Имя, изъятое из истории
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №26(386), 2013
Имя, изъятое из истории
Александр Обухов
член-корреспондент Петровской академии наук
Луга
765
Имя, изъятое из истории
Нарком Семен Тимошенко и генерал-лейтенант Константин Пядышев

О сражениях, развернувшихся в июле – августе 1941 года на Лужском оборонительном рубеже, написано немало. Есть и художественный фильм «Блокада», снятый по одноименной книге известного советского писателя Чаковского. Первая серия, часть фрагментов которой снималась под Лугой, так и называется – «Лужский рубеж». Одним из самых полных документальных источников, освещающих те драматические события, когда воины нашей армии и ополченцы на сорок пять дней остановили врага на подступах к Ленинграду (сейчас говорят о сорока семи днях), является книга участника тех событий, журналиста Юрия Кринова «Лужский рубеж. 1941 год», неоднократно издававшаяся в конце 80-х годов прошлого века. Однако ни в этой книге, ни в ряде других вы не найдете истории одного из главных действующих лиц того времени – командующего Лужской оперативной группой генерал-лейтенанта Константина Павловича Пядышева. В книге того же Кринова названы имена сотен людей – от рядовых до военачальников различных званий, причем каждому из них предоставлено слово. Что же касается Константина Пядышева, то он упомянут в книге походя, только один раз.

Для того чтобы разобраться, в чем тут дело, надо обратиться к биографии этого незаслуженно забытого человека. В книге «Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940-41 гг.: структура и кадры центрального аппарата НКО СССР» можно почерпнуть краткие сведения об этом видном советском военачальнике. Родился Константин Пядышев в 1890 году. На военную службу поступил в 1910-м, сдав экзамен на чин прапорщика. В годы Первой мировой войны командовал ротой, служил полковым адъютантом, а затем старшим адъютантом по оперативной части штаба пехотной дивизии. К 1917-му дослужился до штабс-капитана. Таких, как он, всегда называли «офицерской косточкой». Как известно, революция и Гражданская война расколола офицерский корпус на две почти равные части. Пядышев выбрал Красную армию. В годы Гражданской войны являлся помощником начальника штаба 1-й Петроградской стрелковой бригады, а затем командовал 2-й бригадой 55-й стрелковой дивизии. В марте 1921 года возглавил 21-ю стрелковую дивизию. В 1924-м окончил Военно-академические курсы высшего комсостава РККА, а в 1927-м – КУВКС при Военной академии имени Фрунзе. В мае 1934 года Пядышев возглавил штаб Военно-электротехнической академии и спустя три года стал заместителем начальника штаба Ленинградского военного округа.

Наступил 1939 год, а затем началась советско-финская война, получившая, по меткому выражению поэта Твардовского, название «войны незнаменитой». Каждый день на столе заместителя начальника штаба росла стопа документов, поступавших по линии военной разведки, в которых говорилось об усилении военных укреплений на так называемой линии Маннергейма. На основании этих донесений Пядышев подготовил докладную записку для командующего округом Бориса Шапошникова, с которой был ознакомлен нарком Климент Ворошилов. Заместитель начальника штаба предлагал, во-первых, переобмундировать армию перед зимней кампанией и поставить ее на лыжи. Во-вторых, не брать линию Маннергейма в лоб, а сначала «проутюжить» укрепления тяжелой артиллерией и авиацией. В-третьих, рассмотреть вопрос о том, чтобы вообще обойти укрепления и нанести обходной удар со стороны Карелии.

Докладная записка Пядышева не возымела действия. Скорее, наоборот. Ворошилов обвинил Пядышева и Шапошникова в преувеличении сил «финской козявки» и грубо обругал их. Из истории известно, кто оказался прав. Что же касается Константина Павловича, то он участвовал в советско-финской войне в должности заместителя командующего 7-й армией, а в феврале 1940 года принял на себя командование 34-м стрелковым корпусом, отличившимся при взятии Выборга. В апреле 1940 года Пядышев участвовал в Совещании при ЦК ВКП(б), на котором были проанализированы уроки войны с Финляндией. Выводы Совещания оказались тождественны предложениям, высказанным Константином Павловичем перед «незнаменитой войной». Не случайно Пядышеву присвоили звание генерал-лейтенанта, он был назначен командующим 8-й армией, а затем переведен в Москву, в центральный аппарат на должность заместителя начальника Управления боевой подготовки РККА, которую совмещал с должностью редактора журнала «Военный вестник». Это назначение, последовавшее по личному указанию Сталина и при полной поддержке Шапошникова, ставшего к тому времени маршалом, больно ударило по самолюбию Ворошилова, затаившего неприязнь к генералу-провидцу.

Великую Отечественную Пядышев встретил в должности заместителя командующего Ленинградским военным округом. Доктор исторических наук Николай Барышников считает: «Никто еще не рассматривал боевые действия Северного фронта с учетом последствий выхода группы армий «Север» на подступы к Ленинграду со стороны Луги. А он оказался полной неожиданностью, ибо все предвоенные командующие войсками ЛенВО игнорировали ситуацию, при которой противник мог подойти к Ленинграду с юго-запада, то есть никогда ее не проигрывали. Единственным был Дыбенко, который пытался это учесть. В его бытность на указанном направлении даже проводились специальные учения. Оперативные планы на случай войны нацеливали на оборону только северных и северо-западных границ. И вдруг появляется неожиданное и совершенно незащищенное направление. Да еще становится главным в судьбе фронта». Вот на это главное направление и был назначен генерал-лейтенант Пядышев, возглавивший с 23 июня строительство укреплений на Лужском оборонительном рубеже, а с 4 июля Лужскую оперативную группу войск. Хроника боев на дальних подступах к Ленинграду хорошо известна. План молниеносного продвижения гитлеровцев к городу на Неве и его захвата был сорван. Что же касается дальнейшей судьбы генерала Пядышева, то долгие годы она была покрыта мраком.

Впервые о печальной участи командующего Лужской оперативной группой войск рассказал в своих воспоминаниях начальник инженерных войск Ленинградского военного округа и начальник инженеров Ленинградского фронта Борис Владимирович Бычевский. В своей книге «Город-фронт» он писал: «Прошел слух, что Пядышев арестован. Не хочется верить. Но он исчез, и никто не знает куда. Приехал в штаб фронта и как в воду канул. Когда я спросил о нем у генерала Никишева, тот резко ответил: «Не знаю» – дал понять, что разговаривать на эту тему не желает. Пядышева за десять лет службы в Ленинградском военном округе я узнал довольно хорошо. В тридцатых годах он руководил военно-учебными заведениями. Проводил много учений, маневров. Его грудь украшали два ордена Красного Знамени, полученные за боевые подвиги во время гражданской войны.

Богатая военная эрудиция, ровный характер и большой такт в обращении с подчиненными вызывали к нему симпатии у окружающих. Пядышев бывал прям и настойчив в своих оперативно-тактических взглядах, но внимателен к мнению других. Именно благодаря его инициативе и энергии была создана в короткий срок Лужская оборонительная полоса. Он же умело организовал централизованное артиллерийское прикрытие под Лугой, сформировал артгруппу из курсантских дивизионов и полка АККУКС. В чем же дело? Что случилось с Пядышевым?»

А случилось вот что. Когда Пядышев был вызван в Ленинград для представления к высокой правительственной награде, состоялся его разговор с Ворошиловым и Ждановым. Ворошилов заявил, что генерал-лейтенант теперь должен возглавить контрнаступление на участке фронта, который будет определен несколько позже. В ответ на это генерал заявил, что шапкозакидательские настроения пора забыть и готовиться к длительной, серьезной обороне и наращиванию сил. И что же? Пядышева осудили 17 сентября 1941 года, согласно одним сведениям, по части 1 статьи 58. Согласно же другим сведениям, он попал на 10 лет в ГУЛАГ по статье «Обман государства». Так герой обороны Лужского рубежа оказался в Печорлаге на территории Республики Коми.

О последних годах жизни Пядышева поведал двадцать пять лет тому назад бывший заключенный Печорлага Ю.К. Вишневский, в воспоминаниях которого есть глава «Опальный генерал». Предоставлю ему слово. «В сорок первом морозы ударили рано, – пишет автор. – Трудно, очень трудно пришлось тем, кто работал на трассе, особенно ближе к Воркуте. Непременно «дойдешь»: голод, отсутствие витаминов, а главное, ужасные бытовые условия – негде согреться, просушиться. Бушлат, телогрейка не для лютых морозов того года… Однажды, после бани, зашел в кабинку, где работал парикмахер. Брея, он разговорился. Оказывается, на днях прибыл спецэтап. Человек сто. Бывшие военнослужащие с фронта. Среди них даже генералы. А я работал лекпомом на Печерской пересылке… Знакомый врач посоветовал мне госпитализировать кого-нибудь из спецэтапа – узнать новости… Днем направился в барак, где размещен спецэтап… Обычно при моем появлении в бараках пересылки меня окружали те, кто нуждался в медицинской помощи. На этот раз подошло всего несколько человек. Среди них высокий плотный мужчина лет пятидесяти с располагающим интеллигентным лицом.

– Фамилия? – спросил я его, чтобы, как заведено, записать в журнал.

– Пядышев, – назвался он.

Я понял, что передо мной бывший генерал.

– Я могу записать вас на консультацию к врачу, – предложил я ему.

– Спасибо. Пока я здоров. Но среди нас есть товарищ, которому нужна помощь. Щепетильный, скромный человек. Запишите лучше его».

Так произошло знакомство автора воспоминаний с опальным генералом. По словам Вишневского, его дороги с Пядышевым вскоре разошлись. Встретились они через два года в лазарете, куда попали после изматывающего труда в лагерной колонне. Вот что, продолжая, пишет автор воспоминаний: «Подошел к его постели. Лицо знакомое, только приняло скверный землистый оттенок…

– Вот и свиделись опять, – тихо сказал он. – Плох я, очень плох. Да и ты выглядишь неважно. Вспомнили обо мне в Москве. Если поправлюсь, еще повоюю».

Однако повоевать генерал-лейтенанту не пришлось. Ходатайство о его скорейшем освобождении в 1943 году не было удовлетворено. Генерал Пядышев скончался 15 июня 1944 года и был захоронен на безымянном погосте в районе поселка Кочмес в Интинском районе Республики Коми. Его посмертная реабилитация состоялась 28 января 1958 года. Но, несмотря на это, имя одного из создателей Лужского оборонительного рубежа, сорвавшего планы гитлеровцев по захвату Ленинграда в 1941 году, практически неизвестно. Выскажу мнение о том, что эту историческую несправедливость по отношению к генералу-герою давно пора исправить. Именем генерала Пядышева можно и нужно назвать одну из улиц в Санкт-Петербурге и в Луге, памятуя, что показателем культуры народа является отношение к предкам, боровшимся за нашу общую землю.


16 декабря 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791