Самый успешный преступный дуэт Америки. Часть 3
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №17(377), 2013
Самый успешный преступный дуэт Америки. Часть 3
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
710
Самый успешный преступный дуэт Америки. Часть 3
Вирджиния Хилл, одна из наиболее известных женщин гангстерского мира

Спустя всего полгода после депортации в Италию Лучано удается получить заграничный паспорт. В конце октября 1946 года он вылетает в Гавану. Разместившись в отеле «Насьональ», регистрируется под своим настоящим именем Сальваторе Лукания. Вскоре в отель прибывает вся элита преступного мира Америки. Эта встреча вошла в историю как Гаванская конференция. Ее проведение преследовало три основные задачи. Первая – стремление Лучано показать другим боссам свою власть. Он снова становится главой американской мафии, тем более что от США его отделяли только 90 миль Флоридского пролива. Вторая – широкомасштабное развитие наркоторговли. Эта деятельность по своим масштабам до сих пор уступала пальму первенства бутлегерству, гемблингу, рэкету проституции и профсоюзов. Более того, ряд мафиози старой формации брезговали наркоторговлей, считая ее недостойным занятием. Однако с середины 1940-х  прибыли от этого бизнеса стали настолько фантастическими, что устоять перед ними было уже невозможно. Третьим вопросом для обсуждения стало развитие игорного бизнеса в Лас-Вегасе и судьба ответственного за этот проект Багси Сигела.


Часть 2   >

По поручению «Комитета» Сигел еще в 1937 году был направлен в Калифорнию. Обосновавшись на новом месте, гангстер зажил на широкую ногу. Благодаря знакомству со светской дамой – графиней Дороти Дифрассо и актером Джорджем Рафтом, Сигел был введен в кинематографическое общество. Обладавший привлекательной внешностью и галантными манерами, он стал героем светских хроник, заводя многочисленные романы с голливудскими красотками. Сигел и сам мечтал стать киноактером и даже прошел пробы. В число любовниц гангстера входили легендарные актрисы своего времени Венди Барри, Мари Макдональд, Лоретта Янг. Крестной матерью дочери Сигела стала Джин Харлоу, считавшаяся секс-символом 1930-х. Предаваясь любовным утехам, он продолжает заниматься и преступным бизнесом. Сигел взял под контроль профсоюз актеров-статистов, посредством которого получил возможность вымогать деньги у киномагнатов.

Несколько позже гангстер встречает роковую женщину своей жизни – Вирджинию Хилл, бывшую одной из наиболее известных женщин гангстерского мира. Криминальную карьеру девушка начала с организации вечеринок в принадлежавших мафии ночных клубах Манхэттена, а позже стала работать на группировку Аль Капоне в качестве курьера по перевозке «черного нала». Заработав денег, она перебралась в Калифорнию. Ее особняк стал местом интимных встреч представителей местной элиты. Все встречи записывались, а затем становились инструментом для шантажа с целью вымогательства денег. Благодаря связям своей подруги, Сигел завязал знакомства с наркоторговцами Мексики, наладив поставки героина в Калифорнию.

Идея заняться легальным игорным бизнесом пришла Сигелу в начале 1940-х. Как-то проезжая мимо Лас-Вегаса, он задумал превратить его во второй Монте-Карло. Идея Багси понравилась Мейеру Лански, который уговорил других лидеров мафии инвестировать средства в столь перспективный проект. В результате в 1945 году в Лас-Вегасе началось грандиозное строительство роскошного здания отеля-казино. Игорный комплекс назвали «Фламинго» – по прозвищу Вирджинии Хилл, ставшей к тому времени женой Сигела.

Главари мафии, в первую очередь Лучано и Лански, вложили в проект 1,5 миллиона долларов. Спустя всего год сумма возросла до 6 миллионов (около 80 миллионов по сегодняшнему курсу). Объем вложений оказался слишком велик даже для столь масштабного проекта, что серьезно обеспокоило лидеров мафии. Начав расследование, боссы вскоре обнаружили, что Сигел ведет нечестную игру и прикарманивает их деньги. Кинуть партнеров по бизнесу Сигела побудила Вирджиния Хилл, больше всего на свете любившая зеленые долларовые купюры. В результате часть средств была положена на счета в швейцарские банки. Кроме того перерасход средств на строительство комплекса был обусловлен амбициозными планами самого Багси и его полным незнанием строительного дела. Пользуясь этим, поставщики продавали гангстеру одни и те же стройматериалы по нескольку раз.

На встрече в Гаване лидеры мафии приговорили Сигела к смерти. Однако Лански, памятуя об их давнем знакомстве, все же предложил отложить расправу и подождать открытия казино, дав Багси шанс вернуть вложенные средства. Церемония открытия состоялась в марте 1947 года. Несмотря на то, что все прошло удачно и в скором времени «Фламинго» начало приносить долгожданную прибыль, боссы мафии не смогли простить Сигелу предательства. Проигнорировав мнение Лански, они отдали приказ о ликвидации Багси. 20 июня 1947 года Сигела застрелили в его бунгало в Беверли-Хиллс. Убийство осталось нераскрытым. Вирджиния Хилл прекрасно знала законы мафии и поэтому вскоре после убийства вернула Лански все украденные деньги и отказалась комментировать перед прессой убийство мужа.

Лаки Лучано пришлось недолго наслаждаться гостеприимством Гаваны. Власти США добились его возвращения в Италию. В американском правительстве были уверены, что повторная отправка гангстера на историческую родину разом избавит Америку от разгула преступности, но в очередной раз просчитались.

Вернувшись в Италию, Лучано с неистовой энергией занялся претворением в жизнь решений Гаванской конференции – организацией производства и торговли героином. Однако на этот раз все операции были продуманы так, что сам Лучано не вступал в контакты с теми, кто непосредственно занимался закупкой и перевозкой наркотиков. Он не вел по этому вопросу телефонных переговоров, не отправлял писем и не занимался подготовкой сопроводительных документов. Основная задача его заключалась в общем контроле.

Действие преступной схемы начиналось на Среднем Востоке, где изготавливалось сырье для получения морфия. Поставки шли через надежного человека из Бейрута Сами Эль-Кури. В компетенцию последнего входила перевозка опиумного сырья из Турции, приготовление основы для морфия и его последующая переправка в подпольные лаборатории на Сицилии и в Неаполе. Там морфий превращали в героин. Процесс производства конечного продукта также контролировался подручными Лучано. Это были гангстеры мелкого масштаба, депортированные из США во второй половине 1940-х.

С 1949 по 1954 годы подпольные лаборатории успешно функционировали, не привлекая внимания, пока дотошные журналисты не рассказали о них в одной из центральных газет, снабдив репортажи компрометирующими снимками. В результате облавы одна из лабораторий была закрыта, но это никоим образом не повлияло на общий объем производимого зелья.

С середины 50-х годов XX века первенство в производстве героина перешло к корсиканским группировкам, обосновавшимся в Марселе. Для того чтобы заручиться поддержкой корсиканцев, в Европу прибыл лично Мейер Лански. Он разработал подпольную финансовую цепочку, звеньями в которой были даже швейцарские банки. Счета не имели номера и имени, а личность вкладчика держалась в строжайшей тайне. Благодаря этому мафиози уходили от налогов и избегали опасности со стороны посторонних лиц, стремившихся прикарманить их прибыли. В итоге Лански даже приобрел собственный банк в Женеве, и необходимость в посредниках отпала сама собой.

Марсель стал героиновой столицей Европы и главным поставщиком отравы за океан. Из Европы наркотики прямиком шли на Кубу и Карибские острова. Оттуда с помощью группировки Траффиканте зелье доставлялось во Флориду. Другая часть наркотрафика проходила через канадскую границу, а наиболее отважные контрабандисты доставляли зелье прямо в гавань Нью-Йорка.

Занимаясь наркоторговлей, Лучано тем не менее стремительно терял власть в преступном мире. Власть главы синдиката должна была основываться не только на его личном авторитете, но и на политических связях, капитале и силе подручных. Практически всего этого Лучано был лишен, став генералом преступного мира без армии. Реальная власть перешла к Мейеру Лански, фактически осуществлявшему руководство делами синдиката.

В середине 1940-х годов началась тонкая геополитическая игра, связанная со становлением молодого государства Израиль. В начале 1947-го большинство европейских государств ввело жесткое эмбарго на поставки вооружения Израилю. Официально США придерживались политики демонстративного нейтралитета. После окончания Второй мировой войны в Америку начало возвращаться вооружение, предоставленное Европе и СССР в рамках программы ленд-лиза. Мейер Лански поддерживал тесные связи с начальниками портов Нью-Йорка и Нью-Джерси, в подсобных помещениях которых полученное оружие проходило тайную перекомплектацию и отправлялось в Хайфу. 14 мая 1948-го была провозглашена независимость Израиля. Спустя всего 11 минут после этого события Лански перевел крупную сумму денег на счет нового государства. Ну а сразу после открытия Лас-Вегаса в качестве новой игорной столицы Лански обязуется перечислять десятую часть прибыли от деятельности казино в пользу Израиля.

После окончательной депортации Лучано в Италию среди боссов мафии начинается новый этап борьбы за пост лидера. Наиболее настойчиво стремился к власти Вито Дженовезе. Одного за другим он устранял со своего пути преданных Лучано людей. В 1951 году были убиты братья Моретти, спустя еще шесть лет было совершено покушение на Фрэнка Костелло. Тот отделался легким ранением и решил не искушать судьбу, отойдя от криминальных дел и занявшись легальным бизнесом.

Другим опасным противником был Альберт Анастазиа. В 1944 году глава «Корпорации убийц» Луис Лепке был приговорен к смертной казни, и Анастазиа стал его преемником. Спустя еще некоторое время он возглавил одну из мафиозных семей Нью-Йорка. Однако из-за своего крутого нрава и взбалмошного характера Анастазиа не подходил для роли босса, где требовался самоконтроль и холодный рассудок. Вдобавок к этому он вывел деятельность подразделения киллеров за пределы внутренней структуры организации. Однажды Анастазиа увидел по телевизору репортаж из здания суда по делу знаменитого грабителя банков Вилли Саттона и заказал своим подчиненным убийство одного из свидетелей этого дела. Мафия не имела никакого отношения к этому преступлению, но убийство постороннего человека могло создать дополнительные трудности для этой организации.

Почувствовав свою власть, Анастазиа стал требовать от Лански долю от игорного бизнеса на Кубе, пытаясь склонить на свою сторону других главарей. Но Лански решил нанести удар первым. 25 октября 1957 года Альберт Анастазиа был застрелен в парикмахерской нью-йоркского отеля «Парк Шератон».

Следующим стал один из руководителей синдиката Эбнер Цвиллман. Деятельность его группировки расследовали Бюро внутренних доходов и одна из сенатских комиссий. Лански опасался, что престарелый Цвиллман расколется и сдаст своих партнеров по преступному бизнесу. 20 февраля 1959 года Цвиллман был найден мертвым в своем доме в Нью-Йорке.

Примерно в это же время настала и очередь Вито Дженовезе. Мафия заплатила сто тысяч долларов мелкому уголовнику Кантелпорсу, чтобы тот дал в суде показания против Дженовезе. В итоге «дон Витоне» был приговорен к пятнадцати годам тюрьмы за торговлю наркотиками. Устранив последнего серьезного конкурента, Лански фактически стал новым негласным главой преступного синдиката.

Он по-прежнему отправлял Лучано его долю от преступного бизнеса, а тот продолжал наслаждаться сытой и обеспеченной жизнью. 26 января 1962 года Лучано в очередной раз отправился в аэропорт для встречи еще одного заокеанского гостя. На этот раз им оказался не приятель-мафиози, а голливудский продюсер, собравшийся снять фильм о бурной жизни именитого гангстера. Однако по дороге в аэропорт у Лучано случился инфаркт, и он умер по пути в больницу, так и не раскрыв многие тайны созданной им преступной организации.

После революции на Кубе и прихода к власти Фиделя Кастро у Лански возникают серьезные проблемы. По приказу новых властей на острове повсеместно закрываются казино. Мафия лишается ценного источника доходов. Для спасения своего бизнеса гангстер проявил недюжинную смелость. Он лично отправился на Кубу на собственном самолете и встретился с Кастро и Че Геварой, которым выдвинул ультиматум: либо казино продолжают работать в штатном режиме, либо Куба выплачивает ему компенсацию. В ответ Че Гевара посоветовал Лански поскорее убираться обратно, пока его не пристрелили. Всемогущий босс мафии остался ни с чем.

Потеряв Кубу, Лански начал искать альтернативные варианты. Его выбор пал на Багамские острова. По своему географическому положению они были ближе к Флориде, чем Куба, а коррумпированность местной политической элиты во главе со Стаффордом Сандсом создавала благоприятные условия для деятельности организованной преступности. За взятку в три миллиона долларов Лански уже в 1963 году открыл на островах свой первый эксклюзивный отель-казино «Лакейн Рич» по образцу кубинских. Однако спустя три года связь мафии и местных политиков стала достоянием гласности. Произошла смена руководства, Сандс спешно перебрался в Испанию, а приближенные Лански были выдворены с островов.

Покинув Багамы, Лански обосновался на Гаити, где в то время безраздельно властвовал диктатор Франсуа Дювалье. В городе Порт-о-Пренс мафия открывает роскошное казино «Интернациональ». Диктатор настолько проникся доверием к Лански, что даже стал включать американских гангстеров в свою личную охрану. Следующими точками в развитии игорного бизнеса стали Ямайка и Виргинские острова.

Но деятельность Лански привлекала все больше внимание общественности и прессы. К охоте на гангстера подключилось и ФБР. Агенты бюро регулярно прослушивали телефонные переговоры и жилище Лански, отслеживали маршруты его передвижения, но так и не смогли взять с поличным. Для директора ФБР Эдгара Гувера арест Лански стал делом принципа и чести. Гувер возглавлял ФБР почти полвека. Находиться у власти ему помогало наличие обширного компромата на каждого из американских президентов и других влиятельных госслужащих. Но по иронии судьбы Гувер сам стал жертвой аналогичного компромата. По приказу Лански была организована тайная съемка на одной из конспиративных квартир, где Гувер предавался гомосексуальным утехам. Боясь публикации убойного компромата и общенационального позора, всесильный глава спецслужбы в течение нескольких десятилетий был вынужден просто отрицать само существование мафии в стране. Но в конце 1960-х, когда большинство боссов мафии уже отправились в мир иной, глава ФБР решил устранить последнего и самого опасного из них.

Лански обвинили в неуплате налогов. Предчувствуя скорый арест, он покинул США, отправившись в Израиль. Власти Израиля были рады приезду столько влиятельного человека, внесшего неоценимый вклад в становление и развитие еврейского государства. Гангстер получил приглашение на аудиенцию к Голде Мейр, с которой был знаком с детства. Власти страны предоставили ему туристическую визу сроком на два года, но сам он планировал прожить здесь остаток своей жизни, ведя переговоры о предоставлении гражданства. В планах гангстера был и очередной грандиозный проект по созданию сети игорных заведений на Ближнем Востоке.

Однако на этот раз удача отвернулась от «финансового гения» мафии. Американские власти оказали колоссальное давление на Израиль. Страна зависела от поставок американского оружия, так необходимого в борьбе с арабскими государствами. Американцы обещали предоставить его только после выполнения принимающей стороной определенных условий, одним из которых была выдача Лански. Израильские власти не могли пожертвовать общенациональными интересами и отказали гангстеру в предоставлении гражданства. Понимая неизбежность ареста, в ноябре 1972 года, всего за два дня до окончания срока визы, Лански самостоятельно покинул Израиль, отправившись на поиски нового пристанища. Но миграционные власти стран, к которым он обращался, не желали портить отношения с США и неизменно отвечали отказом.

По иронии судьбы единственной страной, согласившейся предоставить гангстеру политическое убежище, оказался Парагвай. Профашистски настроенный диктатор Альфредо Стрессснер был выше всяких национальных и расовых предрассудков. Он был готов принять человека любой национальности, обладавшего крупным состоянием. Однако агенты ФБР неустанно наблюдали за передвижением Лански. По прибытии в аэропорт Рио-де-Жанейро его перехватили агенты бюро и доставили в США.

Американские власти обвинили Лански в неуважении к суду и неуплате налогов, однако вскоре отпустили, так и не сумев доказать его вину. После освобождения Лански переселился на свое ранчо в Майами, где провел последние годы, ведя размеренную жизнь скромного пенсионера. Легенда преступного мира Америки скончался от рака легких на 81-м году жизни 15 января 1983 года, оставив после себя почти трехмиллиардное состояние.

Дети Лански, как и дети других еврейских гангстеров, не пошли по стопам отца. Сын Пол окончил военную академию Вест-Пойнт, принимал участие в Корейской войне, выйдя в отставку в чине капитана. Ну а дочь Анна стала женой преуспевающего предпринимателя, бизнес которого не имел никакого отношения к криминальным структурам.


9 августа 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791