«Потрошители» старых коллекций
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №2(336), 2012
«Потрошители» старых коллекций
Валерий Неонов
журналист
Санкт-Петербург
133
«Потрошители» старых коллекций
Украсть шедевр можно и другим способом

Кражи произведений искусства, а также антиквариата ассоциируются у большинства людей, как правило, с ограблением музеев и частных коллекций. Однако круг интересов тех, чей бизнес - «потрошить» культурные ценности, включает в себя и другие объекты. Этим господам известно, в частности, что многие шедевры, в силу той или иной исторической традиции, обрели свое местоположение в стенах различных общественных, научных, учебных и прочих учреждений.

Сюда-то и нацелились с некоторых пор алчные взоры любителей обогатиться за счет раритетов, сохранность которых нередко зависит либо от бдительности пожилого вахтера, либо от исправности примитивной системы сигнализации. О том, по каким сценариям происходят подобные похищения, расскажем на примере нескольких громких дел, имевших место в северной столице в относительно недавний период.

СПАСЕННЫЕ ХОЛСТЫ

Из стен Академии художеств, основанной в Петербурге в 1757 году, вышло немало творцов, ставших впоследствии признанными мастерами мирового и европейского уровня. Все живописцы, заканчивавшие курс обучения в ее мастерских, писали перед выпуском дипломные работы, которые, по бытовавшей традиции, передавали в дар своей «альма-матер».

Таким образом постепенно в величественном здании на набережной Невы собралась весьма обширная коллекция картин, имевших не только историческую, но и вполне конкретную материальную ценность. Стоит ли удивляться тому, что «потрошители музеев» взяли на заметку и это собрание полотен?

Поздним воскресным вечером 4 декабря 1999 года в здание Академии проник неизвестный. Судя по повадкам, он был знаком не только с расположением залов, но и с подбором висевших в них холстов. Затаившись в темном углу, таинственный гость некоторое время наблюдал за дежурным, чей пост находился на первом этаже. Дождавшись, когда того одолеет глубокая дрема, неизвестный перерезал провода довольно-таки простенькой сигнализации, затем, стараясь не шуметь, взломал дверь одного из залов на втором этаже. Проникнув в помещение, он принялся снимать со стен картины – одну за другой, и вырезать ножом полотна из рам. Он все же нервничал и повредил несколько холстов, но, тем не менее, брал только те из них, которые имели значительную стоимость на «черном» рынке антиквариата.

Всего он вырезал 16 полотен, которые сложил, как попало, и грубо затолкал в спортивную сумку.

Затем ночной визитер снова подошел к двери, приоткрыл ее и прислушался. В здании было тихо. Вахтер по-прежнему мирно дремал на своем посту. Злоумышленник открыл окно, привязал к раме веревку и спустился наружу, прихватив, естественно, свою добычу. В северной столице стоял самый глухой час долгой и темной декабрьской ночи. Расположившись в густой тени, грабитель достал сотовый телефон и набрал номер. Вскоре из-за ближайшего поворота выехал автомобиль.

«Ночной гость» шагнул ему навстречу. Машина остановилась, грабитель ловко нырнул в салон, и вскоре гул мотора растворился в морозном воздухе.

Лишь утром прибывшие на работу сотрудники обратили внимание на взломанную дверь и тут же подняли тревогу. Вскоре к месту преступления прибыли оперативники из «антикварного» отдела уголовного розыска Петербурга. Выяснилось, что грабитель орудовал грамотно, со знанием дела, отбирая полотна мэтров отечественной живописи: Репина, Тропинина, Крамского, Малявина, Савицкого, Хруцкого… Стоимость похищенного оценивалась суммой, превышающей 1,1млн долларов. А, с другой стороны, столь «пестрый» отбор полотен знаменитостей мог означать, что грабитель не имел четкого плана реализации своей добычи и рассчитывал найти покупателя позднее. Эта версия подтвердилась с неожиданной быстротой. Уже через четыре дня сыщики вышли на некоего Олега Мальцева, который хранил, причем небрежно, похищенные картины в съемной квартире. Правда, один холст он «отстегнул» водителю-сообщнику, который подобрал его ночью на набережной. Виновники кражи были осуждены, но реставрация поврежденных ими полотен продолжалась еще полтора года. В начале ноября 2001 года все возвращенные картины были представлены на выставке «Спасенные сокровища».

ПРОИСШЕСТВИЕ В МОРСКОМ КОРПУСЕ

Монументальное здание Морского корпуса Петра Великого с башней на крыше, с якорем у парадного входа, с многочисленными мемориальными досками на стенах занимает целый квартал, выходя на правый берег Большой Невы. Известно это военное учебное заведение и своей богатой коллекцией картин, акварелей, гравюр и рисунков художников-маринистов.

Часть этого собрания размещена в Голубой гостиной корпуса.

28 мая 2002 года некто одетый во все темное проник через форточку в закрытую снаружи гостиную и вырезал из рам три картины русских маринистов середины XIX века: два полотна Константина Круговихина и одно – Алексея Боголюбова. Их оценочная стоимость составляла порядка 190 тысяч долларов. В последнюю минуту грабитель прихватил еще и золоченый кортик.

Сделав свое черное дело, он ретировался прежним путем.

Пропажа была обнаружена на следующее утро. Вскоре к расследованию кражи приступила военная прокуратура. Военные сыщики сразу же взяли на заметку тот факт, что человеку постороннему попасть в здание института сложно, а ведь тут действовал грабитель, который отлично ориентировался в расположении помещений.

Кроме того, в ночь ограбления, в 01.00, дежурные, как всегда, провели последний обход, и видели, что картины находились на привычных местах. Следовательно, похититель, появившийся позднее, был знаком и с режимом несения охраны здания в ночное время. Напрашивался вывод: за добычей приходил кто-то из сотрудников либо курсантов. А это означало, что злоумышленник наверняка окажется в числе допрашиваемых, и что существует вероятность того, что он выдаст себя излишним волнением либо путаницей в ответах.

Сыщикам пришлось проявить немало изобретательности, прежде чем в поле их зрения не оказался 20-летний курсант Денис Квасницкий. Затем удалось установить, что курсант поддерживает регулярные контакты с неким Альбертом Афониным, 40-летним безработным, проживавшим в коммунальной квартире на Васильевском острове. Там холсты и были найдены 25 июля, то есть, до истечения двухмесячного периода после похищения.

Полотна находились в крайне неблагополучном состоянии и нуждались в реставрации. Похитители намеревались продать каждую из картин за 45 тысяч долларов. Но, благодаря профессионализму сотрудников военной прокуратуры, виды морских портов снова украсили стены Голубой гостиной.

«МАСКАРАД» В ПЕРЕУЛКЕ ГРИВЦОВА

Весной 1845 года 28-летний, но уже хорошо известный в обеих столицах художник Иван Айвазовский, которому незадолго до этого Петербургская Академия художеств присвоила звание академика, отправился на юг империи и навсегда поселился в Феодосии. Здесь он написал свои лучшие полотна, в том числе прославленный «Девятый вал», а также активно участвовал в общественной жизни этого небольшого черноморского города.

Здесь в 1851 году Айвазовский наблюдал полное солнечное затмение. Зрелище редкого небесного явления настолько поразили его воображение, что вскоре художник написал картину, которую так и назвал: «Полное солнечное затмение в Феодосии в 1851 году». Из многих сотен полотен художника, составивших его творческое наследие, эта картина была единственной, где внимание зрителей приковывалось к тому, что происходит в небе, а не на море, хотя, конечно, водная стихия была мастерски выписана и здесь, как и общий вид на бухту Феодосии.

Судьба этой картины тоже по-своему уникальна. В 1853 году Айвазовский подарил ее Императорскому Географическому обществу в Петербурге, действительным членом которого он, страстный путешественник, состоял, являясь также личным другом первого председателя общества великого князя Константина Николаевича.

Любопытно, что картина «Затмение солнца…» никогда не передавалась куда-либо для экспозиций, хотя и числилась в каталоге работ художника и была хорошо известна коллекционерам.

В последние десятилетия картина висела на втором этаже старинного здания общества, в переулке Гривцова, рядом с Сенной площадью, в его Малом зале, где обычно проводились научные конференции и читались лекции. В этом же зале висели еще пять картин известных мастеров. Все, кто попадал сюда, могли насладиться аурой этой небольшой, но весьма впечатляющей экспозиции.

В стенах Географического общества картина пробыла почти полтора века, пока 19 июля 2001 года ее не похитили в результате весьма оригинального маскарада. В этот нелегкий для общественных организаций период географы предоставляли Малый зал, который, кстати говоря, не был оборудован системой сигнализации, в аренду различным организациям и учреждениям для проведения тех или иных мероприятий.

И вот однажды, за неделю до происшествия, в соответствующий отдел общества обратились два молодых человека. Представившись сотрудниками коммерческой фирмы, они предложили за хорошую плату организовать в Малом зале выставку туристического снаряжения, пользуясь тем обстоятельством, что ввиду предстоявшего ремонта из помещения были вынесены все стулья.

Был составлен стандартный договор, при этом географы все же проверили реквизиты фирмы через компьютерную базу данных – все в точности сходилось.

В скором времени арендаторы начали завозить в зал картонные коробки, где, по их уверениям, находились экспонаты. В день кражи, около 11 утра, молодые люди уединились в Малом зале, якобы для «монтажа выставки», но, не пробыв там и часа, покинули здание. Больше этих «коммерсантов» никто не видел... 

Вскоре после их ухода в зал заглянула женщина-завхоз Географического общества. К своему ужасу, она увидела на стене вместо картины Айвазовского пустое пятно, хотя остальные полотна по-прежнему висели на своих местах. Через некоторое время сюда прибыли сыщики из «антикварного» отдела уголовного розыска Петербурга. В оставленных коробках они обнаружили всякий хлам – корпуса ломаных кассетных магнитофонов, тряпье, старые газеты и даже дырявые чайники…

Выяснилось также, что исчезнувшая картина была аккуратно, без спешки вырезана из рамы.

Между прочим, это полотно относилось к категории «больших», имея размеры 186 на 140 сантиметров, и пронести его по лестнице незаметно, не привлекая внимания множества сновавших взад-вперед людей, было не так-то просто.

Пожилая вахтерша, чей пост находился у парадного входа, не могла сообщить ничего путного.

Очевидно, хитроумные воры вынесли картину, свернув ее, в одной из картонных коробок.

Проверка показала, что фирма, от которой приходили мошенники, была липовой. За аренду зала географы, естественно, не получили ни копейки. Оперативники расспросили сотрудников общества, и вскоре составили фотороботы предполагаемых похитителей.

Один из них, назвавшийся «Сашей», запомнился географам, главным образом, модными дорогими ботинками и блестящей серьгой в ухе; второй – своей бросающейся в глаза ярко-желтой шевелюрой. Эти «декорации», явно выставляемые напоказ, были еще одним доказательством того, что воры тщательно продумали свою акцию. Тем не менее, их изображения несколько раз показали по телевидению в программе новостей, появились они и в городской прессе.

Парадоксально, но по документам, составленным еще в советское время, стоимость картины по-прежнему приравнивалась к сумме, эквивалентной 11 тысяч рублей, хотя истинная цена холста, конечно же, многократно превышала эту цифру.

В конце концов, сыщикам удалось задержать сообщника грабителей, а через него выйти на ряд других подозрительных личностей. В результате были раскрыты несколько краж антиквариата по прежним делам, однако о судьбе похищенной картины Айвазовского никто из задержанных не знал. Она по-прежнему числится в розыске.

ВОЗВРАЩЕНИЕ «ВСАДНИКОВ»

Дом офицеров Ленинградского военного округа расположен в центре Петербурга, на Литейном проспекте. В оформлении интерьеров этого исторического здания важная роль принадлежит старинным художественным изделиям и предметам. В частности, в холле первого этажа внимание посетителей привлекала бронзовая скульптурная группа «Всадники». 3 сентября 1998 года этот раритет исчез с привычного места.

Раскрыть кражу по горячим следам не удалось, поскольку их, следов, практически не имелось, притом, через этот бойкий «пятачок» ежедневно проходило множество людей, и определить хотя бы приблизительно круг подозреваемых оказалось делом нелегким.

Почти два с половиной года потребовалось сотрудникам 12-го «антикварного» отдела, чтобы совместно с оперативниками Центрального РУВД найти грабителя. В феврале 2001 года он предстал перед судом. Это был 28-летний петербуржец, ранее дважды судимый. Скульптуру он хранил в своей квартире, упорно занимаясь поисками покупателя и рассчитывая получить за «товар» 30 тысяч долларов. Пришлось ему, однако, опять отправляться за решетку. Бронзовые же «Всадники» после всех этих перипетий вернулись на законное место.

НОЧНОЙ ПЕРЕПОЛОХ НА АНГЛИЙСКОЙ НАБЕРЕЖНОЙ

У Большой Невы, на Английской набережной, высится один из самых примечательных архитектурных шедевров середины XIX века в стиле флорентийского ренессанса – особняк барона Штиглица. «Русский немец» Александр Людвигович Штиглиц, кстати говоря, уроженец Санкт-Петербурга, был одним из наиболее успешных финансистов и промышленников Российской империи. Дворец, построенный для него по проекту архитектора Александра Кракау, славился изысканностью своих интерьеров и декора, как и богатством собранных в его залах произведений искусства. Целый ряд живописных полотен создавался по заказу барона-мецената специально для коллекции дворца. В частности, известный художник Федор Бруни, автор нашумевшего «Медного змия», выполнил четыре панно на тему времен года.

Но после смерти Штиглица судьба роскошного особняка складывалась драматично. Сначала он был куплен у приемной дочери барона для великого князя Павла Александровича, младшего сына Александра II. Но ввиду ранней смерти молодой жены, великий князь покинул особняк на Английской набережной, переехав в Царское Село. В 1917 году просторное здание, практически пустовавшее долгие годы, было продано одному из военных ведомств. В советские времена особняк использовался даже в качестве детдома, что отнюдь не способствовало сохранности его интерьеров.

Мало что изменилось и в новейшую эпоху. Уникальный памятник истории и архитектуры неоднократно менял временных хозяев-арендаторов и постепенно приходил в упадок. В 2006 году здесь размещалась крупная столичная фирма по переработке и реализации нефти. Располагая достаточными средствами, бизнесмены планировали провести за свой счет полную реконструкцию особняка, с целью приспособить его под представительский офис, но при условии, что объект будет передан из федеральной в частную собственность. Так или иначе, но само здание в тот конкретный период неплохо охранялось, и это обстоятельство помогло пресечь почти свершившуюся уже кражу антиквариата из его стен.

А началось с того, что в ходе обычного ночного обхода здания один из охранников обратил внимание на взломанный замок проходной двери, причем следы проникновения были совсем свежие. Охранник вызвал подмогу. Принялись проверять все помещения дворца. И не напрасно!

В одном из залов находился мужчина лет тридцати. Он уже вырезал из подрамников пять картин, а также упаковал два бюста, готовя свой багаж к «эвакуации». Следы преступления были, что называется, налицо. Кстати говоря, большинство отобранных ночным визитером полотен принадлежали кисти Федора Бруни.

Сотрудники «антикварного» отдела быстро установили личность злоумышленника. Это был гастролер, неоднократно судимый житель города Ижевска. На допросе он признался, что сведения о расположении залов, находившемся в них антиквариате, а также системе охраны дворца ему сообщили «добрые люди». Поскольку на роль любителя высокого искусства задержанный явно не подходил, то возникла версия о «заказном» характере преступления. Будь исполнитель чуточку аккуратнее, а дворцовая охрана менее бдительна, и тогда еще семь произведений искусства оказались бы в длинном списке утраченного. Общая стоимость антиквариата, подготовленного гастролером к выносу, превышала 65 тысяч долларов. Кстати говоря, решить вопрос о реконструкции особняка нефтяникам не удалось, и вскоре они покинули особняк.

Приведенные эпизоды лишь подтверждают хорошо известное правило: если кража тех или иных культурных ценностей носит все признаки «заказа», то распутать преступную цепочку не так-то просто, и на это порой уходят годы. Но если похитители действовали по принципу «сначала кража, а поиск покупателя потом», то расследование имеет значительные шансы на успех.

Несколько утешает лишь то обстоятельство, что по числу краж произведений искусства и антиквариата мы все же «не впереди планеты всей». Россию уверенно опережают Франция и Италия, и быстрыми темпами догоняет Германия. А вот по части покупок краденых шедевров с огромным опережением лидирует Америка. Собирание антиквариата в США считается таким же прибыльным бизнесом, как и вложение денег в недвижимость. Коллекционеры всех мастей (а их за океаном в несколько раз больше, чем в Европе) хватают все без разбора, лишь бы «вещица» была подлинной. Есть там и свой «черный» рынок антиквариата, весьма обширный и подвижный. Однако непосвященным туда нет хода.


20 января 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
256642
Сергей Леонов
166524
Светлана Белоусова
112290
Татьяна Минасян
102678
Сергей Леонов
101128
Борис Ходоровский
98648
Александр Егоров
89598
Виктор Фишман
83052
Борис Ходоровский
73336
Татьяна Алексеева
67439
Павел Ганипровский
67140
Богдан Виноградов
59448
Павел Виноградов
57458
Татьяна Алексеева
53026
Дмитрий Митюрин
50505
Наталья Дементьева
50154
Наталья Матвеева
45274