«Черный квадрат» против «Жаркого круга»
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №12(346), 2012
«Черный квадрат» против «Жаркого круга»
Виктор Лобачев
историк, журналист
Гатчина
249
«Черный квадрат» против «Жаркого круга»
Казимир Малевич

В творчестве каждого художника есть одно или несколько произведений, чётко выражающих его сугубо индивидуальную концепцию видения окружающего мира. Иными словами, свою философию жизни мастер высказывает, используя собственный «язык», создавая на полотне художественный образ, который передает зрителям личное мироощущение автора.

Знаменитый художник Казимир Северинович Малевич, вошедший в мировую историю как представитель русского авангарда, родился 26 февраля 1878 года, в семье по меркам того времени весьма обеспеченной. Отец - Северин Антонович Малевич - служил управляющим сахарного завода у миллионера Терещенко в селе Пархомовка Харьковской губернии. Мать - Людвига Александровна – была домохозяйкой, воспитавшей девять детей.

В детстве мальчик обожал наблюдать за полётом ястреба. А чтобы привлечь его внимание, Казимир привязывал на крыше сарая за ногу цыплёнка, приготовив заранее лук и стрелу с иголкой, чтобы защитить его от нападения. Но после ряда неудач с охотой на пернатого хищника эту забаву пришлось оставить.

Вспоминая о годах, проведённых в Пархомовке, Казимир Северинович писал: «Я помню хорошо и никогда не забуду, что в первую голову меня всегда поражала окраска и цвет, потом бури, грозы, молнии, и тоже полное спокойствие после грозы, ночь и день эта смена меня очень волновала. И я помню тоже, как трудно меня было уложить спать или оторвать от увлечения наблюдением или вернее просто смотрением на звезды горящие, на тёмное как грач небесное пространство».

Неосознанная тяга к такой вот созерцательности у мальчика тем не менее не нашла отражения в попытках рисовать. Казимир, живя в провинции, не знал, что есть карандаши и краски, которыми можно что-то изобразить, хотя, судя по воспоминаниям, он удивлялся тому, как отец мастерски рисовал голову домашнего козла и выгравированные в профиль лица на медалях.

Первая попытка рисования была спонтанной и пришла абсолютно неожиданно, так сказать, с бытовой стороны. Настоящим потрясением для мальчика стала работа маляра, красившего крышу дома зелёной краской, того же цвета, что и листва деревьев, трава на лугах. Дождавшись, когда маляр ушёл на обед, Казимир залез на крышу и впервые стал рисовать дерево «с натуры», прямо на крыше. Увы, дерево не получилось, а подошедший маляр испустил зловещий вопль и долго искал непрошенного подмастерья. Однако, что касается самого юного живописца, то он почувствовал «уж очень приятное ощущение от самой краски и кисти».

Отец, посещавший Киев по служебной надобности, любил брать с собой подраставшего первенца, рассчитывая, что тот в будущем освоит специальность мастера сахароварения. В Киеве одиннадцатилетний мальчик случайно увидел в магазине нарисованную маслом картину, на которой девушка чистила ножом картошку. Свисающая с ножа кожура, была столь реалистична, что он, не выдержав, отважно вошёл в магазин, заглянул за витрину и окликнул девушку. Сделанное открытие повергло мальчишку в изумление, граничащее с шоком…

С этой минуты Казимир заболел рисованием. Чем только он не рисовал - микстурой и кисточками для смазывания горла у больных дифтерией, приобретаемой в аптеке, печным углём и даже вареньем. Наконец, мать купила ему ко дню рождения настоящий этюдник с набором красок.

В 1895 году Малевич поступает в Киевскую рисовальную школу Мурашко. К тому времени его семья переехала в Курск. В летние месяцы он посещал Конотоп, где усиленно писал пейзажи с коровами и аистами, вынашивал тайную мечту о поездке в Москву, для продолжения обучения живописи.

Для реализации этих планов нужны были деньги и Казимир поступил на работу в качестве чертёжника в управление Курско-Московской железной дороги. Но молодой человек, в нарушение служебных инструкций, часто не выдерживал монотонности черчения, оставлял «служебную нуду», подходил к окну, ставил на подоконник натянутый на подрамник холст, и начинал писать красками этюд улицы, что была видна из окна чертёжной. Сослуживцы, видя на холсте знакомую до мелочей улицу, каждый раз изумлялись тому, как она под кистью художника странно изменялась.

В 1899 году Малевич женится на Казимире Ивановне Зглейц. После пяти лет семейной жизни художник, не смотря на возражения жены и наличие двоих детей, принимает решение ехать в Москву для получения художественного образования. В семейных отношениях начался разлад.

В Московское училище живописи, ваяния и зодчества Малевича не приняли. Ему не хотелось везти домой эту свою неудачу, к тому же он понимал, что по-настоящему заняться живописью в Курске вряд ли ему удастся. Малевич селиться в Лефортово, в доме – коммуне художника Курдюмова. Но к весне деньги закончились, и Казимир Северинович был вынужден вернуться в Курск к семье, в постылую чертёжную.

Летом 1906- го он предпринимает вторую попытку поступить в московское училище, но вновь терпит неудачу.

Через год в Москву переехала мать – Людвига Александровна Малевич. Ей удалось устроиться на работу заведующей столовой. Сняв пятикомнатную квартиру, она собрала невестку с сыном и внуками под одну крышу. После её приезда Казимир Малевич стал посещать студию Рерберга.

Между тем супругам стало ясно, что семейная жизнь не сложилась и невестка, забрав детей, уехала в село Мещерское, в котором поступила на работу в больницу фельдшером. Вскоре она покинула село вместе с новым мужем, оставив детей в семье заведующего хозчастью больницы Михаила Рафаловича. Приехав за детьми, Казимир Северинович познакомился с его дочерью Софьей Михайловной, которая стала гражданской женой художника.

В автобиографии художник обозначил свои искания несколькими этапами. На ранней стадии творчества Малевич обратился к примитивным изображениям крестьян. Далее последовало увлечение «натурализмом», включавшим реализм в духе Шишкина, Репина. Художники этого направления (французское - naturalism; или латинское antura – природа), в отличие от реалистов, не обобщают образ природы, а точно её копируют, подобно бесстрастной фотографии. В таких полотнах нет связующей нити между внутренним миром мастера и выбранной им натурой. В картинах всё красиво, даже рабочий, рубящий камень кайлом, написан в белоснежной рубашке на фоне ослепительной природы.

Следующее увлечение Казимира Севериновича – импрессионизм (фр. impression – впечатление). Художники – импрессионисты признавали единственный способ создания полотен – этюд, написанный на пленере, с натуры, где главное- световые эффекты, игра цветовых контрастов, вибрирующие мазки красок.

Импрессионистский метод отчётливо прослеживается в пейзажных работах, где для придания устойчивой композиции Малевич обводит контуром предметы, как бы прикрепляя их к плоскости, добиваясь особой выразительности яркими цветовыми пятнами. Сохранились холсты этого периода - «Цветочница». «На бульваре», «Купальщицы», «Река в лесу», « Сёстры».

В начале 1911 года в работах художника импрессионизм уступает место кубизму (фр. Cubisme – куб). Это отказ от реального изображения вещей и человека путём разложения видимых форм на простейшие, подчёркнуто геометризованные условные формы – объёмы: кубы, треугольники, шары. Не удовлетворившись этим новшеством, художники абстракционисты – кубисты переходят к абстрактным формам - сложному сочетанию всевозможных объёмов и предметов.

Самыми удачными картинами Малевича искусствоведы – эксперты авангарда считают «Туалетную шкатулку», «Портрет Клюна». Художник искал своё собственное видение нового направления, пытаясь соединить футуризм (лат.futurum – будущее) с реализмом, назвав этот метод – «заумный реализм» или «алогизм» – изображение вопреки здравому смыслу.

Картины действительно «заумны», а их названия «Корова и скрипка», «Авиатор», «Англичанин в Москве» неискушённому зрителю не подсказывают ответы, а, наоборот, увеличивает число недоуменных вопросов. К примеру, зачем художник написал вместе корову и скрипку? Какая тут логика? Специально созданная автором бессмыслица– «заумное искусство», то, что находится на уровне подсознания. Такая трактовка картин вызывала непонимание столь странной и непривычной живописи.

И только удачное смешение кубизма с футуризмом на время прекратило творческие поиски. Казимир Северинович начинает активно участвовать в художественных выставках авангардистов.

В 1909 году Малевич развёлся с первой женой и вступил в брак с Софьей Михайловной Рафалович. С этого момента подмосковный дом в Немчиновке, принадлежащий отцу жены, становится желанным местом, куда художник постоянно возвращался, работал и подолгу жил.

Летом 1913 года в Карелии на даче Матюшина состоялся первый всероссийский съезд футуристов, на котором присутствовали Маяковский, Бурлюк, Малевич, Кручёных, Хлебников. Участники съезда выпустили манифест, объявив о создании театра футуристов, дав ему название «Будетлянин».

Не теряя времени, футуристы решили создать спектакль – оперу в двух действиях. Кручёных сочинил либретто, Матюшин музыку, Малевич эскизы костюмов и декорации. Премьера оперы под названием «Победа над солнцем» состоялась 3 и 5 декабря 1913 года в петербургском Луна – парке. Пролог, написанный поэтом Хлебниковым, читал Кручёных.

Необычность спектакля начиналась с того, что занавес не поднимали, а рвали пополам. Яркий свет мощных прожекторов слепил зрителей, на сцене огромные богатыри с прикреплёнными на плечах картонными шлемовидными разрисованными головами боролись против войны. Сказочный рост богатырей – «Будетляндцев», одетых в необычные костюмы, поражал зрителей. Во втором акте задник сцены был оформлен наподобие чёрного квадрата, а действия актёров, по мнению зрителей, выражали: «Чёрт знает что!».

Большинство возмущённых театралов истошно вопило об обмане, и только небольшая часть сторонников футуристического искусства выражала одобрение. После второго спектакля, опера исчезла со сцены, но появилось напечатанное либретто в брошюре.

Спустя два года, когда наметилось второе издание оперы «Победа над солнцем», Малевич в письме Матюшину писал: «Я очень буду Вам благодарен, если Вы поместите один мой рисунок завесы в акте, где состоялась победа. … Рисунок этот будет иметь большое значение в живописи. То, что было сделано бессознательно, теперь даёт необычайные плоды».

Малевич встал на очередной путь творческих исканий, но за прошедшие два года, в отличие от предыдущих попыток, неожиданно найденное художественное решение в опере стало плодотворной разработкой нового течения в русском авангарде.

Декабрьским холодным днём 1915 года на последней выставке художников – футуристов, проходившей в петроградском «Художественном бюро» Добычиной на Марсовом поле, было жарко. Казимир Малевич выставил сорок девять беспредметных картин, названых супрематическими полотнами. Среди них выделялся «Чёрный квадрат», с пояснениями в выпущенной к московской выставке брошюрой о супрематизме – беспредметном искусстве. Рядом, дополняя «Чёрный квадрат», находились картины «Чёрный круг» и «Чёрный крест».

В начале 1916 года Малевич вместе с критиком Пуниным выступил с научно – популярной лекцией «Кубизм – футуризм – супрематизм». В докладе художник объяснял, что «предыдущие школы и передвижники, в которых я был влюблён, делали так: они подбирали соответствующую тему и в форму этой темы укладывали живопись…. Но эти мастера ставили тему главным содержанием. Я пришёл к другому способу. Я никоим образом ни хотел живопись делать средством, но только содержанием. … Они жили чувством беспредметным, а создавали и делали предметные вещи».

В этом выступлении он призвал авангардистов отказаться от канонических ценностей и развивать новое революционное беспредметное искусство. Молодые художники не только приняли супрематизм, но и стали его последователями. Такие крупные мастера как Розанова, Клюн, Пуни, Удальцова, Степанова, Попова, Родченко шли за Малевичем в «плоскость космоса», рисуя, висящие на огромных цеппелинах города, межпланетные станции – спутники, создавая различные футурологические проекты под названием «Планиты для землянитов».

Надо отметить, что любое течение в искусстве признаётся в том случае, если оно создаст школу учеников и найдёт применение в практической реализации. Не удивительно, что супрематизм поддержали архитекторы, привыкшие работать с кубическими формами и объёмами, которые стали создавать из картона и бумаги целые макеты интересных конструкций (архитектоны) общественных зданий для иных миров и планет.

Но самое широкое применение новое течение нашло в дизайне. Необычайные по форме и раскраске фарфоровые сервизы, утилитарная посуда, вазы, экстравагантные флаконы для духов и крема пользовались огромным спросом. Кстати, сам Казимир Северинович разработал в 1920 году дизайн флакона под одеколон «Северное сияние» в виде хрустальной ледяной глыбы с белым медвежонком – пробкой. Флакон «Северного сияния» успешно продавался до конца 1980-х годов. Ученики Малевича Суетин и Чашник создали знаменитый чайный набор с оригинальным по форме супрематическим заварным чайником. Несмотря на значительную партию этих наборов, на одном из зарубежных аукционов этот сервиз был продан гораздо дороже, чем картины лучших представителей зарубежных авангардистов.

Наконец, когда мы видим на женщинах платья с расцветкой из ярких интересных цветных линий, квадратов и других геометрических деталей, это и есть супрематическая живопись, которую восторженно приняла текстильная промышленность. До сегодняшнего дня миллионы метров ткани с привлекательной беспредметной формой легко конкурируют с реальным цветочным или любым предметным рисунком.

Существует множество версий, легенд и мифов по поводу картины Казимира Малевича «Чёрный квадрат». Именно это произведение знают все любители живописи. О нём написаны сотни книг, изучена каждая кракелюра (трещина красочного слоя), но странная тяга к этому холсту с годами только возрастает.

Итак, толчком к написанию картины послужил задник сцены, написанный для футуристкой оперы «Победа над солнцем». Смысл оперы предлагалось рассматривать как борьбу двух космических сил, чёрного космоса и солнца, которое исправно светит миллионы лет, но по мнению авангардистов 1920-х годов, большинство жителей Земли несчастны и не находят достойного места под этим «жарким кругом». Отсюда вывод - Солнце не справедливо и его надо заменить на квадрат, пусть космос будет белым, а солнечные лучи, подобно отрицательной энергии, поглотятся и переработаются в чёрном квадрате, который как в солнечное затмение закроет Землю и победит Солнце. Предложения футуристов по замене «светила» были самые различные; «Председатель земного шара» Хлебников выстраивал взаимодействие космоса и Солнца в виде числовой математической модели, Владимир Маяковский предложил проще – заменить собой солнце, обязуясь «светить и никаких гвоздей».

Супрематизм в космологии можно трактовать как начало и конец традиционных взглядов, отвечающих воззрению Малевича о том, что живописная форма не является производной от действительности, но существует самостоятельно и имеет собственную силу выражения. «Чёрный квадрат» вобрал в себя все живописные представления, существовавшие до этого, он закрывает путь натуралистической имитации; присутствует как абсолютная форма и возвещает искусство, в котором свободные формы – не связаны между собой».

Конструированием космологии занимались многие художники; Кандинский, Чюрлёнис, Рерих, были и менее известные художники. Всех их объединяло умение находить через незначительную деталь или форму конструкцию вселенной, не нарушая единую общность мира.

…Теория мирового господства масонских обществ тщательно опровергается, дескать, это преувеличение, так как роль масонов в современном обществе ничтожна. Не будем устраивать диспут. Но к учению тайного общества розенкрейцеров придётся обратиться в связи со странными совпадениями, отражёнными в творчестве Малевича.

Коротко о тайном ордене розенкрейцеров (от слов роза и крест) и его доктрине. «Розенкрейцеры ставили задачу изменения человеческого общества в эзотерическом духе. … Все люди должны осознать свою взаимосвязь с миром невидимым, с космосом и стараться не нарушать космическое равновесие. Их можно этому научить; для этого они должны читать книги и проходить розенкрейцерское посвящение. Тот, кто примет это звание, – писали розенкрейцеры в своих манифестах – станет мастером всех искусств и ремёсел; ни один секрет не будет ему недоступен; все хорошие работы прошлого, настоящего и будущего будут ему доступны. Весь мир предстанет как одна книга, а противоречия науки и теологии будут преодолены».

Одним из теологов и защитников тайного общества считается английский врач, философ – мистик, астролог и алхимик Роберт Фладд , который в медицине следовал медику и астрологу Парацельсу, а в философии являлся сторонником гностических (религиозных учений), неоплатонических (трактаты, завершающие античную философию) и каббалистических учений (о природе Бога, Мира и души человека). Роберт Фладд написал и издал восемь томов сочинений, где причудливо переплелись различные экзотерические учения.

Весьма вероятно, что с учением розенкрейцеров был ознакомлен или «посвящён» художник польского происхождения Казимир Северинович Малевич.

Окончание следует


7 июня 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999