Трюки маэстро обмана
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №16(480), 2017
Трюки маэстро обмана
Татьяна Алексеева
журналист
Санкт-Петербург
477
Трюки маэстро обмана
Свои дни легендарный аферист закончил в Шанхае

В 1937 году в Китае в одной из шанхайских больниц скончался дряхлый старик с европейской внешностью, о котором среди врачей и пациентов ходили разные необычные слухи. Поговаривали, что он – опальный русский дворянин, то ли князь, то ли барон, а может, и граф. Рассказывали, что он был членом какого-то тайного ордена и что несколько лет назад продавал богатым иностранцам старинные зашифрованные документы. Но о том, что из всего этого было правдой, а что выдумкой, можно было только догадываться. Достоверно же об этом человеке было известно только одно: его фамилия – Савин. На табличке, прикрепленной к его кровати, значилась только она, без всяких титулов.

Последние годы своей жизни этот старик действительно торговал необычными рукописями, рассказывая покупателям связанные с ними таинственные истории. Манускрипты выглядели старинными, но на самом деле были мастерски выполненными подделками: Савин сам писал их на старой бумаге и придумывал для каждого свою экзотическую историю. Деньги, полученные за эти «древние» рукописи, были его единственным заработком, и их хватало на весьма скромную жизнь, но старик не унывал и продолжал создавать все новые «зашифрованные манускрипты». А если с финансами становилось совсем туго, он объявлял сбор средств на выпуск газеты для живущих в Шанхае иностранцев – которую на самом деле не собирался издавать.

Наверное, в эти годы, промышляя такими мелкими аферами, он не раз вспоминал свою бурную молодость и гораздо более серьезные авантюры, приносившие ему огромные деньги и всеобщее внимание. Вспоминал те годы, когда в светских кругах России и Европы о нем ходили легенды и анекдоты, когда он носил вымышленные титулы графа Тулуза де Лотрек и маркиза Траверса, когда называл себя членом российской императорской семьи и был кумиром и чуть ли не учителем множества аферистов всех рангов. Некоторые изобретенные им мошеннические трюки и схемы вошли в историю криминального мира, а некоторые не устарели до сих пор.

РАСТОЧИТЕЛЬНЫЙ НАСЛЕДНИК

Настоящее имя этого человека – Николай Герасимович Савин. Скорее всего, он появился на свет в 1855 году. Его отец был очень богатым помещиком Калужской области Боровского уезда и души не чаял в своем единственном сыне. Все прихоти маленького Николая незамедлительно исполнялись – зажиточный помещик мог себе это позволить. Впрочем, несмотря на то, что ребенка много баловали, отец следил, чтобы он получил всестороннее образование и не отлынивал от занятий. Учился Савин-младший дома, и науки давались ему очень легко. Известно, например, что у него были большие лингвистические способности: он свободно говорил почти на всех европейских языках, а в старости сумел освоить даже китайский.

В двадцать лет юный Николай поступил на службу в гвардейскую кавалерию в чине корнета – привилегированный род войск, куда обычно брали юношей из дворянских семей. Служба в этих войсках требовала от молодых офицеров приличных расходов, а Савину, несмотря на то что отец постоянно посылал ему крупные суммы, еще и постоянно не хватало денег на разные развлечения, так как этот избалованный юноша не знал удержу своим желаниям. В результате Николай обманом выманил довольно много денег у своих товарищей по службе. Это было его первое мошенничество, и его нельзя было назвать удачным: когда все вскрылось, молодой человек был вынужден уйти в отставку, прослужив в гвардии всего несколько месяцев. А его отец вскоре после этого скончался, не выдержав «художеств» любимого сына.

В результате Николай Савин стал наследником огромного состояния и с головой окунулся в роскошную разгульную жизнь. Он был очень красив, считался идеалом мужской внешности и, естественно, пользовался бешеным успехом у женщин – перед ним не могла устоять не одна понравившаяся ему дама, и о его романах ходили легенды. Говорили и даже писали в газетах, что он не пропускает ни одной красотки, от француженок до негритянок. Обсуждались и роскошные подарки, которые богатый наследник делал своим дамам сердца: некоторые получали от него дорогие экипажи с лошадьми и самой лучшей сбруей, другие – дачи с садами или дома в городе, а одной он даже купил целое имение.

Но всему приходит конец, а особенно деньгам, если так щедро швырять их на ветер, – что и произошло с Савиным. После нескольких лет таких бурных любовных похождений у него остались только многочисленные кредиторы и, видимо, приятные воспоминания. Однако нужно было на что-то жить дальше, а денег у Николая больше не было.

Он попытался вернуться на военную службу. Шла русско-турецкая война, начавшаяся в 1877 году, и в армию призывали всех отставных офицеров. Однако Савину отказали в его прошении вернуться в кавалерию, – после всего, что он творил на службе и после нее, молодой человек не вызывал доверия у высшего военного руководства. Но молодой человек уже загорелся идеей попасть на фронт – его беспокойная натура требовала острых ощущений, – так что он решил добиться этой цели другим путем и записался добровольцем в 9-й армейский корпус барона Криденера. Этот корпус воевал на севере Болгарии: пытался взять занятый турками город Плевен и понес в боях огромные потери из-за неправильных действий и нерешительности командующего. Савин же сражался в первых рядах во время штурма города и был серьезно ранен в левую руку. Он попал в один из подвижных лазаретов Красного Креста и перенес сложную операцию, к счастью прошедшую удачно. Однако позже, несмотря на то что он полностью выздоровел, от военной службы ему пришлось отказаться, и он вернулся в Россию.

Его огромные амбиции по-прежнему никуда не делись, но карманы были пусты. Нужно было искать новый способ заработать на жизнь, и авантюрный склад характера Савина опять привел его на путь обмана и мошенничества.

АФЕРИСТ-АРТИСТ

Расследование этого дела велось в Санкт-Петербурге в строжайшей тайне – так что о нем, естественно, говорил весь город. В 1874 году из спальни великой княгини Александры Иосифовны Романовой, тети императора Александра III, жившей в Мраморном дворце, были украдены несколько бриллиантов, украшавших ризу одной из икон. Вскоре эти драгоценные камни обнаружились в одном из ломбардов, и следователям удалось выяснить, что сдал их туда адъютант сына великой княгини Николая Константиновича Романова, носивший фамилию Вархановский. Этот адъютант, когда ему предъявили обвинение в краже, заявил, что украл бриллианты по приказанию самого великого князя Николая, который собирался потратить полученные в ломбарде деньги – полмиллиона рублей – на подарки своей давней любовнице, английской танцовщице Фанни Лир.

В результате царской семье пришлось в срочном порядке решать, как наказать провинившегося князя, не бросив при этом тень на весь императорский дом, а о его адъютанте на время забыли. Николая Константиновича в конце концов решено было объявить душевнобольным и отправить «лечиться» в Ташкент. Адъютанта же, который, судя по всему, получил от князя достаточно большое вознаграждение за участие в похищении, настойчиво попросили уехать из России – что он и сделал. И уже после его отъезда стало ясно, что настоящее имя адъютанта Вархановского – Николай Савин.

Приехав в Париж, Савин объявил себя политическим эмигрантом, познакомился с другими русскими, покинувшими Россию по политическим мотивам, и рассказал им, что на самом деле и он, и великий князь, у которого он служил адъютантом, собирались свергнуть царское правительство, а деньги, вырученные за украденные бриллианты, были им нужны для революционных целей. Ему безоговорочно поверили, и Николай начал собирать средства «для революции», быстро набрав огромную сумму. Кое-кто, впрочем, догадывался, что этот «революционер» не настоящий, – местные парижские мошенники, оказались не такими легковерными. Многие из них даже попытались познакомиться с Савиным поближе, чтобы научиться у него новым мошенническим трюкам. Вскоре в криминальных кругах Парижа его стали называть Аферистом-Артистом, что вполне соответствовало его характеру.

Николай давал местным мошенникам разные мелкие поручения и иногда делился с ними некоторыми своими идеями, но совсем близко к себе никого не подпускал и свои самые гениальные махинации всегда проворачивал без посторонней помощи. Но его французских «коллег» это не обижало: они единодушно признали его самым талантливым в их деле и соглашались играть в его авантюрах второстепенную роль.

НОВЫЕ МАХИНАЦИИ И НОВЫЕ ТИТУЛЫ

Набрав кучу денег «на дело революции», а также наделав много «обычных» долгов, Николай Савин сбежал от кредиторов в Америку. Он прибыл в Сан-Франциско под именем графа де Тулуз-Лотрека – в то время эта фамилия еще не была известной, художник Анри де Тулуз-Лотрек только начинал свой творческий путь. Савин поселился в роскошном отеле и сделал все, чтобы заинтересовать город своей персоной. Он давал интервью газетам, рассказывая о Франции, но поначалу ни слова не говорил о том, кто он такой и с какой целью приехал в Штаты. А потом, когда интерес к нему стал особенно сильным, сообщил местным крупным предпринимателям, что его прислало в Америку российское правительство, поручившее ему разместить здесь крупные заказы для строительства Транссибирской магистрали.

С тех пор у Николая не было отбоя от посетителей: возможности быть представленными ему добивались виднейшие американские финансисты и промышленники. Он же взял у каждого из них огромный аванс за «посредничество», после чего исчез.

Следующей сценой, на которой выступил Аферист-Артист, стала Италия. Еще в Америке Савин узнал из газет, что итальянская армия испытывает крайнюю нужду в лошадях, и тут же уцепился за этот факт. Вскоре он поселился в Риме под видом богатого русского коннозаводчика и предложил местному правительству свои услуги по поставке коней для кавалерии и артиллерии. Играть эту роль ему было нетрудно – после военной службы он прекрасно разбирался в лошадях. Николай разработал подробный план поставок, который рассмотрела особая комиссия при итальянском военном министерстве. План был признан очень убедительным и удачным, и Савину, по распоряжению самого итальянского короля, была поручена поставка лошадей для армии. Разумеется, на это тоже были выделены огромные суммы денег, вместе с которыми «коннозаводчик» и испарился из Вечного города. Полиция тщетно искала его в Риме, Лондоне, Париже и множестве других европейских городов. Сам же он в это время скрывался на Балканах и в конце концов оказался в Болгарии, где пустился в самую крупную и громкую из своих авантюр.

БЕЗ ПЯТИ МИНУТ ЦАРЯ

В Софии он поселился в отеле под именем все того же великого князя Константина Николаевича Романова, дяди Александра III и отца того самого Николая Константиновича, который по его милости отбывал ссылку в Ташкенте. Новый постоялец, конечно же, сразу привлек к себе всеобщее внимание: многим хотелось лицезреть царственную особу, и возле его номера толпились целые делегации любопытных посетителей. Среди них были даже чиновники из российского посольства, так как ни один из них не знал великого князя в лицо. Единственный человек, знакомый с Константином Николаевичем, – русский посланник в Болгарии – в это время был болен и не мог встретиться с фальшивым Романовым, что и спасло Савина от разоблачения.

Болгария в то время находилась в трудном финансовом положении, и Аферист-Артист не замедлил этим воспользоваться. Он сообщил болгарскому правительству, что может легко организовать в Париже крупный заем – до 30 миллионов франков, и министры с радостью ухватились за эту идею. Кроме того, трон Болгарии в то время был свободен, и они решили, что само небо послало им великого князя, члена русской императорской семьи, и что если он спасет их страну от краха, то будет достоин стать ее монархом.

Савин и сам не ожидал такого сногсшибательного успеха. Но стать болгарским царем ему не пришлось: эта затея рухнула в один момент, когда некий софийский парикмахер, раньше живший в Санкт-Петербурге и видевший великого князя Константина, разоблачил самозванца. Несостоявшемуся монарху пришлось в очередной раз бежать – он успел скрыться из отеля незадолго до прихода полиции.

«ЧЕРНЫЕ СЕРИИ» НЕ ПОВОД ДЛЯ ГРУСТИ

В дальнейшем Николай Герасимович постоянно появлялся то в одной европейской столице, то в другой, по-прежнему собирая деньги на разные предприятия и исчезая с ними. Каждый раз он мастерски менял обличье – то у него была пышная борода, то маленькая эспаньолка, то бакенбарды, то гладкая лысина, – так что его не могли узнать даже те, с кем он уже встречался раньше.

Впрочем, бывали у него и неудачные времена, когда придумать очередную аферу не удавалось, а деньги заканчивались. Савин называл такие дни «черной серией», но не унывал и переключался на более мелкие мошеннические трюки. По всей видимости, именно он изобрел ставший весьма популярным способ бесплатно пообедать в ресторане: Николай Герасимович заказывал несколько дорогих изысканных блюд, а когда ему подавали десерт, незаметно подкладывал туда засахаренного таракана, после чего поднимал шум на весь ресторан. Он разыгрывал целый спектакль, изображая рассерженного посетителя, и руководство ресторана рассыпалось перед ним в извинениях. Об оплате обеда, понятное дело, речи уже не шло – все были рады, что скандальный клиент ушел, не потребовав никакой компенсации.

Также Николай умел бесплатно жить в гостиницах. Он въезжал туда с тяжелыми чемоданами и через несколько дней исчезал, оставив свой багаж и не расплатившись. А когда хозяин отеля решал забрать в качестве компенсации его вещи, обнаруживалось, что в чемоданах лежат камни.

Если же Савину нужны были новые ботинки, он тоже получал их бесплатно, проворачивая другой трюк собственного изобретения. Он заказывал двум разным мастерам обувь абсолютно одинакового фасона и цвета, а когда заказы были готовы, говорил на примерке одному мастеру, что ему жмет правый ботинок, а другому – что левый. После этого он забирал тот ботинок, который ему подошел, а «жмущий» оставлял на доработку, договорившись, что зайдет за ним позже. Мастера не возражали против этого, уверенные в том, что он вернется, – зачем человеку один ботинок?

Во время одной из «черных серий» Николай Савин умудрился трижды заставить раскошелиться заведение, которое само более чем успешно обирало своих клиентов, – казино «Монте-Карло». В первый раз он изобразил там полностью проигравшегося и потребовал ссуду на отъезд, которая полагалась игрокам, оставшимся без денег. По условиям казино в таких случаях клиенту могли выдать максимум тысячу франков, и он не имел права снова приходить в казино, пока не вернет долг. Савин же, получив такую ссуду, снова заявился в казино через две недели, изменив внешность, так что его никто не узнал, и, подойдя к столу, где шла игра в рулетку, бросил на стол луидор и пробормотал что-то неразборчивое по-русски. Крупье переспросил его, на какой номер он ставит, но Николай Герасимович сделал вид, что не расслышал. В следующий миг рулетка остановилась, и Савин радостно объявил, что выиграл его номер, а когда крупье стал возражать, закричал, что его хотят ограбить. Испуганные служители казино выдали ему деньги – 720 франков, чтобы он не распугивал других посетителей, и Николай удалился, сопровождаемый администратором, который отлично понял, что произошло, но тоже решил, что дешевле будет заплатить, но избежать скандала.

Через месяц Савин в третий раз появился в «Монте-Карло». Ловко пробравшись мимо охраны, он сразу направился в кабинет администрации. Там его узнали и стали выгонять, но Николай Герасимович заявил, что уйдет только в том случае, если ему еще раз выдадут тысячу франков. При этом Савин пригрозил, что, если этого не сделают, он разденется догола, выйдет в таком виде в игорный зал и расскажет всей публике, что вот так его обобрали в этом заведении. Испугавшись такой «рекламы», администратор выдал ему требуемые деньги, и Николай покинул казино одетым.

Порой его жертвами становились даже просто случайные прохожие. Выбрав в публичном месте прилично одетого человека, Савин подходил к нему и, улыбаясь, говорил, что отхлещет его по щекам у всех на виду, если тот не даст ему приличную сумму. Прохожему приходилось платить, чтобы не оказаться в центре скандала.

Последняя «черная серия» случилась с Николаем Герасимовичем в Шанхае – и продлилась до конца его жизни. Это был вполне закономерный итог: несмотря на то что удача и богатство всю жизнь как будто сами плыли к нему в руки, надолго они у него не задерживались. Похоже, что все свои авантюры он затевал не ради денег как таковых, а ради самого процесса их получения. Ему было интересно придумывать новый способ обмана и нравилось чувство опасности. Если бы Савин использовал свой интеллект, знания и многочисленные способности для каких-нибудь мирных целей, он, несомненно, мог бы добиться очень многого, но его любовь к риску и авантюрам не дала ему увлечься чем-нибудь законным.

Сожалел ли он об этом в свои последние дни в шанхайской больнице? Или, может быть, даже тогда этот неугомонный человек пытался придумать какую-нибудь новую махинацию?..


28 июля 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105271
Сергей Леонов
94288
Виктор Фишман
76217
Владислав Фирсов
70554
Борис Ходоровский
67561
Богдан Виноградов
54178
Дмитрий Митюрин
43391
Сергей Леонов
38304
Татьяна Алексеева
37133
Роман Данилко
36513
Александр Егоров
33386
Светлана Белоусова
32661
Борис Кронер
32391
Наталья Матвеева
30409
Наталья Дементьева
30207
Феликс Зинько
29617