От уголовного скандала к революции
КРИМИНАЛ
От уголовного скандала к революции
Ольга Перуновская
журналист
Санкт-Петербург
124
От уголовного скандала к революции
Обнаружение трупа графини Шуазель-Пралэн

В 1847 году и без того не слишком устойчивый трон французского короля Луи-Филиппа пошатнул очередной скандал, причем не просто финансового или любовного, а откровенно криминального характера.

УБИЙЦА — ЧЕЛОВЕК СВЕТСКИЙ

18 августа 1847 года около десяти часов утра по Парижу разнеслось страшное известие. В своем доме в предместье Сент-Оноре была зверски убита графиня Шуазель-Пралэн, дочь маршала Себастиани, министра короля Луи-Филиппа.

Жертву ударили по голове рукояткой пистолета, потом задушили и, кроме того, буквально исполосовали ножом. Стены огромной комнаты, мебель, камин, ковры были залиты кровью. Скорее всего, жертва отчаянно отбивалась.

Префект полиции, увидев следы этой жестокой бойни, с ужасом воскликнул: «Какая грязная работа… Это работа дилетанта… Убийца — человек светский». Роковые слова главного полицейского распространились по Парижу молниеносно.

Под подозрение сразу попал высокопоставленный муж убитой Теобальд де Шуазель-Пралэн, пэр Франции, главный советник, депутат, представитель одной из самых знатных семей Франции и вдобавок ко всему друг короля.

На Фанни Себастиани он женился в 1824 году. Юному герцогу исполнилось тогда девятнадцать лет, а его невесте — семнадцать. Маршал одарил обожаемую дочь поистине королевским приданым. Собственность молодого герцога ограничивалась изумительным замком Во-ле-Виконт, бывшей резиденцией суперинтенданта Фуке, на содержание которого у именитого владельца, к сожалению, уже не хватало денег.

Больше десяти лет счастье влюбленных можно было назвать безоблачным. Укрепляли благополучный союз девять детей — шесть девочек и три мальчика. Но любезность герцога по отношению к дамам и поистине корсиканская ревность герцогини наносили на сияющий небосклон их брака хоть и редкие, но все же тучки.

Рождение двух последних детей подорвало здоровье герцогини, она сильно располнела, ее постоянно терзали острые боли, все чаще повторялись нервные припадки со скандалами и слезами.

Именно состоянием здоровья Фанни де Шуазель-Пралэн объяснялась потребность в гувернантке, которая могла бы присматривать за детьми.

С гувернантками герцог и пытался утешиться. В 1838 году учительница мадемуазель Депре от него забеременела и со скандалом была изгнана. Следующей жертвой соблазнителя стала некая мадемуазель Тсенди, которая продержалась на своем месте ровно девять месяцев.

РОКОВАЯ КРАСОТКА

1 марта 1842 года порог роскошного особняка переступила изящная девушка с порочным взглядом и обворожительно манящей походкой. Двадцативосьмилетняя Генриетта Делюзи, хотя и была незаконнорожденной, получила отличное образование и имела при себе великолепные рекомендации.

Герцог вручил новой гувернантке должностную инструкцию следующего содержания: «Вести расходы на нужды детей: одежда, обучение, горничные, няни, развлечения… Госпожа де Пралэн никогда не должна входить к детям. Если кто-нибудь из них болен, ей может быть позволено войти в комнату больного ребенка, но она не может выходить с детьми одна, без гувернантки, и не может навещать их в отсутствие господина де Пралэна или гувернантки».

Через месяц гувернантка стала любовницей герцога.

Их связь продолжалась несколько лет, что весьма возмущало французский двор. Королева Мария-Амалия и король Луи-Филипп настойчиво пытались образумить герцога. Венценосная чета негодовала, что какая-то девица пытается выжить несчастную герцогиню из собственного дома.

Летом 1846 года терпению августейших супругов пришел конец. В Ольмета-дю-Туде одно за другим полетели письма, настойчиво рекомендующие старому маршалу покинуть родную Корсику и приехать в Париж, чтобы навести порядок.

Себастиани совету последовал и явился в Париж разъяренный. Генриетта смогла выторговать у герцога ежегодную ренту в 1500 ливров и в июле 1847 года хлопнула дверью.

Через месяц после ее ухода для обитателей особняка Сент-Оноре наступил тот самый роковой день, когда герцогиню Фанни де Шуазель-Пралэн безжалостно убили в собственной спальне.

СМЕРТЬ УБИЙЦЕ!

Как пэра Франции герцога Теобальда де Шуазель-Пралэна без разрешения короля нельзя было не только арестовать, но и предъявить ему обвинение. Однако уголовный кодекс Франции позволял применить к высокопоставленным лицам законы уголовного права, если этого потребует общественность. Оппозиционеры, блестяще знающие текст законоположения, тут же воспользовались ситуацией, и уже к вечеру дом герцога окружила толпа возмущенных людей — та самая общественность, руками которой очень часто вершится история.

Поскольку Луи-Филипп в столице отсутствовал, префект полиции Аллар так и не осмелился заключить под стражу главного подозреваемого; он лишь отдал распоряжение полицейским агентам вести круглосуточное наблюдение за особняком.

Крепкие парни, да и просто зеваки, собравшиеся из самых разных районов Парижа, настроены были воинственно. То с одной, то с другой стороны слышались проклятия в адрес герцога-душегуба: «Смерть убийце! Смерть! На гильотину его! На фонарь! Убийца!..»

Но постепенно задиристый пыл поутих. Все расселись у края тротуара и до трех часов утра упоенно рассказывали друг другу пикантные подробности этого чудовищного убийства и событий, ему предшествовавших.

От простых сплетен до конкретного обвинения всего один шаг, который народ преодолел с легкостью и простотой, обвинив мадемуазель Делюзи в том, что именно она нанесла герцогине первый удар.

Не пощадили и жертву. Фанни де Шуазель-Пралэн, будучи подростком, воспитывалась некой мадемуазель Мендельсон, известной своей необычной привязанностью к дамам. Смакуя детали, никто уже не сомневался, что под влиянием беспутной наставницы будущая герцогиня могла спокойно приобщиться к таким интересным забавам. Именно поэтому герцог, заподозрив свою жену в попытке совратить собственных детей, отлучил нечестивицу от их воспитания. Отсюда и странное предписание гувернантке. Была ли правда в этих историях?

Постепенно мирная болтовня парижан плавно перетекла к королевскому семейству: «Хороша же, нечего сказать. Июльская монархия! Нами правит настоящая гниль!»

КОРОЛЕВСКИЙ СЛЕД

На следующий день, 19 августа, Париж захлестнула новая волна сплетен.

Говорили, будто герцог Шуазель-Пралэн убил свою жену не ради мадемуазель Делюзи и даже не ради защиты своих детей, а исключительно ради спасения чести одной высокопоставленной дамы из королевской династии, имя которой приличные граждане произносили только почтительным шепотом. Речь шла о герцогине Орлеанской — вдове первого законного наследника престола Франции, который случайно погиб пять лет назад у Тернских ворот.

Знающие люди уверяли, что в 1845 году после трех лет вдовства молодая невестка короля стала любовницей герцога Шуазель-Пралэна, написав при этом несколько компрометирующих писем, случайно обнаруженных госпожой де Пралэн в секретере своего мужа.

17 августа разгневанная герцогиня с самым серьезным видом пригрозила супругу, что устроит грандиозный скандал, передав находку оппозиционной прессе.

На следующее утро, пытаясь предотвратить постыдное разоблачение, Теобальд де Шуазель-Пралэн вошел в спальню жены и попытался силой забрать у нее документы. Упорное сопротивление герцогини так разозлило зарвавшегося вельможу, что он, не совладав с собой, убил жену самым жестоким способом.

Пока народ строил предположения, герцог, обессиленный и бледный, отвечал на вопросы полицейских. В течение двух дней он находился под домашним арестом. Почему представитель древней фамилии позволил себя арестовать, а не пустил пулю в лоб, чтобы избежать позора? Парижане искренне недоумевали.

20 августа, несмотря на бдительный контроль полиции, герцог Шуазель-Пралэн, примет мышьяк и будет медленно умирать, так и не признавшись в содеянном преступлении. Можно смело предположить, какие подозрения вызвало у общества такое поспешное самоубийство. Журналисты незамедлительно обвинили правительство в том, что именно оно снабдило герцога ядом. «Двор ликвидировал неудобного свидетеля». Маховик эпохальных событий был запущен и все стремительней набирал обороты.

Чтобы хоть как-то успокоить общественность, 21 августа Луи-Филипп распорядился собрать палату пэров и Высший суд. Умирающего герцога препроводили в тюремную камеру, специально отведенную в Люксембургском дворце. До судебного разбирательства он не дожил. Вечером 24 августа Теобальд де Шуазель-Пралэн умер.

Немного воодушевившись, палата пэров и генеральный прокурор поспешили прекратить уголовное преследование и закрыть дело.

Однако осадок не просто остался. Впечатления от скандального дела сыграли не последнюю роль в событиях, приведших к свержению Орлеанской династии.

Канцлер Паскье в беседе с Виктором Гюго очень четко подметил: «Обратите внимание, нам никогда не разубедить народ в том, что именно мы отравили герцога де Пралэна. Обвиняемый убийца и судьи-отравители — вот главная мысль, которую они вынесли из всего этого дела».

И СНОВА РЕВОЛЮЦИЯ

В феврале 1848 года король запретил проведение праздничного банкета, организованного сторонниками конституционной реформы.

Парижане за несколько часов соорудили на бульварах непроходимые баррикады. Французов, распевающих на улицах мятежные куплеты, с каждым днем становилось все больше. И когда 24 февраля королевские войска расстреляли толпу манифестантов на бульваре Капуцинов, еще не разгоревшееся восстание переросло в непримиримую революцию.

В тот же день Луи-Филипп подписал отречение от престола. Спустя час, когда к дворцу Тюильри подступала взбунтовавшаяся вооруженная толпа, бывший король в простом сюртуке и с пятнадцатью франками в кармане покидал родную Францию. Добравшись до Трувиля, королевское семейство погрузилось на корабль и отплыло в Англию уже навсегда.

А в это время французы, привыкшие любое дело заканчивать песнями, с огромной радостью праздновали рождение новой Республики.

А что же Генриетта Делюзи? Сначала ее арестовали, подозревая в подстрекательстве к преступлению, но за неимением доказательств отпустили. Через некоторое время она познакомилась с американским пастором Генри Филдом и уехала с ним в Соединенные Штаты. Положенное ей герцогом содержание она получала от его наследников до конца жизни.


10 сентября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87780
Виктор Фишман
70273
Борис Ходоровский
62486
Богдан Виноградов
49721
Сергей Леонов
48168
Дмитрий Митюрин
36671
Сергей Леонов
33461
Роман Данилко
31252
Борис Кронер
19197
Светлана Белоусова
18846
Дмитрий Митюрин
17477
Светлана Белоусова
17389
Татьяна Алексеева
16921
Наталья Матвеева
16174
Наталья Матвеева
16147
Александр Путятин
14817
Татьяна Алексеева
14688