687
Сергей Леонов
30475
Роман Данилко
27689
Дмитрий Митюрин
13770
Светлана Белоусова
12995
Сергей Леонов
12614
Александр Путятин
12557
Татьяна Алексеева
12546
Наталья Матвеева
12023