Чудак Фундуклей
ЖЗЛ
«СМ-Украина»
Чудак Фундуклей
Сергей Фантаз
журналист
Киев
784
Чудак Фундуклей
Иван Иванович Фундуклей, губернатор и почетный гражданин Киева

В центре Киева есть две параллельные улицы, которые разделяет всего лишь один квартал. До 1917 года они носили имена двух известных людей. Фундуклеевская улица была названа в честь Ивана Ивановича Фундуклея — гражданского губернатора Киева. Причем это произошло еще при его жизни — в 1869 году. Имя Бибиковскому бульвару дал Дмитрий Гаврилович Бибиков — генерал-губернатор Киева. Эти люди знали друг друга и даже по долгу службы сотрудничали. Но если сановный генерал не оставил в истории города никакого следа, то Фундуклей, человек весьма богатый и столь же щедрый, остался в памяти киевлян как всеми любимый и уважаемый градоначальник.

«НЕ ДОЛЖНО ЗАБЫВАТЬ, ЧЕМ ЧЕЛОВЕК РОЖДЕН И ЧЕМ БЫЛ...»

Родился Иван Иванович Фундуклей 13 ноября 1804 года в Петербурге.

Его отец, грек по происхождению, служил приказчиком в Елисаветграде. Потом содержал там же табачную лавочку и магазин. Жил впроголодь, на всем экономя и «наживая капитал».

Постепенно Фундуклей-отец сделался богатейшим человеком Новороссийского края — он владел несколькими заводами и тысячами десятин земли.

Среди тех, кто занимал деньги у старшего Фундуклея, был такой далеко не бедный человек, как князь Михаил Воронцов. Но аристократическое общество мало интересовало богатого откупщика.

Один из его современников вспоминал: «Это был громадный человек, добряк, хлебосол, но он никогда не обедал с гостями, а ел простую пищу. В его кабинете на видном месте висели красная рубаха, пестрые портки, поддевка и простой зипун с дегтярными сапогами, шапка и рукавицы крестьянские. Старик не стыдился прежней своей одежды и, показывая всем, говорил: «Не должно забывать, чем человек рожден и чем был...»

Светлейший князь Воронцов неоднократно высказывал желание заняться судьбой юного Ивана Фундуклея, но старый одесский откупщик считал, что его сын должен пройти отцовский путь и научиться жестокой борьбе за выживание. Желая только добра, он держал Ивана на полуголодном пайке, а с семи лет определил в работу.

Подросший наследник миллионов служил сначала мелким чиновником на одесской почте. Потом поступил в канцелярию Кабинета министров в Петербурге. Бедняге надоело протирать штаны за писанием канцелярских бумаг, и отец наконец смилостивился...

В возрасте 27 лет Иван Иванович вернулся в родной дом и поступил на службу чиновником особых поручений при новороссийском генерал-губернаторе князе Воронцове.

Одесса переживала экономический бум. Молодому и энергичному помощнику князя не раз представлялась возможность показать себя на деле. Но только через семь лет многоопытный Воронцов, убедившись в дарованиях своего протеже, открыл перед ним двери в круг высших имперских сановников. И вскоре Иван Фундуклей получил должность волынского вице-губернатора.

ДЕНЕЖНЫЙ ДОЖДЬ НАД КИЕВОМ

К тому времени умер отец, и Иван Иванович оказался обладателем огромных средств, которые сумел приумножить.

К отцовским владениям он присоединил стекольный завод под Чигирином, сахарный завод, вырабатывавший 78 000 пудов сахара в год, и купленную у графа Воронцова часть имения в Гурзуфе, где получал 7 000 ведер виноградного вина ежегодно.

Неравнодушный к чужим деньгам киевский генерал-губернатор Дмитрий Гаврилович Бибиков проведал, что в Житомире появился чиновник-миллионер, и тут же начал хлопотать о его новом назначении...

12 апреля 1839 года Фундуклей занял почетный пост киевского гражданского губернатора. Разумеется, Бибикова интересовали не деловые качества Фундуклея, а возможность пользоваться его кошельком.

Как пишет один из мемуаристов, Иван Иванович «не заискивал в Бибикове, ни разу не унизился, даже отстаивал твердо свои права против капризов генерал-губернатора».

Последний за все годы своего пребывания в Киеве ни разу не переступил порога губернского правления. Всеми делами занимался Фундуклей, и весьма успешно.

Что же касается денежных «одолжений», то делалось это самым что ни на есть благопристойным и деликатным образом:

«Обязанный давать в высокоторжественные дни обеды или балы, которые обходились в 500 рублей, Бибиков дня за два до праздника упросит Фундуклея дать вместо него обед или бал.

Иван Иванович, усердно нюхая табак, отвечает: «Хорошо-с».

Дает прекрасный обед или бал, причем в уборной дамам предоставлялись перчатки, башмаки, духи и прочее. Все смотрят на Ивана Ивановича как на гостя и забывают, что он хозяин, а бал оживлен и весел».

Но Фундуклей не обижался...

Иван Иванович превзошел все ожидания генерал-губернатора и оказался сказочно щедрым. То ли от широты душевной, то ли чтобы избавиться от обузы, Фундуклей практически за свой счет выстроил Бибикову дом и ежеквартально жаловал(!) своему бесцеремонному шефу отступные...

Чтобы у управляющего его канцелярии не было необходимости брать взятки, Фундуклей ежегодно выплачивал ему из собственных средств 12 000 рублей.

За свой счет отремонтировал губернаторский дом, выписал превосходную мебель из Парижа и подарил городу.

По заведенному обычаю, каждый день начинался с утреннего съезда чиновников в доме губернатора, где обсуждались все текущие дела. Для каждого, кто приходил утром с докладом, был открыт буфет и давали завтрак.

В то время бытовала и такая практика: состоятельные землевладельцы назначали полицейским чиновникам годовые оклады. «Если богатые помещики не будут платить полиции, то она станет получать средства от воров!» — говорил Фундуклей.

Иван Иванович никогда не брал взяток, в порочащих связях замечен не был. Не чиновник — творимая легенда.

«Да зачем ему эти ваши посильные гроши, когда у него денег куры не клюют? — бывало, в сердцах воскликнет Николай I. — Этому, брат, денег не надобно. Свои девать некуда».

Однако в своих суждениях царь ошибался. Миллионер Фундуклей всегда находил банкнотам применение. Он не стыдился своих миллионов, не прятал их впрок, а старался всячески извлечь из них пользу...

Щедростью Фундуклея пользовались многие, но лишь считаные люди в Киеве знали, каким губернатор был человеком. Удивительная судьба наложила на его характер свою странную печать.

«ДА НАШ ДЬЯЧОК — БОГАТЫРЬ!»

Он жил холостяком, уединенно, более чем скромно, никого не посвящая в детали своего быта. И поэтому ему не раз случалось поражать киевлян, беззаветно любивших своего гражданского губернатора, непонятными поступками, потаенными дарованиями и способностями.

Иван Иванович знал чуть ли не все языки Европы, однако никогда не говорил ни на одном из них. Исключение делалось лишь для иностранцев.

Другая странность такого же рода: он прекрасно играл на фортепиано. Но, опять-таки, никто никогда не слышал его игры. А знали только, что ему постоянно приходили новые ноты. «Каждую неделю передаю ему самые модные нотные партитуры», — говорил почтальон, таща очередную депешу в дом на Липках.

Губернатор Фундуклей избегал светского общества, но вместе с тем любил бывать среди поэтов, художников, писателей. Интересовался новостями науки, всевозможными предсказаниями. Часами рылся в городских архивах.

В истории Киева Иван Иванович Фундуклей навсегда остался ревностным хранителем старины.

Его фундаментальный труд «Статистическое описание Киевской губернии» — воистину непревзойденное по объему и наличию фактического материала издание, без которого полное изучение географии, этнографии и промышленности нашего края сегодня было бы невозможно.

Другой труд Фундуклея — «Обозрение Киева и Киевской губернии по отношению к древностям», напечатанный в 1847 году, — до сих пор остается настольной книгой для пытливого исследователя киевской старины.

В «Обозрении могил, валов и городищ Киевской губернии», изданном год спустя, Иван Иванович выступил уже как археолог.

Отметим, что все перечисленные книги автор издал за свой счет...

Но больше всего удивил киевлян такой случай.

Как-то во время служебной поездки коляска Фундуклея застряла в колдобине. Губернатор в это время сладко спал. Кучер спрыгнул с козел и, несколько раз попытавшись сдвинуть экипаж с места, хотел уже идти в ближайшее село за волами. Но тут Иван Иванович проснулся, посмотрел, взялся рукою за ось переднего колеса и... поднял экипаж из ямы! Тогда в Киеве начали судачить: «Батюшки, да наш дьячок — богатырь!»

Горожане искренне любили своего Фундуклея и... считали его чудаком. Они дали ему сразу два прозвища — «прекрасная испанка» и «дьячок».

Образованные люди, заметив его большую фигуру, закрытую зонтиком, говорили: «Вот идет прекрасная испанка». А простолюдины проверяли по нему время, сказывая: «Седьмой час — вон уже дьяк с горы спускается».

«Дьяком» называли Фундуклея потому, что в своем длинном английском ватошнике он очень напоминал известную киевлянам фигуру златоустовского дьячка Котина. В таком же длинном ватошнике тот сидел с тарелочкой и кропильницей у деревянной церкви Иоанна Златоуста и «переймал богомулов», уговаривая их «не ходить на Подол до братчиков, бо они дуже учени и переучени, а класти упрост жертву Ивану».

Издали дьяк Котин и губернатор Фундуклей в английском стеганом пальто имели по фигуре много сходства.

Немногие знали, что даже в жару Иван Иванович вынужден был носить теплую одежду для выпотевания. Такой метод лечения его страшного недуга, сочетаемый с приемом лекарственных травок, назначил лекарь.

Да и народа сторонился Фундуклей, прикрываясь от любопытных прохожих большим зонтом, все по той же причине — стеснялся своих лишаев (мокрой экземы).

Чтобы выпотевание шло сильнее, губернатор делал свои вечерние прогулки, неизменно прижимая к своей груди любимую собачку — пегую левретку. Спускаясь вниз по Институтской горе, шел Крещатиком и потом опять поднимался на Липки по крутой Лютеранской горе, где присаживался для короткого отдыха на лавочке у дома портного Червяковского. Потом, отдохнув, шел домой...

ЧУДАК-ЧЕЛОВЕК

Иван Иванович любил Киев. Он заботился о больницах, детских приютах, школах. В годы губернаторства Фундуклея — с 1839 по 1852 год — активно развивались торговля, транспорт, связь. Губернатор создал гражданский фонд помощи больным и бедным. В тюрьмах улучшились условия содержания заключенных.

Весной 1845 года вода из Днепра затопила весь Подол и часть Оболони. За собственные деньги Иван Иванович поддерживал многодетные семьи, пострадавшие от наводнения.

Именно со времен Фундуклея губернское правление стало выделять значительные средства для восстановления разрушенных усадеб на Оболони, а их хозяева в период бедствия размещались в просторных помещениях Контрактового дома.

Обычно же в Контрактовом доме на Подоле проходили сельскохозяйственные, фабричные и художественные выставки. Горожане могли здесь отдохнуть, послушать концерт, посмотреть драматические пьесы.

Одно время Киевский университет из-за политических распрей был закрыт. Но с 1842 года при участии Фундуклея он снова начал работу. Правда система преподавания немного изменилась. Во избежание участия студентов в политике им предлагали заниматься верховой ездой, музыкой, танцами, поэзией.

Если Иван Иванович помогал кому-то деньгами, то делал это неприметно для посторонних глаз, не требуя благодарности. Нередко дело касалось довольно больших сумм.

Про неповторимую манеру гражданского губернатора тихонько совать в руки просителей крупные ассигнации один из его современников вспоминал так:

«Он много делал добра, много помогал бедным, но как-то так, что это было незаметно. Бибиков давал три копейки с шумом, с эффектом, а Фундуклей, казалось, никому не давал, но я сам раз видел, как к нему подошла бедная благородная вдова, старушка, и показала ему требование уплатить 300 рублей долгу. Фундуклей, проходя мимо, сунул ей в руку 2 000 рублей, и никто не заметил, кроме меня, а старушка приняла их без удивления, должно быть, не в первый раз...»

(Для справки: в то время годовое жалованье, например, горничной составляло 36 рублей в год.)

Иван Иванович Фундуклей, хоть и был очень важным чиновником, никогда не брезговал душевным разговором. Правда, делал это весьма своеобразно: мог посидеть, послушать молча, покивать головой и пойти домой, делая выводы. А на прощание робко поинтересоваться у собеседника: «Уважаемый, может, вам помощь какая нужна?..»

Интерес этот никогда не был праздным: в случае нужды Фундуклей моментально доставал бумажник и вытаскивал оттуда несколько помятых купюр. Чудак-человек…

ПРИЗНАН ПРИ ЖИЗНИ

В 1840—1850-х годах строительство Киева шло быстрыми темпами.

Особенно интересны проекты архитекторов отца и сына Беретти — Университет имени Святого Владимира, обсерватория, Институт благородных девиц, Анатомический театр, Первая мужская гимназия. Все они были реализованы при правлении Фундуклея. Он самолично наблюдал за строительством первой Киевской городской думы.

По инициативе губернатора начали закладывать Ботанический сад в районе университета, который по тем временам занимал 20 гектаров.

Именно тогда, при финансовом участии Фундуклея, был вымощен брусчаткой Андреевский спуск, а со временем улицы Московская, Михайловская, Житомирская, Софиевская. Завершилась реконструкция Софиевской площади. А Крещатик стал главной центральной магистралью города.

Ивану Ивановичу Фундуклею киевляне обязаны первым водопроводом!

При его правлении был возведен знаменитый Николаевский цепной мост над Днепром, который считался самым красивым в Европе.

В 1843 году по инициативе Фундуклея на Театральной площади (теперь Европейской) был построен фонтан с мраморной чашей и бассейном, который киевляне называли в честь губернатора «Иваном» или «Фундуклеевским»...

Интересен и такой случай, описанный мемуаристом:

— У Фундуклея в канцелярии заведовал полицейскою частью и паспортами весьма способный чиновник Попов. Это был крошечный человек, плешивый, с загнутым кверху носом, но умный и способный. Мы прозвали его Сократом.

Это Сократ начал строить большой каменный дом и уже подвел под него крышу. Вдруг оказывается, что у Сократа недостаток казенных денег 20 000 рублей. Фундуклей, зная, что Попов не пьет, не играет, спросил: «Где деньги?» Сократ признался, что выстроил на них дом, надеясь выручить более и пополнить.

Иван Иванович признал его поступок только неосторожным, внес за Попова деньги, оставив его на службе, а дом взял себе...»

Этот дом можно и теперь видеть на углу улиц Богдана Хмельницкого и Пушкинской. Долгое время он оставался необитаемым, поскольку губернатор жил в служебном помещении на Липках. Но в 1852 году, когда Киев искал помещение для первой общегородской женской гимназии нового типа, открытой для всех слоев населения, Фундуклей безвозмездно передал дом в собственность учебному заведению.

Сам он уже переехал на новую службу в Варшаву, но продолжал финансировать женскую гимназию, которая получила название «Фундуклеевская». Позже ее переименовали в Киево-Подольскую.

В этой гимназии учились такие знаменитые люди, как поэтесса Анна Ахматова, профессор и историк Полонская-Василенко, актриса Донец-Тессейр.

Весной 1852 года Фундуклей уезжал в Польшу. Расставаясь со своим обожаемым гражданским губернатором, киевляне по-настоящему рыдали и клялись в том, что не забудут его никогда!

Нужно сказать, что и на новом поприще Иван Иванович проявил свои недюжинные способности: в 1865 году он был назначен вице-председателем государственного совета Царства Польского.

В 1872 году признательные горожане избрали Ивана Ивановича почетным гражданином Киева. А на три года ранее, при упорядочении названий городских улиц, одну из центральных назвали Фундуклеевской. Много ли есть администраторов, при жизни удостоенных подобной славы?

В 1919 году Фундуклеевскую улицу нарекли именем Ленина. Впрочем, недавно ее опять переименовали — в улицу Богдана Хмельницкого. Это произошло вопреки желанию киевлян. Много лет они пытались вернуть городу имя замечательного человека, который так любил и так много сделал для Киева. Но, к сожалению, нынешние городские чиновники мало интересуются мнением своих избирателей...


31 Января 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85196
Виктор Фишман
68635
Борис Ходоровский
61017
Богдан Виноградов
48070
Дмитрий Митюрин
34226
Сергей Леонов
32101
Сергей Леонов
31996
Роман Данилко
29980
Светлана Белоусова
16352
Дмитрий Митюрин
16147
Борис Кронер
15443
Татьяна Алексеева
14558
Наталья Матвеева
14236
Александр Путятин
13945
Наталья Матвеева
12471
Светлана Белоусова
12009
Алла Ткалич
11742