Первый криминальный авторитет Чикаго
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №3(363), 2013
Первый криминальный авторитет Чикаго
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
182
Первый криминальный авторитет Чикаго
Джеймс Колозимо (слева)

Чикаго — не только второй по значимости финансовый центр США после Нью-Йорка и крупнейший транспортный узел Северной Америки, но еще и один из центров организованной преступности страны. За свою почти 180-летнюю историю (основан в 1833 году) город повидал массу преступников всех мастей. Были среди них мошенники и воры, серийные убийцы и грабители. Однако все они являли собой лишь отдельные проявление криминала. И только на рубеже ХIХ–ХХ веков в городе стала складываться организованная преступность. Первым из ее наиболее значимых главарей был Джеймс Колозимо, по прозвищу «Большой Джим».

Настоящее имя этого человека — Винченцо Колозимо. Он родился 16 февраля 1871 года в Италии в городке Колозими. О его детских годах известно крайне мало. В возрасте десяти лет мальчик вместе с родителями иммигрировал в Чикаго.

Будущий криминальный авторитет начинал свою карьеру с низов. Он работал чистильщиком ботинок, разносчиком газет, носильщиком воды для строителей железной дороги. Среди своих сверстников Джеймс выделялся высоким ростом, черными как смоль волосами, к которым в зрелом возрасте добавились еще и большие усы.

Еще одной отличительной чертой Колозимо было честолюбие. Он рано понял, что, будучи чернорабочим, нельзя заработать большие деньги. Единственным способом достичь положения в обществе для него, как иммигранта, было пойти на преступление или заниматься незаконным бизнесом.

Колозимо становится вором-карманником и к восемнадцати годам в совершенстве овладевает этим ремеслом. Параллельно он решает заработать деньги на проституции и становится еще и сутенером. В двадцать с небольшим Большой Джим — член банды «Черная рука», занимавшейся вымогательством. Однако в этой сфере деятельности ему не сопутствовал успех. Очень скоро на след банды вышла полиция и над Колозимо нависла угроза ареста.

Чудом избежав его, Колозимо в 1897 году вступает в организацию «Белые крылья» — своеобразный профсоюз дворников, большинство из которых были итальянцами и носили белые комбинезоны.

Умение общаться с людьми и располагать их к себе вскоре сделало Джеймса одним из наиболее авторитетных членов профсоюза. Для своих коллег он создает что-то вроде клуба для отдыха и занятий спортом. Дальнейшему возвышению Колозимо способствует знакомство с видными местными политиками, депутатами городского совета Джоном Коулином (Банщиком) и Майклом Кенной (Хинки-Диком). Джеймс отдает им голоса членов клуба, которые умело используются на выборах. В благодарность за оказанные услуги депутаты назначают Колозимо на пост районного лидера. Новая должность дает иммунитет от ареста, а также новые возможности и привилегии, чем он и воспользовался.

Джеймс открывает свой бильярдный салон и начинает «крышевать» местные бордели и казино. За свое покровительство он устанавливает следующие расценки: по сто долларов в месяц взималось с каждого этажа публичного дома, и по 25 долларов в день платили рестораны и питейные заведения. Более дальновидные хозяева, желавшие работать без проблем, платили дополнительно по 50 долларов в неделю. Кроме того, все подконтрольные ему заведения были обязаны приобретать товар только у определенных поставщиков, покупавших это право у вышеупомянутых депутатов.

Обеспечивая крышу и собирая дань, Колозимо тем не менее стремился не перегибать палку, предпочитая решать возникающие проблемы языком переговоров. В свою очередь хозяева заведений были заинтересованы в покровительстве такого человека, исправно платили дань и не создавали лишних проблем.

Вскоре и в личной жизни Большого Джима произошли изменения. В него влюбилась Виктория Мореско, хозяйка двух роскошных борделей, располагавшихся в его районе. В 1902 году они поженились и Колозимо взял на себя управление бизнесом жены. Используя для старта свой небольшой капитал и бизнес жены, Колозимо закладывает основы будущей империи интимных услуг. Спустя три года он открывает еще один шикарный салон и целую сеть дешевых одно-двухдолларовых бордельчиков для простолюдинов. Кроме того, он организует бизнес по оптовой торговле проститутками. Текучка кадров в публичных домах была очень большой, да и клиентам постоянно требовался свежий товар. Средний возраст девушек, работавших в элитных салонах, колебался от 22 до 24 лет. Как правило, никто из них не задерживался там более пяти лет, после чего девушки переправлялись в дешевые бордели или работали на улице.

Колозимо вместе с другим сутенером Моррисом Ван Бевером придумал свою схему поставки живого товара, известную как «цирк белых невольниц». Как правило, большинство девушек были вынуждены идти на панель в силу различных жизненных трудностей. Многие становились проститутками из-за нищеты, однако часть из них попадала в эту профессию, став жертвой обмана.

Газеты того времени пестрели статьями о пятнадцатилетних деревенских девушках, совращенных разными негодяями, которые подпаивали их лимонадом с наркотиками и обещали жениться. Наивные девушки шли за своими избранниками в город, где очень скоро попадали в бордель и были вынуждены работать в нечеловеческих условиях.

Именно такой бизнес и составлял основу процветания Колозимо. Вместе с Ван Бевером он решил расширить границы своего бизнеса, установив деловые отношения с коллегами из Милуоки, Сент-Луиса и Нью-Йорка. Вместе они решили увеличить свои прибыли за счет обмена проститутками. Такая схема позволяла обеспечивать постоянный приток «свежего товара», который затем продавался публичным домам за 400 долларов — по тем временам очень приличные деньги.

Его бизнес привлекал все больше внимания со стороны старых знакомых из банды «Черной руки». Обычно вымогатели действовали по классической схеме: первоначально предполагаемой жертве по почте отправлялось письмо с угрозами и требованием выплаты определенной суммы. Визитной карточкой рэкетиров была нарисованная черными чернилами рука, в редких случаях череп, нож или крест.

Однако Колозимо было не просто запугать. Он обладал властью, деньгами и имел полную свободу для расправы с вымогателями. Большой Джим устраивал засады, посылал в погоню вооруженных людей и даже собственноручно убил одного из вымогателей. Но угрозы продолжались. Так как вымогатели действовали инкогнито, Колозимо не знал, откуда будет нанесен следующий удар. К 1909 году ситуация накалилась до предела, и он был вынужден обратиться за помощью.

У жены Колозимо Виктории был кузен Джонни Торрио, проживавший в Бруклине и имевший в свои 27 лет репутацию серьезного и делового человека. По приглашению Колозимо Торрио приехал в Чикаго и сразу приступил к делу.

Трое неизвестных требовали от Колозимо 25 тысяч долларов, а когда он проигнорировал их требование, увеличили сумму вдвое. Торрио вел переговоры и сделал вид, что согласен заплатить эту сумму. Стороны условились о встрече в безлюдном месте. Однако вместо денег Торрио взял на встречу двух вооруженных людей. Как только появились вымогатели, люди Торрио открыли огонь. Двоих убили сразу, а третьего тяжело ранили и позже он скончался в больнице. Этого оказалось достаточно для того, чтобы угрозы прекратились. В ходе следствия полиция установила, что трое вымогателей приехали из Питсбурга и были застрелены неустановленными личностями. На этом следствие завершилось, а инцидент был исчерпан.

Своими деловыми качествами Торрио произвел должное впечатление на Колозимо, и он предложил ему остаться в Чикаго. Торрио становится управляющим вторым по значению борделем в огромной империи Большого Джима. Очень скоро он становится правой рукой Колозимо, открывает свой публичный дом и питейное заведение.

А Большой Джим тем временем решил попробовать свои силы в ресторанном бизнесе. В 1910 году он открывает ультрасовременное и фешенебельное заведение под вывеской «Колозимо-кафе». С самого начала оно было ориентировано на богатых клиентов, любящих шик и роскошь. Именно поэтому во внутреннем убранстве заведения было много позолоты, бархата и разнообразных украшений. Колозимо хотел, чтобы его заведение стало центром ночной жизни представителей элиты и оазисом спокойствия для всех, у кого водились деньги.

Нижний этаж заведения занимало казино, на верхнем находился ресторан. При организации этого бизнеса Колозимо не считался с расходами. Он взял на работу шеф-повара с мировым именем, заполнил подвалы лучшими коллекционными напитками, пригласил выступать ведущих артистов и музыкантов.

Управление фешенебельным заведением также было поручено Торрио, который блестяще справился с поставленной задачей. Благодаря его деятельности только «Колозимо-кафе» ежемесячно приносило порядка 50 тысяч долларов (около 1 миллиона сегодня).

Вскоре Торрио вообще становится младшим партнером Колозимо, осуществляя управление его огромной империей интимных услуг и азартных игр. Он становится инициатором расширения сферы влияния их бизнес-структуры. Подобное решение не возникло само собой, а стало скорее реакцией на действия местных властей.

Инициатором перемен был новый мэр Чикаго Гаррисон. По его распоряжению был создан специальный отряд полиции нравов под командованием майора Фанкхаузера, человека фанатичного и неподкупного. Вскоре после назначения Фанкхаузер развернул широкомасштабную компанию по искоренению пороков. В ходе рейдов отряда были закрыты десятки публичных домов, арестованы сотни проституток. На скамью подсудимых попали и многие видные городские сутенеры. Бизнесу в сфере интимных услуг был нанесен большой урон. От действий Фанкхаузера пострадал и Колозимо, который потерял несколько заведений и даже на короткий период оказался за решеткой.

Однако очень скоро инициативы мэра были раскритикованы, а действия его подопечного по искоренению пороков прекращены. Проституция и игорный бизнес приносили хороший доход не только его непосредственным организаторам, но и многочисленным местным чиновникам, лоббировавшим интересы первых. Незаконный бизнес был возрожден на прежнем месте, но это событие послужило как для Колозимо, так и для Торрио хорошим уроком.

Выход за пределы Чикаго давал их совместному бизнесу возможность обходить ограничения, действовавшие для сферы нелегальных услуг, а также контролировать местную политическую власть. Красноречивым свидетельством успеха подобной политики стал городок Барнхэм, что в 25 километрах от Чикаго. Его мэром стал некий Джон Паттон, получивший прозвище «мэр в коротких штанишках». Он стал городским главой, прежде чем достиг совершеннолетия, к тому же никто из жителей не захотел занимать этот пост. При помощи Паттона Колозимо и Торрио открыли в городе три увеселительных заведения, каждое из которых включало в себя бордель, казино и ночной клуб. Примечательно, но факт, что в одном из них мэр Паттон был управляющим, бармэном работал начальник местной полиции, а официантами — три местных депутата.

Бизнес Колозимо продолжал разрастаться. Джон Торрио стал для него просто незаменимым человеком. Он всегда действовал осмотрительно, обладая редкой способностью превращать конкурентов в партнеров и придавая их бизнесу ореол благопристойности в глазах общественности. Перед открытием нового заведения Торрио покупал с помощью взяток не только содействие представителей местной власти, но и простых людей, живших по соседству. Он оплачивал их кредитные долги, ремонтировал за свой счет протекающие крыши, а также решал другие сопутствующие проблемы. В значительной мере благодаря его грамотным действиям, к 1915 году Колозимо становится крупнейшим криминальным авторитетом Чикаго.

Теперь, когда бизнес стабильно развивался и находился в руках надежного человека, Большой Джим мог всецело предаться удовольствиям сытой и обеспеченной жизни. Он построил себе и своему отцу Луиджи роскошные особняки, наполнив их массой помпезной и безвкусной роскоши, и нанял целую армию слуг, следивших за порядком в этих жилищах. Колозимо владел двумя самыми дорогими и экстравагантными автомобилями, которые тогда можно было купить за деньги. Свою многочисленную родню он обеспечил выгодной работой в кабаках и борделях.

Еще одной подлинной страстью Большого Джима стало коллекционирование бриллиантов, подобно тому, как другие коллекционируют предметы антиквариата. Он сотнями покупал драгоценные камни у воров и проигравшихся игроков и всегда носил при себе в мешочках из оленьей кожи. Бриллианты были важнейшим атрибутом его повседневной одежды. На каждом пальце было по кольцу с бриллиантом, на рубашке сверкали бриллиантовые запонки, на жилете висела большая бриллиантовая подкова, ремень и подтяжки также были украшены бриллиантами. Вдобавок ко всему Колозимо проводил большую часть свободного времени, занимаясь пересчетом содержимого своей коллекции драгоценных камней.

Еще одним важным событием в его жизни в этот период становится новая любовь. Избранницей Большого Джима стала Дейл Уинтер, актриса музыкально-комедийного жанра. В 1917 году, в возрасте 25 лет, она приехала в Чикаго по приглашению выступать в музыкальном театре. Однако ее обманули. Оказавшись без денег, мисс Уинтер была вынуждена принять приглашение выступить на сцене Колозимо-кафе. Здесь ее увидел хозяин заведения и влюбился по уши. Впрочем, это чувство было взаимным. Очень скоро Большой Джим становится для нее возлюбленным, импресарио, спонсором и покровителем в одном лице, а сцена его кафе местом постоянных выступлений.

Обычно Дейл Уинтер появлялась на сцене самого модного и элитного заведения Чикаго в белом развевающемся платье с красной розой на груди и распущенными черными волосами, во всем блеске красоты и молодости, а ее пение сводило Колозимо с ума. Большой Джим не скупился на расходы. Он организовал ее прослушивание у Энрико Карузо и Тито Руффо. Когда дирижер оркестра Чикагской музыкальной оперы Клеофонте Компаньини высоко оценил ее вокальные способности, Колозимо сразу же определил ее в Чикагский музыкальный колледж.

20 марта 1920 года Большой Джим развелся со своей первой женой Викторией, выплатив ей 50 тысяч долларов в качестве компенсации. Три недели спустя Дейл Уинтер и Колозимо поженились.

Пока Большой Джим занимался устройством личной жизни, в политической и экономической жизни страны произошли серьезные перемены.

6 апреля 1917 года США вступили в Первую мировую войну, а по всей стране стало шириться антиалкогольное движение. 16 января 1920 года на территории страны был введен «сухой закон», запрещавший жителям США производить, продавать и перевозить без соответствующего разрешения спиртные напитки с содержанием алкоголя более 0,5 процента.

Вскоре после принятия сухого закона Чикаго охватила волна преступлений, связанных с угоном и захватом грузовиков со спиртным. Это был опасный и рискованный бизнес. Торрио внимательно наблюдал за ситуацией. Он видел колоссальные перспективы развития нового нелегального бизнеса, который мог принести огромные прибыли, по сравнению с которыми доходы от проституции и игорного бизнеса казались жалкими копейками. Торрио хотел создать мощный трест, занимавшийся производством и сбытом спиртного в промышленных масштабах. Организовать такой бизнес на уровне города можно было только при поддержке Колозимо.

Однако Большой Джим не хотел рисковать. Конечно, Колозимо уже занимался продажей контрабандного алкоголя, но в очень небольших объемах. Ему не нужно было лишнее внимание властей к своей персоне. К тому же хороший доход приносил четко налаженный бизнес в сфере азартных игр и интимных услуг. Ко всему прочему, сыграли свою роль и недавние события в личной жизни. Женитьба на Дейл Уинтер, красивой, респектабельной, образованной и утонченной женщине, пробуждала в нем тоску по спокойной и размеренной жизни крупного буржуа.

Однако такое положение вещей не устраивало Торрио, и он принял решение устранить своего босса и завладеть его бизнесом. Помощь ему оказал мало кому известный тогда Альфонсо Капоне, управлявший одним из кабаков Торрио и выполнявший самую грязную работу.

На Капоне была возложена задача по организации убийства Колозимо. Оно должно было быть спланировано таким образом, чтобы Торрио и Капоне оказались вне подозрений.

В качестве подходящей кандидатуры для совершения преступления был выбран Френки Йель, известный нью-йоркский киллер, к тому же являвшийся главой американского отделения Сицилийского союза. Он согласился выполнить заказ за 10 000 долларов. Кандидатура Йеля была выбрана не случайно. Йель был первым боссом Аль Капоне и к тому же имел ряд обязательств перед Торрио.

Заговорщики решили убить Колозимо в его фешенебельном клубе, где должна была состояться встреча Большого Джима с одним из бутлегеров с целью приобретения двух грузовиков первосортного довоенного виски. Встреча должна была состояться 11 мая 1920 года.

Ничего не подозревая, Большой Джим прибыл в свое заведение. Еще через 15 минут персонал ресторана услышал два громких хлопка, и вскоре бухгалтер Френк Камилла обнаружил тело своего босса лежащим в луже крови. Колозимо был мертв.

Убийство столь крупной фигуры в деловом и криминальном мире Чикаго не могло остаться незамеченным. Практически сразу на место преступления прибыл начальник чикагской полиции, взявший расследование под свой личный контроль.

По подозрению в убийстве были арестованы два брата первой жены Колозимо Виктории, а также некий Артур Фабри — человек руководивший музыкальным оркестром Колозимо-кафе и познакомивший своего босса с Дейл Уинтер. Вскоре они были отпущены из-за отсутствия улик. Параллельно отрабатывались версии убийства Колозимо бандитами из «Черной руки», конкурентами по алкогольному рынку или просто какими-то должниками. Но и эти версии не дали результатов. На допрос в полицию были вызваны Торрио и Капоне, однако они имели солидное алиби и поэтому тоже были отпущены.

Тем не менее полиции удалось выйти на след настоящего убийцы. Швейцар ресторана Джозеф Габрелла опознал Йеля по фотографии. Вскоре убийца был арестован в Нью-Йорке. Однако, когда Габрелла доставили в Нью-Йорк на опознание, он испугался мести и отказался от первоначальных показаний.

В конечном счете из-за отсутствия улик полиция была вынуждена заморозить расследование. Но никто не сомневался в причастности Торрио к убийству своего босса.

15 мая 1920 года состоялись похороны Большого Джима, ставшие первыми из целой серии пышных похорон представителей криминального мира Чикаго. Он был известен как явный грешник, редко посещал церковь, к тому же был разведен, а затем повторно женат. Из-за этого местный католический архиепископ не позволил внести тело покойного в церковь и похоронить на местном католическом кладбище. Поэтому его семье было предложено ограничиться простой прощальной церемонией.

Однако похороны Колозимо привлекли внимание общественности и прошли при большом скоплении народа. Сразу пятьдесят добровольцев вызвались нести гроб. Похоронную процессию составили пять тысяч человек, а цветов хватило на несколько повозок. Среди участников похоронной процессии было много известных и уважаемых в городе людей: член конгресса, три судьи, помощник окружного прокурора, девять депутатов городского совета, а также видные представители криминального мира Чикаго. Джонни Торрио выглядел глубоко подавленным. Возможно, в этот момент он сожалел, что пришлось поступить подобным образом с человеком, обеспечившим ему путь наверх. Аль Капоне в соответствии с традициями своей страны не брился со дня смерти до дня похорон Большого Джима.

Колозимо не оставил после себя завещания, поэтому обе его жены не имели прав на имущество покойного. К удивлению многих, оставленное им состояние оказалось небольшим. Вместо 500 тысяч долларов наличными и долей в различных предприятиях было обнаружено около 81 тысячи долларов в наличных, драгоценных камнях и облигациях. Суд по наследственным делам передал эти средства в распоряжение отца покойного.

Несомненно, Большой Джим Колозимо был матерым преступником, запятнавшим себя участием во многих кровавых делах. Однако, выражаясь современным языком, он жил по понятиям, умел соблюдать субординацию и договариваться. Он превратил свое дело по предоставлению клиентам незаконных товаров и услуг в прибыльный и хорошо организованный бизнес, а не в сферу безжалостной конкуренции. Любой, у кого были деньги, имел возможность получить то, что раньше считалось исключительным правом элиты. К тому же он не уклонялся от уплаты долгов, не обманывал своих и свято чтил обет молчания (омерту).


11 января 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279