Генрих Брокар – парфюмерный бог России
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №4(390), 2014
Генрих Брокар – парфюмерный бог России
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
340
Генрих Брокар – парфюмерный бог России
В 1869 году фабрика уже занимала целый квартал

Сегодня Россия – один из наиболее перспективных и быстрорастущих рынков в мире по объемам продаж разнообразной продукции. Парфюмерии, косметики и бытовой химии – тоже. Современному российскому покупателю предлагается широкий выбор косметических средств разных производителей на любой вкус и кошелек. А ведь мало кто знает, что еще полтора столетия назад в Российской империи основная масса населения использовала в качестве главного моющего средства состав на основе печной золы. А настоящая, качественная парфюмерия была доступна лишь высшим слоям общества.

Подлинная революция в парфюмерной отрасли дореволюционной России произошла после приезда в страну французского подданного Генриха Брокара, превратившего мыло и духи в предмет повседневного спроса, доступный широким слоям населения.

Будущий создатель российской парфюмерной промышленности Анри Брокар родился в 1836 году в Париже, в семье преуспевающего парфюмера Атанаса Брокара. Еще с раннего детства у Анри проявился невероятный дар: он обладал необыкновенной способностью различать запахи, что было крайне необходимо в его будущей профессии.

В то время как в России даже не представляли, что мыло может иметь еще какой-то цвет, кроме черного, в Париже искусство изготовления моющих средств было поставлено на широкую ногу и имело глубокие корни. Атанас Брокар изобрел и запатентовал способ изготовления прозрачного мыла. Однако, несмотря на оригинальность идеи, дело молодого тогда предпринимателя не пошло – уж слишком высокой была конкуренция на этом рынке. В сложившейся ситуации Атанас принимает решение продать свой небольшой бизнес во Франции и вместе с двумя сыновьями отправляется в Америку.

Сначала заокеанский рынок казался ему неосвоенным и сулил большие прибыли. Однако бизнес в США не заладился. Осваивавшие континент переселенцы не были готовы тратить свои деньги на чистоту и аромат. Спустя несколько лет семья вернулась в Париж. Атанас впадает в депрессию, пьет, но сыновья не сдаются. Старший снова отправляется в Америку, а младший, Анри, колесит по странам Европы в поисках места, где его навыки найдут достойное применение.

Совершенно неожиданно таким местом становится огромная и загадочная Россия, о которой Анри имел крайне смутное представление. Он принял приглашение старого знакомого своего отца – известного французского парфюмера Гика, только что открывшего в Москве фабрику. В 1861 году двадцатичетырехлетний Анри приезжает в Первопрестольную на новое место работы, где его сразу стали именовать Генрихом Атанасовичем или Генрихом Афанасьевичем.

Первые впечатления от знакомства молодого француза с Москвой оказались крайне негативными. Его неприятно поразили грязные мужики в залатанных тулупах, пьяные купцы, самодовольные и тупые чиновники. Повсюду пахло перегаром и квашеной капустой, что было серьезным испытанием для чуткого обоняния парфюмера. Тем не менее он решил остаться – по вполне практическим соображениям. Зарплата, получаемая им у Гика, была значительно больше той, на которую он мог рассчитывать в Европе. К тому же неразвитый и по сути неосвоенный российский рынок показался ему крайне перспективным.

И все же Брокар с большим трудом привыкал к новой стране, предпочитая свободное время проводить в компании других образованных европейцев. Одним из наиболее интересных собеседников для него стал владелец магазина хирургических инструментов бельгиец Томас Равэ. К тому же Генриху очень нравилась дочь Томаса, красивая и прекрасно образованная Шарлотта. Известие о том, что у нее уже есть ухажер – известный певец, нисколько не смутило Генриха. Он продолжал часто бывать в доме Равэ, а на один из домашних концертов принес большой букет фиалок, которые попросил поставить на рояль. Брокар прекрасно знал тайны привораживающих ароматов. Как оказалось, запах фиалок пагубно влиял на голосовые связки – в результате возлюбленный Шарлотты спел «мимо нот» и, сконфуженный, был вынужден ретироваться. 7 сентября 1862 года Генрих и Шарлотта обвенчались по католическому обычаю.

Пока супруга готовилась к рождению первенца, Генрих изобретал ароматы. Спустя год на свет появился новый способ получения концентрированных духов. Понимая, что выгодных покупателей в России не найти, он отправился во Францию, где продал свое изобретение за двадцать пять тысяч франков знаменитой фирме «Рур Бертран».

На вырученные средства Брокар арендовал конюшню в Теплом переулке, нанял двух рабочих, Герасима и Алексея, купил два котла и обратился в городскую управу за разрешением на занятие мыловарением. Но, как это часто бывает в России, начинающему предпринимателю пришлось столкнуться с бюрократическими барьерами. В списках Ремесленной управы профессия «парфюмер» не значилась. Чиновники долго решали, к какому виду деятельности отнести мыловарение, и в конечном счете определили Генриха Брокара к фельдшерскому цеху.

Уже на следующий день после получения разрешения Генрих отварил первые шестьдесят кусков мыла. Оно называлось «Детское» и представляло собой аккуратные ароматные брусочки, на каждом из которых была выдавлена одна из букв русского алфавита. Оригинальная идея и низкая цена (в три раза дешевле, чем у конкурентов) помогли Брокару всерьез заявить о себе. Позже многие россияне признавались, что учились читать по Брокару. Вслед за «Детским» в продажу поступило прозрачное «Глицериновое», круглое «Шаром» и зеленое «Огурцовое». Однако подлинным триумфом фирмы стало мыло «Народное». Кусок стоил всего 1 копейку, в то время как у конкурентов цены начинались от 30 копеек. Не удивительно, что в этой ситуации даже крестьяне стали покупать новое мыло ящиками.

Удовлетворить резко возросший спрос имевшиеся производственные мощности не могли. Поэтому в 1866 году компания переехала в просторное здание фабрики на Пресне. Однако это не решило проблему. Брокару даже пришлось добиваться разрешения на установку паровой машины. Но спрос все равно превышал предложение. Тогда в 1869 году компания переехала в бывшую усадьбу Музиль на углу Арсеньевского переулка и Мытной улицы. Расширился и ассортимент предлагаемой продукции. Наряду с мылом под маркой «Народное» стали производить копеечную помаду и пудру.

Дальнейшее расширение производства требовало оперативного перевода компании в разряд товарищества, а также привлечения дополнительных инвестиций в проект. Предложений от инвесторов было хоть отбавляй, но Генрих отдал предпочтение саксонцу Василию Рудольфовичу Герману, скромному купцу второй гильдии с капиталом в десять тысяч рублей. Уже через неделю после подписания договора предприимчивый Брокар «сдал» совместной фирме за пять тысяч рублей в год свою усадьбу. Спустя еще год «Торговый дом Брокар и К0» открыл свой первый фирменный магазин на Никольской улице, в доме греческого подданного Бостанжогло.

Живя в России и занимаясь бизнесом, Генрих Брокар, тем не менее, так и не проникся к ней любовью. Он с трудом и без желания изучал русский язык и всю жизнь говорил со страшным акцентом. Однако полностью изолировать себя от общения с российскими гражданами он все-таки не мог.

Летом 1873 года в Москву приехала великая княгиня Мария Александровна. Предприимчивый француз встретился с ней и сумел покорить ее сердце. Высочайшей особе, которой тогда было шестьдесят девять лет, фабрикант преподнес восковой букет ландышей и фиалок, отдушенный специальными ароматическими эссенциями. В дополнение к букету прилагалось несколько флакончиков духов про запас. Спустя несколько месяцев Брокар становится официальным поставщиком великой княгини Марии Александровны с правом использования на своей продукции вензеля ее Императорского Высочества.

Все это оказалось весьма кстати, потому что в этот период компания находилась в состоянии настоящей войны с пиратами. Подпольные синдикаты тоннами выпускали низкокачественное мыло, выдавая его за продукцию Брокара. Не могли остановить лихих дельцов даже изобретенные фабрикантом и печатавшиеся на фабриках министерства финансов специальные наклейки, гарантировавшие подлинность продукции. А вот за подделку императорских вензелей можно было легко угодить на каторгу.

Защитившись от незаконных конкурентов, Брокар стал изобретать новые сорта мыла. Он пригласил к себе на работу самого знаменитого лаборанта-препаратора того времени француза Шевалье. За неполные шесть лет на российский рынок вышло мыло «Мятное», «Русское», «Кокосовое», «Национальное», «Сельское», «Французское», «Спермацетное», «Театральное», «Обеденное» и даже «Электрическое». Ни одно крупное событие в империи не обходилось без внимания Брокара и выпуска нового вида продукции. В начале Русско-турецкой войны появилось мыло «Военное», а после взятия русскими войсками Плевны была создана помада «Букет Плевны».

Стремительно растущий спрос побудил предпринимателя к открытию в 1878 году второго магазина на Биржевой площади. В его открытии приняла деятельное участие и супруга Шарлотта. Она предложила мужу подготовить такой набор, в который входили бы все виды продукции по цене 1 рубль за коробку. Набор включал духи высшего сорта, одеколон, люстрин для волос, туалетный уксус, вазелин, пудру «Лебяжий пух», пуховку, саше, помаду и мыло. Спрос превзошел все предложения. Уже к трем часам дня магазин был закрыт по просьбе властей. Конная полиция не могла сдержать толпу желающих приобрести сказочный товар. Был даже поставлен своеобразный рекорд – за шесть часов работы продали две тысячи комплектов, иначе говоря, продавалось по пять-шесть коробок в минуту.

Однако искусный парфюмер не останавливался на достигнутом. Брокар разработал хитроумный план, совмещавший новейшие достижения ароматической индустрии с извечной любовью человечества к халяве. Он выписывает из Франции молодого, но перспективного парфюмера Феррана и с его помощью, втайне от конкурентов, создает одеколон, в запахе которого был аромат ландыша, гвоздики и жасмина. Новая разработка получила название одеколон «Цветочный». На открытии одной из выставок в павильоне фирмы забил фонтан из этого одеколона. Доступ к фонтану был свободный. Воспользовавшись этим, посетители выставки не только мазали себя новым ароматом, но и окунали в фонтан предметы одежды. Многие возвращались к фонтану по несколько раз, принося все новые вещи. Таким образом, аромат распространился по всему городу. Казалось, наконец-то сбылась мечта Брокара отмыть Россию и заставить ее прекрасно пахнуть.

А тем временем на горизонте вновь замаячили конкуренты, на этот раз зарубежные. Почувствовав любовь россиян к парфюмерии, в страну хлынули соотечественники Брокара, предлагавшие товар напрямую из Парижа. Несмотря на то, что товары Брокара неизменно одерживали верх на международных выставках над такими гигантами рынка, как Легран и Бертран, Генрих Афанасьевич был глубоко уязвлен и устроил небольшую провокацию для решения возникших проблем.

Он купил партию лучших духов известнейшей парижской фирмы «Любэн», в присутствии свидетелей и нотариусов перелил их в свои флаконы, выставив на продажу. Вскоре покупатели возвратились с товаром обратно, требуя вернуть деньги. Этого и ждал Брокар. Он показал им нотариально заверенные протоколы перелива духов, заставив покупателей признать превосходство своей продукции.

И все же, несмотря на все старания Брокара, Россия так и не смогла стать Францией. Тогда предприниматель решил создать маленькую Францию в стенах своего дома. Здесь все говорили только по-французски, на полках стояли только французские книги, а на кухне повар-француз готовил исключительно французские блюда. Детей предпринимателя обучали французские гувернеры, а сами дети были подданными Франции и даже проходили действительную службу в рядах французской армии. По вполне понятным причинам Брокар выдал свою старшую дочь Евгению не за отпрыска российских купеческих или дворянских династий, а за вышеупомянутого парфюмера Феррана.

Еще с начала 1870-х предприниматель-миллионер занялся коллекционированием фламандской живописи. Очень скоро он стал главным конкурентом московских собирателей. Брокар обожал живопись. Среди коллекционеров даже ходили страшные истории – о том, как француз собственноручно замазал не вписывавшуюся, по его мнению, в композицию картины кошку или укоротил дамское декольте, посчитав его слишком неприличным. Вслед за живописью он начал скупать скульптуру, мебель и подсвечники. Для размещения всей этой гигантской коллекции даже пришлось открывать в Верхних торговых рядах (ныне ГУМ) собственную галерею. Открытие ее состоялось 22 марта 1891 года и привлекло широкое внимание общественности. Галерея Брокара была третьей в Москве, уступая лишь Музею изящных искусств и Художественной галерее братьев Третьяковых, а по посещаемости даже превосходила их.

В середине 1899 года врачи обнаружили у предпринимателя цирроз печени и водянку. К тому времени он уже был неизлечимо болен, но можно было продлить жизнь за счет лечения на водах. Однако Брокар продолжил по-прежнему активно заниматься бизнесом, курсируя между Россией и Францией. Его не стало 3 декабря 1900 года. Отпевание состоялось в католической церкви Святого Людовика на Лубянке, а похоронен он был на родине, в местечке Провен, близ Парижа, в фамильном склепе.

После смерти основателя бизнес продолжили его сыновья Александр и Эмиль. Благодаря их стараниям к 300-летию дома Романовых фирма получила титул «поставщика Его Императорского Величества». В том же году в продажу поступили новые духи «Любимый букет императрицы», занявшие первые места на всех международных выставках. Их автором был Ферран, ставший к тому времени главным администратором фирмы. Пост главного управляющего компании занимал Алексей Иванович Бурдаков, тот самый рабочий, который полвека назад начинал варить мыло вместе с непонятным французом. Теперь он стал потомственным почетным гражданином, разъезжал на форде и носил на цепочке золотые швейцарские часы.

В 1914 году компания с размахом отметила свой полувековой юбилей, а спустя три года грянула революция, фирма была национализирована и переименована в Замоскворецкий парфюмерно-косметический комбинат № 5. В таком качестве она просуществовала до 1922 года, когда на фабрику в качестве директора вернулся некогда выписанный Брокаром из Парижа бывший главный парфюмер Август Мишель. Именно он придумал для предприятия красивое и поэтичное название «Новая Заря». В 1924 году Мишель внес предложение: «Любимый букет императрицы» можно переименовать в «Красную Москву», что было благосклонно принято представителями советской власти.

Красно-белый дизайн упаковки, предложенный художником Евсеевым для всей парфюмерной линии «Красная Москва», остается неизменным с 1925 года. В фигурном флаконе в форме кремлевской башни заключены мечты Генриха Брокара, императрицы Марии Федоровны и грезы множества давно ушедших от нас русских красавиц. Технология изготовления духов на «Новой Заре», естественно, изменилась – советская парфюмерная промышленность не смогла сохранить легендарные рецепты.

Сегодня бывшие духи «Любимый букет императрицы» имеют чуть горьковатый запах. Из некогда дорогих духов «Красная Москва» превратилась в доступный широким массам парфюм, да и трудно теперь поверить в то, что вполне обычная российская парфюмерная компания когда-то выступала наравне с французскими и была отмечена многочисленными наградами престижных международных выставок.


15 Февраля 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84226
Виктор Фишман
67398
Борис Ходоровский
59851
Богдан Виноградов
46959
Дмитрий Митюрин
32411
Сергей Леонов
31388
Роман Данилко
28925
Сергей Леонов
24098
Светлана Белоусова
15147
Дмитрий Митюрин
14897
Александр Путятин
13383
Татьяна Алексеева
13146
Наталья Матвеева
12996
Борис Кронер
12405
Наталья Матвеева
11044
Наталья Матвеева
10741
Алла Ткалич
10327
Светлана Белоусова
10003