Черногорцы — солдаты и поэты
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №8(394), 2014
Черногорцы — солдаты и поэты
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
585
Черногорцы — солдаты и поэты
Александр «Лексо» Саичич (серб. Александар Лексо Саичић)

Черногория – маленькая страна на побережье Адриатического моря – издавна считалась верным союзником России. В какой степени это расхожее мнение соответствовало действительности – вопрос спорный, поскольку при случае ее правители заигрывали и с нашими геополитическими соперниками. С другой стороны, симпатия к могучим единокровным и единоверным братьям со стороны рядовых черногорцев – факт бесспорный и не подлежащий сомнени-ям. И подтверждается он не только расхожей, хотя и несколько устаревшей поговоркой «Нас с русскими 150 миллионов, а без русских нас всего горстка – два грузовика и тележка», но и судьбами таких людей, как Йован Липовац и Лексо Саичич.

ВМЕСТО ПУТЕШЕСТВИЙ – ВОЙНА

В 1875 году Йовану Поповичу-Липовацу шел девятнадцатый год. Позади третий курс Московского университета, впереди – мечта о далеких путешествиях, новых открытиях и всемирной известности. Однако начавшаяся война направила эти планы в совершенно определенное ратное русло…

В 1875 году христианские народы Боснии и Герцеговины восстали против Османской империи, и Йован, покинув Россию, вернулся на родину.

Он отправился в Хрватску-Констайницу, где сформировал партизанский отряд – чету, во главе которого нападал на пограничные османские разъезды. В ноябре, после поражения турецких войск под Муратовичем, наступило временное затишье, а в мае 1876 года три европейские державы – Германия, Австро-Венгрия и Россия собрались для переговоров, чтобы обсудить ситуацию на Балканах.

Одновременно за другой стол переговоров сели представители Сербии и Черногории, заключившие соглашение о совместных действиях против Османской империи. Теперь повстанческие войска Герцеговины объединились с армией Черногории и 30 июня 1876 объявили войну Турции.

28 июля под Вучег Дола черногорцы одержали первую крупную победу над противником. В этой битве сражался уже прославленный своей храбростью Йован Липовац, награжденный за свое мужество высшей боевой наградой страны – золотой королевской медалью Милоша Обилича.

В 1877 году Липовац вернулся в Россию и поступил «охотником» сначала в добровольческий Санкт-Петербургский батальон, а затем в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк. Его дальнейшая судьба оказалась теперь связана с армией и с Россией.

Служба не мешала ему заниматься своим образованием. В том же году он поступил в Тифлисское пехотное юнкерское училище, где экстерном сдал экзамены на офицерский чин, вернув-шись в полк в звании портупей-юнкера.

Вместо родных Балкан Липовацу пришлось воевать с турками на Кавказе. Особо ожесточенные сражения разгорелись вокруг крепостей Эрзерум и Карс.

Отважному черногорцу было где развернуться. При взятии Авлиярской высоты в сентябре 1877 года, когда рота охотников под командованием Липоваца первой ворвалась в укрепления неприятеля, где он лично убил коменданта турецкой крепости. За эту удачную атаку Йован был награжден солдатским знаком отличия ордена Св. Георгия 4-й степени с лентой.

В битве при Деве-Бойну 24 октября 1877 года он во главе небольшого отряда из бойцов 4-й стрелковой роты захватил восемь вражеских пушек с боеприпасами, взяв в плен всех турецких артиллеристов, обслуживавших эти орудия.

Теперь Липовац был отмечен сразу же 1-й степенью Знака отличия военного ордена Св. Георгия. Об этом подвиге стало известно во всем Закавказском округе, и даже вышла отдельная статья в столичном «Русском инвалиде». 27 июня 1878 года ему присвоили очередное звание прапорщика лейб-гвардии Гренадерского полка.

Слухи о смельчаке-черногорце дошли до самого государя императора Александра II, милостью которого Липовацу было пожаловано потомственное дворянское звание Российской империи и даровано на правах наследования роскошное имение в Таврической губернии на берегу Азовского моря. Вместе с дворянством Липовац получил свое второе имя. С той поры во всех офи-циальных российских документах он стал именоваться как Иван Юрьевич.

Не заставило себя ждать и очередное воинское звание. 30 августа 1878 года он был произведен в подпоручики.

СКВОЗЬ КРОВЬ И ПЫЛЬ...

Закончилась война с Турцией, зато обострилась политическая обстановка в Средней Азии. После покорения киргизов, бухарцев, кокандцев, хивинцев и других среднеазиатских народов у Российской империи здесь остался один противник – текинцы, или туркмены.

Их владения врезались клином в основные караванные пути, ведущие на юг к Индии и океану. Для России было очень важно стабилизировать отношения с текинцами путем мирных переговоров, обеспечив на льготных условиях свободный проход российских караванов и прекращение грабежей и разбоев на российских границах. Но попытки русских дипломатов закончились провалом.

Стояла и еще одна задача: не допустить английской экспансии в Среднюю Азию. Поставить ей преграду можно было, подчинив себе Туркестан и установив контроль над Каспием. Военный министр Российской империи Дмитрий Милютин писал: «Без занятия этой позиции Кавказ и Туркестан будут всегда разъединены, ибо оставшийся между ними промежуток уже и теперь является театром английских происков, в будущем может дать доступ английскому влиянию к берегам Каспийского моря».

Как бы ни хотелось России мира, война была уже неизбежна.

На территории непокоренного Ахал-Текинского оазиса проживало около 90 тысяч туркмен, совершавших набеги на соседние племена, а заодно грабивших караваны русских купцов, проходивших через их территорию. Направленные против них экспедиции под командованием генералов Ломакина и Лазарева потерпели неудачу.

В экспедиции Ломакина в 1879 году принимал участие и подпоручик Липовац. В кровопролитной битве у стен крепости Денгиль-Тепе российские войска встретили ожесточенное сопротивление текинцев. В рукопашной схватке атака русских захлебнулась, бойцы в беспорядке отступали. В этот критический момент Липовац не растерялся и, подняв над головой полковое знамя, призвал войска соблюдать строй и не поддаваться панике.

За героизм Йована представили к награде. «В деле 28 августа подпоручик Пoпович-Липовац по моему личному приказанию во главе «охотников» в числе 165 человек впереди штурмовых ко-лонн первым бросился на укрепленную позицию при Денгле-Тепе и занял вал; бросился в находящиеся за ним и защищаемые неприятелем кибитки, чем значительно облегчил наступление штурмовых колонн. Оставаясь до конца дела в занятых им позициях, он отступил последний, пробившись сквозь массу окружавшего его неприятеля штыками, а потому ходатайствую о на-граждении его орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом».

Представление утвердили 26 августа 1880 года высочайшим указом. В том же бою Липовац получил тяжелые ранения, после чего был вынужден оставить службу и отправиться на длительное лечение.

ЗАОЧНО ПРИГОВОРЕННЫЙ

За свою жизнь Липовац участвовал во многих значимых событиях. А в минуты затишья менял клинок на перо и чернила. Его всегда интересовал местный фольклор – предания, легенды, песни и традиции коренных жителей. Но не только ученый-этнограф жил в этом лихом рубаке, а еще и прекрасный поэт-лирик, чьими стихами зачитывалась его родная Черногория.

Оставив военную службу, он начал публиковать в российских печатных изданиях полевые заметки и статьи о народе Черногории, его быте и нравах. Затем поступил в Николаевское инженерное училище, которое, однако, не закончил.

В 1882 году в оккупированных Австро-Венгрией Боснии и Герцеговине снова вспыхнуло восстание. Йован отправился в Болгарию, где собрал отряд из добровольцев для оказания помощи своим землякам. Но повстанцы действовали неорганизованно и не смогли противостоять регулярной армии. Восстание жестоко подавили, а сам Липовац попал в руки сербских властей, которые ориентировались на австрийцев.

Его заточили в Ужицкой крепости, но с помощью боевых друзей черногорец бежал из казематов. Австрийцы же приговорили Йована к смертной казни заочно. (Официально этот смертный приговор был аннулирован лишь в 1901 году.) Зато турки, обозленные на австрийцев за отобранные у них Боснию и Герцеговину, наградили Липоваца орденом Османие II степени. Неисповедимы пути Господни…

Понимая, что в Россию, которая не хотел сориться с Австро-Венгрией, ему возвращаться небезопасно, Йован отправился в Черногорию, чтобы продолжить карьеру военного. Исполняя обязанности военного инструктора, он приглянулся правителю страны князю Николе Негошу и стал его адъютантом. В 1890 году Липовацу пожаловали чин бригадного генерала – высшее воинское звание в черногорской армии того времени.

На этот период пришелся пик его литературного творчества. В 1883 году увидело свет одно из лучших произведений Липоваца «Россия и Черногория со времен Петра I». В России печатали его историко-этнографические произведения «Черногорцы и черногорские женщины», «Обычаи черногорского народа», «Македонский вопрос», «Обычаи ахалтекинцев». В черногорских изданиях – «Црногорка» и «Глас Црногорца» выходили в печать сборники его патриотических стихов и песен «Знаменосец» и «Сумасшедшая мать», в связи с чем правительство Австрии не раз предъявляло Черногории ноты протеста.

По мнению некоторых историков, именно из-за австрийцев, требовавших от Черногории высылки смутьяна, Липовац попал в опалу у своего покровителя и был вынужден вернуться в Россию.

ПОТОМСТВЕННОЕ ДВОРЯНСТВО

Шел 1893 год, отставной поручик российского лейб-гвардии Гренадерского полка воспользовался пожалованными ему когда-то привилегиями и перебирался в свое имение Деве-Бойна в Бердянском уезде Таврической губернии. Чуть позже на правах кавалера ордена Св. Владимира Липовац ходатайствовал об официальном присвоении ему дворянского титула и герба.

12 января 1894 года Таврическое дворянское депутатское собрание прошение удовлетворило, признав Липоваца в «потомственном дворянском достоинстве», о чем в родословной книге была сделана соответствующая запись. Но Правительствующий сенат отменил решение собрания на основании того, что Йован Липовац формально не является российским подданным. Присяга на подданство России состоялась только 1 июня 1898 года, и после этой процедуры отставного подпоручика Ивана Юрьева Пoповича-Липовац внесли в третью часть дворянской родословной книги дворянства Таврической губернии. Российская бюрократия…

11 января 1899 года Липовац обратился в Департамент герольдии с прошением об изготовлении ему официального герба.

Спокойная жизнь провинциального помещика скоро наскучила герою-черногорцу. Его тянуло навстречу новым приключениям. Он уже был женат на Анне Степановне Радонич и имел четверых детей: Владислава, Георгия, Веру и Елену. Йован любил свою семью. Но не хотел погрязнуть в рутине бытовых проблем. В конце концов, имение давало неплохой доход, и в случае его смерти семья не останется обездоленной.

Вернуться к активной деятельности помог случай.

26 ноября 1902 года на торжествах в Ливадии присутствовал российский император. Иван Юрьевич испросил высочайшего соизволения вновь вернуться в армию. На следующий день Николай II составил приказ военному министру генералу Куропаткину, и 6 января 1903 года Иван Юрьевич Попович-Липовац был зачислен в лейб-гвардии Гренадерский полк в чине полковника.

ГДЕ НАЙТИ ХОРОШЕГО ГЕНЕРАЛА?

18 апреля 1904 года на пограничной реке Ялу у города Цзюляньчэн произошло одно из первых сражений Русско-японской войны.

Японцы понесли большие потери, но после упорных атак потеснили 22-й Восточно-Сибирский стрелковый полк. Погибла значительная часть командного состава. В эту воинскую часть и направили Йована Липоваца.

В Вафангоуской операции черногорец переходит под командование генерала Штакельберга; при отступлении русских войск командует арьергардом генерала Гласко.

При Кангуалине, получив в свое распоряжение 12 батальонов, Липовац отбил ранее утерянную русскими позицию, потеряв при штурме сопки 63 офицера и 930 солдат нижних чинов. Наградой стал орден Св. Георгия 4-й степени.

В течение десяти дней в районе реки Шахэ состоящий под командованием Липоваца отряд из двух батальонов и двух «охотничьих» команд оборонял от 20 тысяч японцев важный стратегический объект «Гора с кумирней», отступив только после приказа командования.

Из 640 храбрецов в живых осталось лишь 168 человек. До сих пор в Манчжурии стоит эта кумирня на сопке Липоваца как памятник русскому оружию.

Затем во главе отряда, состоящего из Верхнеудинского и Царицынского пехотных полков, Иван Юрьевич оборонял подступы к Сюятенской долине, после возглавил 4-й пехотный Сибирский Верхнеудинский полк.

В конце Русско-японской войны за боевые заслуги Липоваца произвели в чин генерал-майора и наградили орденами Св. Анны 2-й степени и Св. Владимира 3-й степени (оба с мечами), а также золотым Георгиевским оружием. Но многочисленные раны подорвали здоровье черногорца, и 20 апреля 1908 года он вышел в отставку.

После демобилизации Иван Юрьевич проживал вместе с семьей в Бердянском уезде. Все его дальнейшие ходатайства, связанные с получением очередного воинского звания генерал-лейтенанта, были отклонены.

В КОНЦЕ БЛЕСТЯЩЕЙ КАРЬЕРЫ

В 1912 году грянула I Балканская война Сербии, Черногории, Болгарии и Греции против Турции. Несмотря на состояние здоровья, Липовац вступил в черногорскую армию, принимал уча-стие в осаде Скутари и к окончанию боевых действий получил еще четыре ранения.

Однако с началом Первой мировой войны Липовац снова отправился на фронт, возглавив 2-ю бригаду 9-й пехотной дивизии, с которой участвовал в боях против австро-венгров на Ужгородском направлении.

В апреле 1915 года его перевели на должность командира 2-й бригады 48-й пехотной дивизии генерала Корнилова. Список наград пополнился орденами Св. Владимира 2-й степени, Св. Анны 1-й степени, Св. Станислава 1-й степени – все с мечами.

Вскоре после очередного тяжелого ранения Липоваца отправили в тыл, где с июля 1915 года он числился в резерве при штабе Минского военного округа.

Февральскую революции 1917 года встретил в звании генерал-лейтенанта и вскоре получил назначение на должность помощника начальника Петроградского военного округа генерала Корнилова.

Впрочем, из-за проблем со здоровьем Липовац предпочел вернуться в свое имение. Здесь в ап-реле 1918 года он в качестве командира дружины принял участие в Бердянском антибольшевистском восстании.

Однако принимать более масштабное участие в терзавшей Россию Гражданской войне ни сил, ни желания у него уже не было. В мае 1919 года Йован Липовац вместе с семьей эмигрировал в Париж, где через два с половиной месяца и скончался в военном госпитале.

Участник восьми великих войн и множества восстаний, любимец черногорского и российских государей, пламенный борец за свободу балканских народов, талантливый военный, ученый-этнограф, поэт и драматург Йован (Иван Юрьевич) Попович-Липовац похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

ЛОШАДЬ И ШПАГА

Более короткий, но во многом сходный с путем Липоваца жизненный путь проделал и его земляк Александр (Лексо) Саичич. Он родился 5 августа 1873 года в селе Виницка близ города Бераны, в родовом имении семейства Саичичей. С детства мечтал о карьере военного, окончив начальную школу в Цетинье, гимназию в Дубровнике и пехотную школу младших офицеров в Белграде.

Четко видя цель жизни и не сворачивая, шел он по намеченному пути, по стопам своих предков.

Рассказы о его ловкости и физической силе передавались из уст в уста. Молодой офицер демонстрировал настоящие чудеса верховой езды. Оседлав на полном скаку коня, Лексо спокойно переворачивался в седле и даже мог пролезть под ним, не сбавляя скорости.

В местечке Ластовицы до сих пор пастухи рассказывают легенды о ловком сербе, преодолевающем любые препятствия на своем боевом скакуне. И чтобы никто не смог усомниться в правоте их слов, указывают на два огромных, более шести метров в высоту, камня, которые с легкостью перепрыгнул Саичич.

Лексо обладал непревзойденным искусством владения холодным оружием. В Цетинье, учась в гимназии, он случайно подорвал авторитет именитого итальянского учителя фехтования. На импровизированной дуэли ловко выбил у преподавателя его саблю и обратил мастера в позорное бегство.

После пехотной школы Лексо в течение трех лет проходил военную практику в должности адъютанта бригады Васоевичей в Черногории.

Затем еще три года провел в Константинополе, стажируясь в чине поручика в турецкой гвардии. Но его уже манили российские просторы.

Прибытие Саичича в Россию совпало с началом войны против Японии. Не задумываясь, Лексо записался в черногорский отряд, действовавший в составе русской армии. Здесь ему довелось служить под командованием Йована Липоваца…

ОДИН В ПОЛЕ ТОЖЕ ВОИН

Шел 1905 год. Русская армия стояла в Восточной Манчжурии на Сыпингайских позициях.

Перед битвой солдаты, сидя в сырых окопах, готовились к кровопролитной схватке. Вдруг от шеренги японского войска отделился всадник. Он медленно направился в сторону русских укреплений с белым флагом на древке копья. Это был парламентер. Предложение японцев звучало в духе средневековых традиций рыцарских турниров. Устроить поединок.

Русские сказали: «Да». Оставалось найти добровольца. Поддержать честь русского оружия вызвался молодой офицер. Это был Александр Саичич из Берана.

В условленное время враги сошлись на середине поля. Войска замерли в ожидании, зазвенели клинки. Воины крепко держались в седле, атака следовала за атакой. В пылу сражения Александр не сразу заметил рану. По лицу потекла кровь, застилая глаза. Почти наугад он рассек воздух своей саблей, услышал вскрик, и что-то грузное рухнуло на землю. Неподалеку стоял конь его противника; запутавшись в стременах, рядом с ним на земле лежал мертвый японец. Поручик подъехал к поверженному врагу и склонил голову, отдавая последнюю честь японскому самураю. Русские стояли по стойке «смирно». Это был настоящий триумф Александра Саичича.

В сопровождении почетного конвоя прибыл японский адмирал флота Того Хэйхатиро. Он пристально посмотрел на победителя и коротко поклонился. Понятия «честь» и «благородство» были не пустыми словами.

За свой подвиг Александр Саичич получил звучное прозвище Муромец. Он осуществил свою мечту. Стал героем и прославил свою родную Черногорию. Государь император Николай II лично распорядился выписать Саичичу пожизненную пенсию в размере 300 рублей ежегодно.

«БЫВАЕТ ЖЕ ТАК – ГЕРОЙСКИ ЖИЛ И ПОГИБ КАК ГЕРОЙ!»

Командуя эскадроном Амурского драгунского полка, Лексо прошел всю войну и дослужился до капитана. За время военной службы он был отмечен высшими боевыми наградами: орденом Св. Владимира 3-й степени с мечами, орденами Св. Анны 1-й и 2-й степеней, орденом Св. Станислава 2-й и 3-й степеней (оба с мечами), орденом Князя Данило Первого 4-й степени, серебряной медалью за храбрость и памятной медалью к 50-летию короля Николы, а также орденом Короны Италии 4-й степени.

После войны он вернулся в родной город Цетинье, увлекся поэзией. Много времени уделял переводам с русского.

7 апреля 1911 года на королевском приеме Саичич заметил, что весь четвертый этаж дворца объят огнем. Он бросился в бушевавшее пламя, спасая драгоценные вещи королевской фамилии. Множество редких предметов, представляющих историческую ценность, могли бы бес-следно погибнуть. Александр бесстрашно боролся, пока не понял, что путь к выходу отрезан. Тогда, спасаясь, он выпрыгнул через разбитое окно вниз. Прыжок оказался неудачным…

Лексо Саичич скончался в Цетиньской больнице имени князя Данило Первого на 38-м году жизни. Два дня спустя его похоронили на местном кладбище со всеми подобающими почестями.


15 Апреля 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85166
Виктор Фишман
68591
Борис Ходоровский
60974
Богдан Виноградов
48007
Дмитрий Митюрин
34114
Сергей Леонов
32059
Сергей Леонов
31626
Роман Данилко
29919
Светлана Белоусова
16313
Дмитрий Митюрин
16009
Борис Кронер
15313
Татьяна Алексеева
14474
Наталья Матвеева
14178
Александр Путятин
13936
Наталья Матвеева
12385
Светлана Белоусова
11867
Алла Ткалич
11655