Собачьи войны: кровь и глупость
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №11(501), 2018
Собачьи войны: кровь и глупость
Семен Сретенский
журналист
Санкт-Петербург
1175
Собачьи войны: кровь и глупость
«Друг человека» может быть для человека смертельно опасен

Периодически вспыхивающие дискуссии о необходимости отстрела беспризорных животных — свидетельство крайней болезненности этой темы для общества. Во многом это напоминает спор о необходимости ампутации. Но в медицине отчасти проще: можешь терапевтическими способами вылечить — лечи, не можешь — отрезай, чтобы спасти жизнь. Увы, ситуация с одичавшими стаями собак гораздо сложнее, а самое главное, не имеет столь однозначных базовых критериев. И чтобы искать пути ее решения, необходимо не впадать в экзальтацию, которая только вредят, ухудшая жизнь и собак, и людей.

И все это во имя Любви!

Градус конфликта близок к температуре кипения, то есть ситуацию иначе, чем взрывоопасной и не назовешь. Достаточно посмотреть переписку в разнообразных форумах между ярыми собачниками и упертыми догхантерами. Это же просто оголтелый фашизм! Причем, ненавистью брызжут обе стороны, от угроз, которыми осыпают друг друга эти идейные враги, воистину кровь в жилах стынет. Как-то под одной из моих статей а эту тему возникла «полемика», где на общем фоне вполне скромненько выглядели обещания живьем содрать шкуру с оппонента или сварить его в кипящем масле.

И все это во имя Любви! У одной стороны из любви к домашним питомцам, у других к своим детям — в частности, их возмущало, что в песочнице собачьих фекалий больше, чем собственно песка. Самое обидное: в стартовых-то позициях все правы, вот только в развитии все приобретает откровенно изуверские черты, причем все это опирается на абсолютную бескомпромиссность сторон. Впрочем, на самом деле адепты данных радикальных позиций — это по сути одна сторона, просто как согнутая в кольцо подкова: концы сошлись, противоположности слились. А вот на другом полюсе оказались как раз те, кто пострадал — собаки.

Животное не может быть виновато. Даже если пес стал убийцей — виновен в этом человек. Конечно, не тот, что стал жертвой, многие собачники как раз часто перекладывают на пострадавшего ответственность, дескать, не надо было бежать, не надо было руками махать, не надо было орать (ага, особенно, когда загрызали, надо было молчать). Но, так или иначе, в том, что животное убило человека, виновны люди. Очень часто именно неадекватные в своей безответственной любви собачники.

Впрочем, преступного разгильдяйства хватает у обеих сторон, и такие вопиющие случаи увеличивают ряды и догхантеров, и их противников. Вот пара примеров.

Те, кого мы приручили

Эта, действительно, шокирующая история произошла несколько лет назад в Мурманске. Утром 8-го марта с ночной смены на заводе уставшая женщина пришла домой. Только на кухне она вспомнила, что забыла на работе подарки к празднику. Букет завянет — жалко, да и конфеты бы пригодились к праздничному столу. Вот и попросила она сбегать за ними своего сынишку, школьника младших классов. Тому и в радость: конфеты дома не часто были, а сбегать несложно — 15 минут туда, 15 обратно. Кто ж знал, чем все это обернется…

Территорию предприятия «охраняла» стая бездомных собак, прикормленная сердобольными сотрудниками. Псы набросились на бегущего мальца, на защиту мальчишки бросился паренек-подросток. Его жизнь удалось спасти — после доброго десятка операций и нескольких месяцев в больнице. А вот младшего потерпевшего остервеневшая от крови стая разодрала в клочья. Вот такой «праздник» выдался у женщины.

Кстати, хотя и было выдано распоряжение на отстрел стаи, его выполнить не удалось — кто-то, по-видимому, вывел и перепрятал животных. Где-то их по подворьям может на цепь посадили, а может, когда скандал поутих, снова выпустили на территорию какого-нибудь предприятия… В любом случае, чтобы не произошло с этой сворой, это не было решением проблемы.

Не знаю, стала ли потерявшая ребенка мать ненавидеть собак, но точно их стали не любить многие другие люди, знавшие погибшего мальчишку. Вот только как тут не вспомнить Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Ведь все знали, что на предприятии живет стая, подкармливали ее. Наверняка остатки из столовой им таскали. Но никто не озадачился безопасностью окружающих людей. А в таких случаях трагедия становится неизбежной. И еще раз подчеркну — виноваты в ней люди.

Стоит признать очевидное: в массе мест в нашей стране отстрел бездомных животных является единственным применяемым способом контроля их численности. Причем по российскому законодательству фирма, которая будет выполнять эту функцию, определяется тендером. А там критерий — стоимость работы. В итоге порой такая ответственная деятельность выполняется совершенно непригодными для нее компаниями. Как естественное следствие возникают достаточно громкие скандалы. Вот пример одного из них (город на Северо-Западе упоминать не имеет смысла — таких практически идентичных ЧП было несколько).

Средь бела дня к детской площадке, около которой жила стая собак, подкармливаемая всем двором, подъехала обшарпанная машина с кое-как намалеванной надписью «Спецтранс». Из нее вылезла пара небритых и явно поддатых мужиков с карабинами и начала пальбу. Картина маслом: раненные животные воют, мамы-бабушки орут, мужики матерятся, дети заходятся в плаче. Кое-как покидав тела собак в автомобиль (порой не всех), обдав окружающих сизым дымом из выхлопной трубы, «Спецтранс» уезжает. Оставив кровь на снегу и недобрую память.

Иногда туши отстрелянных животных сваливают в придорожную канаву и, облив соляркой, поджигают. Прогорает далеко не все... Потом следуют петиции, протесты. Мэрия разводит руками и тычет пальцем в закон. К стрелкам тоже юридических претензий нет. Все хлюпают носами, дескать, сострадают, и… ничего не меняется.

Почему не меняется? А потому, что комплексную проблему и решать только комплексом мер. Но у нас в большинстве случаев не делается даже вразумительных попыток ее решить частями. Конечно, хорошо, что в Петербурге действует программа стерилизации бездомных собак, «только этого мало».

Безответственность, безграмотность и ханжество

Вообще, в этой ситуации невиновных нет, в смысле невиновных людей. Ведь, так или иначе, в том, что существует такая острая проблема, есть доля ответственности каждого из нас. Правда, необходимо признать, что с людей придерживающихся крайних позиций (неважно, догхантеры они или собачники) спрос на самом деле невелик. Просто потому, что они в подавляющем большинстве больны на голову — в смысле имеют серьезные психиатрические расстройства. Отсутствие же у них соответствующих справок не свидетельствует об их здоровье, это просто отражение нашей медицины, в частности неразвитости службы психиатрической помощи.

Поэтому стоит разбираться только с умеренной частью населения. Но, увы, тут тоже не все благополучно, отчасти из-за незнания некоторых важных вещей, отчасти из-за непоследовательности действий. Ведь принцип «сказал А, скажи Б» в реальности соблюдается, мягко говоря, далеко не всегда. Например, множество людей старается подкормить бездомных собак. Безусловно, дело благое. Но порой кормят стаю, вынося баками остатки еды из столовых, больниц, казарм. В общем-то, это тоже хорошо. Вот только в ряде случаев эта доброта приводит к значительному росту числа бездомных животных. А это уже не очень хорошо. Тем более что пополнение поголовья собак будет происходить не за счет несчастных брошенок, а за счет фактически диких зверей.

— Приплод собак (имеются в виду не представители элитных пород, а дворняги — прим. авт.) напрямую зависит от кормовой базы. Если сука живет впроголодь, то больше двух щенков она не родит. Но когда еды у нее достаточно, то и шесть детенышей — не придел, — рассказает на правах анонимности доктор биологических наук. — Конечно, я не призываю не кормить животных, Боже упаси! Но было бы просто замечательно, если бы такие попечители стаи убедились в том, что собаки простерилизованы, то есть надо вызвать специалистов — в Петербурге это достаточно не сложно. Иначе получается непоследовательно и добро обращается во зло.

Кстати, примеров обращения добра во зло за зоозащитниками немало, и порой возникают просто вопиющие ситуации. Так лет десять назад радужные юноши и девушки, явно восхищающиеся собой, разгромили в Ленобласти ферму, разводившую пушных животных. Многие сотни норок и ласок они выгнали из клеток. Спасли, дескать.

— Фактически этих зверьков обрекли на долгую и мучительную смерть, — прокомментировала происшествие наш эксперт. — Это ведь домашние животные, они не способны самостоятельно добыть еду. Они же поколениями не знали воли и не имеют никаких навыков выживания в естественной среде.

Тогда многие животные оказались умней людей и сами вернулись к месту кормления. Кстати, они и уходить не рвались, так что юным энтузиастам пришлось их распугивать, загоняя подальше в лес… Беда, на самом деле, в другом. Куча народа пошла на явный криминал — порча чужого имущества, силовое воздействие на охрану. Им было плевать, что разорение фермы лишит заработка (единственного дохода) сотрудников компании, простых местных жителей, для которых это фактически градообразующее предприятие. Конечно, управляемый кем-то взрослым молодняк с горящими глазами бросился осчастливливать мир, пусть и на уровне ласок-норок. Вот только известно, куда ведут благие намерения. Достаточно вспомнить нашу историю, чтобы убедиться в правоте этой, увы, истины. Все наши Перовские, Гершуни и Ульяновы ведь тоже не во имя зла творили свои дела… Пусть это и крайние случаи.

В нашей банальной реальности больше беды несет не подобные революционные выходки, а обычное бытовое ханжество. Когда на словах (ну с добавлением легких, показушных «свершений» на публику) — одни приоритеты, а практика основывается на совершенно других принципах. Вот взять хотя бы скандал, возникший несколько лет назад в связи с приговором к реальному сроку ветеринара — вся вина которого была в том, что он вводил… обезболивающее собакам перед проведением операции!

Есть такой давнишний перл черного медицинского юмора: «Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается». Тогда для многих явилось сюрпризом, что не дурная шутка, а реальная практика проведения хирургических вмешательств по отношению к бессловесным животным. Их реально просто обездвиживали и резали, ведь они даже тявкнуть не могли! Ну хорошо, ветеринара тогда под давлением общественности освободили. А что, проблему решили? Нет! Об этой практике (навязанной законом) знали? Знали! Почему те, кто знал, что происходит это именно так, молчали? Вот это, действительно, вопрос! И ведь куча из них все из себя такие уси-пуси, собакофилы продвинутые. Может, у них есть множество объяснений и оправданий. А по мне, так они все просто ханжи.

Впрочем, это вершины айсберга. Но у него, естественно, основной конгломерат проблем и глубже, и шире. Именно в наличие такого объема мы все и виноваты.

Сами творцы своего счастья

В том, что у нас множество собачьей травмы, в том, что наши дворы и аллеи загажены до полного непотребства, виноваты все мы. Причем, хочется подчеркнуть, что я точно также несу ответственность за это. Вот у моего дома ходит здоровенный черный кобель, очень часто он гуляет без хозяев и никогда я не видел его в наморднике. Никто никогда не возражал против такого его свободного выгула — действительно, пес — умница, добряк… Но, что можно одному, почему нельзя другому? А множество хозяев тоже своего питомца считают самыми-самыми ангелочками. И эта вера не так уж редко приводит к трагедиям.

Кстати, один раз я поскандалил в такой «собачьей ситуации». Выскочил из дома что-то к ужину купить. Лето, жара, толкотня в магазинчике у дома. А там девчонка-пигалица с крупным кобелем. Что за порода не знаю: габаритами с хорошего ротвейлера, а голова ближе к бультерьеру. Вот этот мальчик пыхтит и улыбается, демонстрируя прекрасные зубки. Крупненькие такие и чуть ли не под затылком заканчивающиеся.

Может я в другом случае и промолчал бы, но тут как раз посмотрел по телевизору сюжет об очередной трагедии с детьми, разорванными хозяйскими собаками. В репортаж включили и кадры из отделения детской больницы, где лечатся десятки маленьких жертв больших собак. В общем, у меня одно наслоилось на другое, и я искренне вспылил. В общем-то, понять меня, кажется, несложно. Ведь наступишь нечаянно такому зверю на ногу, а он чисто рефлекторно куснет. Его челюсти позволяют легко перекусить, скажем, голень. Хотя вряд ли он захочет наклонять свою башку — кусанет бедро и успокоится. Может быть. Только опять же если такой пес порвал бы мне бедренную артерию, то какие у меня были бы шансы выжить даже в условиях Петербурга? Нет, конечно, шансы были, и значительные (хотя далеко не стопроцентные), но только при условии, что службы отработают на «ура» и пес меня не будет дальше драть, если у него возникло бы такое желание. Вот только маленькая хозяйка никак не могла бы ему в этом помешать…

Самое милое в этой истории, что когда обидевшаяся девочка, поджав губы, ушла со своим по-прежнему улыбающимся зверем, в магазине висела угрюмая тишина: мой спич (кстати, совершенно цензурный) не был поддержан ни покупателями, ни продавцами. Пришлось несколько раз извиниться. После этого мне тихо прошипели, что в общем-то, где-то по большому счету я прав, но такая хорошая собачечка… Так они все хорошие, пока кого-нибудь не загрызли. Но опять же: что с них взять? Но я уверен, что бойцового пса нельзя выпускать в общественное место без намордника, да еще и в сопровождении девочки-хворостиночки. Между тем, мы все в целом это допускаем, попустительствуем, фактически, развитию потенциально крайне опасной ситуации.

Кстати, потом я эту девочку с собакой видел еще не раз. Правда, больше замечаний не делал, хотя пес так и гулял без намордника. При нескольких первых встречах хозяйка брезгливо корчила носик и демонстративно сплевывала в мою сторону…

Что говорить — мы сами творцы своего счастья, да и своего несчастья. На тех детских площадках, где мамы-бабушки гоняют собачников — чисто. А там, где сквозь пальцы смотрят на выгул животных, весной ступить некуда.

Кое-что о Мишечках и Машеньках

То есть во многом ситуация упирается в то, что требования безопасности воспринимаются как деспотизм, зловредные излишества и, вообще, издевательства над людьми и животными. Так на требование надеть на собаку намордник нередко можно услышать: «Ай-я-яй! Песику дышать тяжело, какашки не поесть, и вообще он не любит этой узды!» Ну просто кошмар и произвол над его звериной личностью. Такая лишенная критики и объективности позиция, на самом деле, очень распространена. Причем, относится она, увы, не только к «собачьей теме».

У нас вообще любой запрет изначально воспринимается как акт агрессии против себя любимого. То, что он вводится, чтобы этот самый «любимый» не словил серьезных приключений на собственную пятую точку — остается за кадром, точнее за шорами сознания. Есть у нас беда: поколение, выросшее с представлением, что батоны растут на деревьях, уже со своими малышами смотрит «Машу и медведя». Нет, конечно, вещь замечательная, только, увы, они о медведях судят именно по этому мультику. Впрочем, и вся Америка живет на представлениях, сделанных им на «фабрике грез»… Но возвратимся к медведям.

Связанные с ними трагедии идут у нас просто конвейером. А причина у них одна: инфантильность взрослых. В их представлении злобные дяденьки и тетеньки отгородили доброго большого мишечку, «не пущають и даже угостить не дают!» И к тому же нарушают права ребенка, который хочет пообниматься с хозяином леса. И вот «справедливо негодующие» мамы-папы перекидывают свое малолетнее чадо с шоколадкой, мороженым, пирожком или конфеткой в руке через забор с посылом угостить в их понимании мультипликационного зверя и типа восстановить справедливость. А там зверь лесной — настоящий. Вот и получается: то ручки оторвет малышу, то голову… И вновь возникает извечный отечественный вопрос: «Кто виноват?» Зоопарк, который заграждения всевозможные поставил и транспаранты запретительные развесил? Создатели «Маши и медведя?» Так про доброго Мишу бурого и без того мультиков достаточно, не говоря уже об общем богатстве по этой части русского фольклора.

Кстати, о фольклоре. Есть у нас поговорка: «Ума нет — считай калека». Правда, к этой обвиняюще-диагнострирующей формуле в многовековой мудрости есть и оправдание: «Бес попутал». Но одно дело, когда взрослый мужик руки сунул в пасть здоровенному зверю — тут как бы сам за себя, и совсем другое, когда такой мужик подсовывает медведю маленького ребенка (который априори верит взрослому).

— Следует учесть, что подобные звериные травмы очень тяжелы, простите, гораздо лучше отрубить руки топором. Ведь из-за мощности челюстей животного происходит раздробление костей на большой протяженности, а мягкие ткани тоже несут тяжелейшие утраты, — говорит врач высшей категории, хирург-травматолог. — Даже в лучших случаях, когда удается прирастить конечность, ее функциональность будет снижена в очень значительных объемах. Собачьи травмы, конечно, относительно полегче, но в данном случае это не принципиально. И умереть можно, и инвалидам остаться. А главное — таких травм очень много.

В общем, очень хочется, чтобы народ мозги включал, а если их нет, то хотя бы следовал запретам.

А еще очень хочется, чтобы в России государство все-таки озадачилось проблемой бездомных животных. Ведь у нас все питомники созданы за счет доброхотов, а это не очень хорошо. Нужна и единая система. Впрочем, у нас больницы конвейером закрывают, где уж тут до собак. Хотя у нас есть армия мульти-миллиардеров — может они растрясутся и профинансируют такую службу? Кто-то из них, помнится, очень любит собачек. Правда, похоже, только своих…


18 апреля 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720