Герои на фронте, комики на экране
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №8(420), 2015
Герои на фронте, комики на экране
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
192
Герои на фронте, комики на экране
Юрий Никулин, Анатолий Папанов и Алексей Смирнов

За некоторыми известными советскими актерами настолько прочно закрепилось амплуа комиков, что зрители с трудом представляли своих кумиров в ролях иного плана. Однако, играя в фильмах о Великой Отечественной войне, они раскрывали новые, неожиданные грани своего дарования, заново проживая то, что уже пережили на фронте.

Юрий Никулин

Родился он в городе Демидове 18 декабря 1921 года. Мать Юрия — Лидия Ивановна — была актрисой демидовского драматического театра, в который после демобилизации из рядов Красной армии устроился работать его отец — Владимир Андреевич Никулин.

В 1925 году семья переезжает в Москву. Лидии Ивановне пришлось посвятить себя ведению домашнего хозяйства. Владимир Андреевич продолжал трудиться на любимом поприще, создавая оригинальные репризы, конферансы и интермедии для московской эстрады и цирка. Позднее он работал журналистом в печатных изданиях «Гудок» и «Известия».

В свободное от работы время семья часто посещала театр. Маленького Юрия родители всегда брали с собой, с детских лет прививая ему любовь к сцене.

По окончании школы в 1939 году Никулина призывают в армию. Полк, в котором он служил, участвовал в боях с белофиннами. Под Сестрорецком в составе зенитной батареи 115-го зенитно-артиллерийского полка молодой человек защищал воздушные подступы к Ленинграду.

В начале Великой Отечественной войны Никулин по-прежнему находился под Ленинградом в рядах той же зенитной батареи. Весной 1943 года его, тяжело заболевшего воспалением легких, направили в госпиталь. После выписки он вернулся в свою часть, но во время авиационного налета был контужен и снова попал в госпиталь.

В августе 1943 года Никулина переводят в 72-й отдельный зенитный дивизион под Колпино.

Война для Юрия Владимировича стала большим испытанием — взрывы снарядов, свист пуль над головой, гибель товарищей. Многое в жизни актера складывалось из невероятных случайностей. Вспоминая те годы, он писал: «Не могу сказать, что я отношусь к храбрым людям. Нет, мне бывало страшно. Все дело в том, как тот страх проявляется. С одними случались истерики — они плакали, кричали, убегали. Другие переносили внешне спокойно... Но первого убитого при мне человека невозможно забыть. Мы сидели на огневой позиции и ели из котелков. Вдруг рядом с нашим орудием разорвался снаряд, и заряжающему осколком оторвало голову. Сидит человек с ложкой в руках, пар идет из котелка, а верхняя часть головы срезана, как бритвой, начисто...»

Однажды во время очередного артобстрела Никулин крепко спал в дивизионном блиндаже — как говорится, «пушкой не разбудишь». Командир взвода отдал приказ о смене места дислокации. Когда подразделение переместилось в безопасное укрытие, обнаружили, что не хватает сержанта Никулина. Уставший и измотанный, он продолжал крепко спать в блиндаже. Когда его полусонного насилу вынесли из укрытия, блиндаж разорвало вражеским снарядом. Никулин же не получил ни царапины.

Ангел-хранитель всю войну оберегал Юрия Владимировича от смерти. Как-то Никулин сидел в свежевырытом окопе, скрываясь от взрывов неприятельских снарядов, когда услышал крик однополчанина. Сослуживец хотел поделиться с ним табаком. Как ни близка была опасность, но тяга к курению оказалась сильнее страха. Добежав до окопа товарища, Никулин обернулся и увидел, что место, где он только что сидел, накрыло снарядом. Так пагубная привычка спасла ему жизнь. Судьба или везение?

Еще в мирное время его любимым выражением было «не судьба». Не судьба была этому отважному человеку, прошедшему через две войны, погибнуть на полях сражений, как многим его однополчанам.

Однако каким бы тяжелым ни было военное бремя, люди продолжали жить. Еще после первого похода с отцом в цирк у него появилась мечта стать клоуном. С 1936 года Никулин записывал в небольшую книжку понравившиеся ему анекдоты. С этой книжкой он ушел на фронт. Смешные истории, рассказанные в часы затишья, многим помогали не потерять самообладания и не пасть духом. А вовремя сказанной шуткой Юрий Владимирович мог разрядить тяжелую обстановку, когда нервы бойцов находились на пределе.

Победу он встретил в Прибалтике, а в мае 1946 года был демобилизован. Его гимнастерку старшего сержанта запаса украшали боевые награды: медали «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией» и «За отвагу» (первоначально был представлен к ордену Славы III степени).

Вернувшись в Москву, Никулин твердо решил учиться в театральном вузе. Но все его попытки поступить во ВГИК и ГИТИС провалились. Ему откровенно давали понять, что артист из него не получится. Никулин почти разочаровался, когда вдруг вспомнил о своей детской мечте — о цирке.

И здесь ему повезло. Он с первого раза поступил в студию разговорных жанров при Московском цирке, которую окончил в 1949 году.

Так началась цирковая карьера артиста, верность которой он сохранил до конца жизни. Закончив учебу, попал в группу клоунов Московского государственного цирка под руководством Карандаша. Потом началась его самостоятельная деятельность. Долгие годы на всю Москву гремел дуэт Никулина и Шуйдина.

Цирк стал для него вторым домом. Даже свою будущую жену, тогда еще студентку Тимирязевской академии, Татьяну Николаевну Покровскую он повстречал за кулисами цирка.

Свою первую роль в кино Юрий Владимирович сыграл, когда ему было 36 лет, в фильме «Девушка с гитарой» 1958 года. Потом были «Неподдающиеся» (1959), а в «Совершенно серьезно» (1961) он сыграл Балбеса, и позже этот персонаж перекочевал в комедии Леонида Гайдая. Однако в фильмографии Юрия Владимировича можно найти и множество драматических ролей, в том числе в фильмах о войне.

В картине Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину» (1975) показан один из эпизодов Великой Отечественной войны, когда в июле 1942 года Красная армия терпела поражения в боях на подступах к Сталинграду. Никулин сыграл роль рядового Некрасова, в какой-то степени сыграв самого себя. По мнению многих критиков, Бондарчук уделил слишком много внимания своему персонажу и незаслуженно мало герою Никулина, не дав до конца раскрыть его характер. Несмотря на это, роль получилась сильная и глубокая, а могла бы стать актерским триумфом.

В картине Алексея Германа «Двадцать дней без войны» (1976) роль журналиста Лопахина досталась Никулину не сразу. Константин Симонов, по повести которого был снят фильм, категорически выступал против его кандидатуры, но после нескольких проб все же согласился.

На съемках у Юрия Владимировича не раз возникали серьезные споры с режиссером по поводу характера главного героя. Актер использовал свой жизненный опыт, основанный на фронтовых воспоминаниях. В итоге был создан сложный драматический, уникальный в своем роде художественный образ.

Актер был избирателен в предложениях режиссеров, он с радостью соглашался играть героев близких ему по характеру, и наотрез отказывался от персонажей, пропитанных негативизмом: «Публика видела во мне Балбеса, и я публике подыгрывал. Я не считал Балбеса отрицательным героем, я его любил: странного, неунывающего, добродушного. Когда предлагали играть предателей или шпионов, я отказывался…»

Анатолий Папанов

Осенью 31 октября 1922 года в городе Вязьма Смоленской области в семье потомственного военного Дмитрия Филипповича Папанова и модистки Елены Болеславовны Росковской родился сын Толя.

В начале 1930-х годов семья переехала в Москву, поселившись на улице Малые Кочки недалеко от хлебозавода. В школьные годы Анатолий увлекся театральным искусством и с удовольствием посещал драмкружок.

После окончания школы Папанов устроился на работу в ремонтные мастерские 2-го Московского шарикоподшипникового завода, а в свободное от работы время посещал театральную студию при заводе «Каучук».

Драматический коллектив этой студии занял первое место на Всесоюзном конкурсе художественной самодеятельности за постановку комедии Шекспира «Укрощение строптивой». К тому же студию курировали актеры Театра им. Вахтангова во главе с Василием Кузой, которого Анатолий Дмитриевич называл своим первым учителем.

Папанов часто бывал на «Мосфильме», мечтая сняться хоть в какой-нибудь малозначительной роли. Иногда мелькал в массовках. Дебютом стали съемки в фильме Михаила Ромма «Ленин в Октябре» (1937) — эпизодическая роль в сцене коллективного прочтения статьи Ленина в завкоме фабрики. Персонаж был настолько незначительным, что Папанова даже не упомянули в титрах.

В начале Великой Отечественной войны Анатолий Дмитриевич ушел на фронт, дослужился до звания старшего сержанта, командовал взводом зенитной артиллерии на Юго-Западном фронте.

Летом 1942 года в боях под Харьковом получил тяжелое ранение в ногу. Полгода врачи боролись за его здоровье. Ногу спасти удалось, но Папанов был признан негодным к дальнейшей строевой службе и осенью 1942 года вернулся в Москву инвалидом третьей группы.

Однако частичная утрата трудоспособности еще не приговор. Теперь перед Анатолием Дмитриевичем стояла другая задача — найти для себя профессию.

В октябре 1942 года в Государственном институте театрального искусства (ГИТИС) шел набор на актерский факультет. Успешно сдав вступительные экзамены, Папанов был зачислен в мастерскую артистов МХАТа Василия и Марии Орловых.

Анатолий Дмитриевич чувствовал себя неудобно из-за хромоты. Не раз в беседах с друзьями он говорил: «Что это за актер — хромающий?» Все свободное время он посвящал физическим упражнениям. И добился своего — на съемках бегал, плясал, выполнял сложные трюки. И никто, кроме жены и близких друзей, не мог подумать, что у этого подвижного человека на ноге не хватает трех пальцев.

Весной 1945 года Анатолий Дмитриевич женился на актрисе Надежде Юрьевной Каратаевой.

В ноябре 1946-го блестяще сдал государственный экзамен, сыграв роль Константина в спектакле «Дети Ванюшина».

Вместе с другими выпускниками отправился в Литву создавать новый театр. В этом же году на подмостках Русского драматического театра города Клайпеды состоялась премьера спектакля «Молодая гвардия», где он сыграл роль Сергея Тюленина.

Новый театр просуществовал недолго. Летом 1948 года Папанов с женой вернулся в Москву. Однажды на Тверском бульваре он встретил режиссера Андрея Александровича Гончарова, с которым ранее был знаком. Узнав, что театр в Клайпеде переживает не лучшие времена, Гончаров предложил Анатолию Дмитриевичу работу в Московском театре сатиры.

Правда, первое время его оставляли на вторых ролях. Звездный час для Папанова наступил с премьерой спектакля «Поцелуй феи». Ошеломляющий успех постановки принес актеру настоящую известность.

Успехом пользовались и спектакли «Мистерия-буфф», «Интервенция», «У времени в плену». А «Ревизор», «Маленькие трагедии большого дома» и «Гнездо глухаря» были записаны для показа по телевидению.

Кинематограф не сразу обратил внимание на Папанова. Но с начала 1960-х годов его актерская карьера пошла в гору.

Многим он запомнился исключительно по комедийным ролям. Конечно же, «Берегись автомобиля», «Бриллиантовая рука», «Джентльмены удачи», «Двенадцать стульев» стали шедеврами. Но мало кто знает, что в душе он всегда оставался серьезным драматическим артистом-трагиком.

Анатолий Дмитриевич не любил свои роли, благодаря которым он получил широкую известность. Лишь фильмы о войне вызывали в нем далекие воспоминания. В этих фильмах ему не нужно было входить в роль, в них он проживал трагические эпизоды своей жизни — шел в атаку под градом пуль и хоронил однополчан. Самый характерный пример — образ генерала Серпилина в дилогии «Живые и мертвые» (1964) и «Возмездие» (1967), снятый по произведениям Константина Симонова. Стойкий и внешне невозмутимый бывалый военный, перенесший немало испытаний, — эту роль Папанов как будто ваял с самого себя. За нее актер получил приз I Всесоюзного кинофестиваля за лучшую мужскую роль.

Эпилогом творческой деятельности великого артиста стал фильм «Холодное лето 53-го», в котором Папанов сыграл роль репрессированного главного инженера Николая Павловича Старобогатова (Копалыча), прошедшего через лагерные муки, но сохранившего понятия о справедливости и чести. Съемки велись летом 1987 года. Это холодное лето оказалось для Анатолия Дмитриевича Папанова последним.

Алексей Смирнов

В лицо его знал весь Советский Союз, а вот по фамилии идентифицировали немногие… Родился Алексей Макарович 28 февраля 1920 года в городе Данилов Ярославской губернии. В середине 1920-х годов семья Смирновых переехала в Ленинград и поселилась в коммунальной квартире на улице Петра Лаврова, дом 44.

Из-за ранней смерти супруга мать, Анна Ивановна, одна воспитывала двоих детей — Алексея и младшего брата Аркадия. В школьные годы Смирнов посещал местный драмкружок, где проявились его театральные способности. Окончив школу в конце 1930-х годов, успешно сдал экзамены в театральную студию при Ленинградском театре музыкальной комедии. В1940 году он остается работать в труппе актером эстрады, успев сыграть всего лишь одну роль в оперетте «Роз-Мари».

Наступила Великая Отечественная война. Не дожидаясь повестки, Смирнов ушел добровольцем на фронт. Вслед за ним на борьбу с врагом ушел его младший брат Аркадий. Домой он не вернулся.

Воевал Алексей Макарович в 169-м Краснознаменном минометном полку 3-й артиллерийской Житомирской Краснознаменной ордена Ленина дивизии прорыва резерва Главного командования в должности инструктора по химической защите. Позже был назначен командиром огневого взвода 3-й артиллерийской батареи.

В составе своего полка воевал на 1-м Украинском, 2-м Белорусском, Западном и Брянском фронтах. О его подвигах красноречиво рассказывает гимнастерка, украшенная боевыми орденами и медалями, и стопка наградных листов.

В июле 1943 года в одной из разведывательных операций его разведгруппа попала в засаду. В перестрелке был тяжело ранен командир миномета, руководивший операцией. Противник обходил расчет со всех сторон, положение советских разведчиков стало критическим. Смирнов не потерял самообладания, заменил командира. Автоматным огнем лично уничтожил троих гитлеровцев. Под его командованием минометный расчет рассеял до двух взводов наступающей пехоты противника. За этот подвиг Алексей Макарович был награжден медалью «За отвагу».

В марте 1944 года во время наступления в районе деревни Онацковцы взвод старшего сержанта Смирнова прорвал вражескую оборону, уничтожив минометную батарею, станковый пулемет и около 30 единиц живой силы противника. В ходе ожесточенных боев к 9 марта взвод занял город Староконстантинов, уничтожил одно 75-миллиметровое орудие, два станковых пулемета и более 35 солдат противника.

За проявленную доблесть Алексей Смирнов первоначально был представлен к ордену Отечественной войны I степени, но получил стоявший на ступень ниже в наградной иерархии орден Красной Звезды.

В апреле того же года недалеко от деревни Пилява фашисты в составе двух батальонов и 13 танков перешли в контратаку. В обороне деревни принимал участие взвод Смирнова, который минометным огнем уничтожил четыре станковых и два ручных пулемета противника, 110 вражеских солдат и офицеров. Контратака противника захлебнулась, и немцы отошли на свои позиции.

Алексей Макарович руководил полковой самодеятельностью. За эти заслуги представлен к ордену Красной Звезды. Из наградного листа: «Тов. Смирнов, руководя Красноармейской художественной самодеятельностью в полку, на всем протяжении Отечественной войны показывая героическую борьбу Красной армии с немецкими захватчиками, создал культурный отдых рядового, сержантского и офицерского состава, воодушевляя их на борьбу с немецкими оккупантами». С мая по июнь 1944 года Смирнов организовал десять концертов, собрав аудиторию в количестве 6500 красноармейцев. И снова вышестоящее командование отменило орденское представление, заменив его медалью «За боевые заслуги».

В июле 1944 года при обороне высоты 283.0 Смирнов возглавил контратаку, лично взял в плен семерых солдат противника. Спустя неделю Алексей Макарович с тремя бойцами своего взвода подыскивал место для новой огневой позиции в районе деревни Журавка. Внезапно их группа была атакована гитлеровцами. Используя численное преимущество, противник стремился взять в плен четверых разведчиков. Вопреки ожиданиям немцев, группа Смирнова не только не сдалась в плен, но оказала отчаянное сопротивление. В итоге непродолжительного противостояния, из шестнадцати немецких солдат девять были убиты, пятеро взяты в плен, а двое спаслись бегством. За храбрость и личное мужество, проявленное в боевых операциях, командир взвода был удостоен ордена Славы III степени.

17 января 1945 года в период Висло-Одерской операции в районе деревни Посташевице минометный расчет в составе четырех человек нарвался на засаду немцев. Красноармейцы дали отпор противнику. Смирнов лично застрелил троих фашистов, а двоих взял в плен. Путь для батареи был расчищен. Из наградного листа на представление к ордену Славы II степени старшины Смирнова Алексея Макаровича: «22 января 1945 года, несмотря на интенсивный ружейно-пулеметный и артиллерийско-минометный обстрел противника, с расчетом на себе переправил миномет на левый берег реки Одер вместе с 36-м Гвардейским стрелковым полком. Откуда огнем из миномета уничтожил 2 пулеметные точки в деревне Эйхенрид и до 20 гитлеровцев. 36-й артполк овладел деревней и плацдармом на левом берегу реки Одер».

Это лишь подвиги, отмеченные наградами, а сколько их было на протяжении всей войны, никто не пытался подсчитать. Дойти до Берлина Смирнову помешала контузия. После лечения он был комиссован.

В 1946 году Алексей Макарович вернулся в Ленинград и снова появился на подмостках Ленинградского театра музыкальной комедии. В этот период он довольствовался массовками и ролями второго плана.

Его дебютом в кино была роль матроса с «Дианы» в фильме режиссера Яна Фрида «Балтийская слава» (1957). В следующем году он снялся в фильме Юрия Озерова «Кочубей» в роли буржуя. В обеих картинах не значился даже в титрах.

Театральное амплуа комедийного актера преследовало его и в кинематографе. Большим прорывом в творчестве Смирнова стали фильмы «Полосатый рейс» Владимира Фетина (1961) и «Деловые люди» Леонида Гайдая (1962). После грандиозного успеха этих картин о Смирнове заговорили как о талантливом актере.

За кулисами комедийных ролей таилась жизнь, полная трагизма. Алексей Макарович из-за тяжелой контузии так и не смог найти себе спутницу жизни. У многих представительниц прекрасного пола он вызывал лишь жалость и сострадание. Единственным родным человеком была его мать, которую он очень любил.

Жизнь в обветшалой ленинградской коммуналке никак не соответствовала статусу известного актера. Но бюрократический аппарат ленинградской киноиндустрии не удосужился хоть как-то улучшить его жилищные условия. А известный всей стране актер был скромен и не умел просить за себя.

Судьбоносным стало знакомство Алексея Макаровича с актером и режиссером Леонидом Быковым, который отнесся к бывшему фронтовику с должным уважением и пониманием. Роль Макарыча в фильме «В бой идут одни старики» (1973) была написана Быковым специально для Алексея Смирнова. И именно эта роль заставила зрителя взглянуть на своего кумира совсем с другой стороны. Весь трагизм той страшной войны Смирнов воплотил в своем герое.

Последние годы жизни Алексей Макарович тяжело болел и не мог уделять достаточно времени актерской работе. После сердечного приступа на полгода попал в больницу, и никто, кроме Леонида Быкова, ни разу не навестил его.

В очередной раз, прощаясь с больным, Быков произнес крылатую фразу: «Будем жить, Макарыч! Будем жить!» Спустя несколько дней, 11 апреля 1979 года, замечательный режиссер погиб в автомобильной катастрофе.

От Смирнова долго скрывали смерть друга, и лишь накануне выписки из больницы 7 мая 1979 года кто-то сообщил ему об этой трагедии. Известие оказалось роковым для актера. Лежа в кровати, Алексей Макарович отвернулся лицом к стене — мир перестал для него существовать. Очередной сердечный приступ оказался последним.


Читать далее   >


27 Апреля 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85802
Виктор Фишман
69134
Борис Ходоровский
61448
Богдан Виноградов
48748
Дмитрий Митюрин
34869
Сергей Леонов
34492
Сергей Леонов
32473
Роман Данилко
30362
Светлана Белоусова
16789
Дмитрий Митюрин
16457
Борис Кронер
16398
Татьяна Алексеева
15166
Наталья Матвеева
14803
Александр Путятин
14140
Светлана Белоусова
13382
Наталья Матвеева
13257
Алла Ткалич
12465