Мертвая фаворитка и оклеветанный министр
КРИМИНАЛ
Мертвая фаворитка и оклеветанный министр
Ольга Перуновская
журналист
Санкт-Петербург
440
Мертвая фаворитка и оклеветанный министр
Жак Кёр и Агнесса Сорель

Франция такая страна, что почти каждый ее король считал необходимым завести себе фаворитку. Иногда дамы сердца менялись достаточно часто, а иногда монархи демонстрировали относительное постоянство. К числу последних относился выигравший Столетнюю войну Карл VII, почти не изменявший своей любовнице Агнессе Сорель. И кое-кому это не нравилось…

СМЕРТЬ ПРЕКРАСНОЙ АГНЕССЫ

Этим «кое-кем» был дофин (наследник престола) Людовик – будущий Людовик XI. Его неприязнь к слишком часто вмешивавшейся в государственные дела Агнессе была притчей во языцех.  

И когда 9 февраля 1450 года умерла отцовская дама сердца, по Франции поползли слухи определенного рода.

Скончалась мадемуазель Сорель в возрасте 38 лет, успев родить высокопоставленному любовнику четырех дочерей, три из которых дожили до зрелого возраста и вышли удачно замуж.

Перед своей кончиной в усадьбе Меснил-су-Жюмьеж она долго исповедовалась – грехов хватало.

Постепенно разговоры о ее предполагаемом отравлении стали стихать, и Карл VII понемногу возвращался к привычной жизни. Но мадам Жанна де Вандом всколыхнула болотце.

Перед кончиной Агнесса Сорель назначила одним из душеприказчиков своего близкого друга, министра финансов и главного советника короля Жака Кёра – выдающегося экономиста, сделавшего для Франции в годы Столетней войны много полезного. Сын богатого торговца так виртуозно обращался с деньгами, что сумел не только навести порядок в казне, но и заметно увеличить собственные капиталы. Он даже стал кредитором едва ли не всех влиятельных лиц королевства.

Мадам де Вандом, как и многие из придворных дам, задолжала главному казначею довольно крупную сумму. Когда настал час выплаты по счетам, денег у нее, естественно, не оказалось. Немного подумав, коварная аристократка обратилась в суд и под присягой обвинила Жака Кёра в отравлении королевской фаворитки. 

Все еще скорбящий король, получив шокирующее известие, приказал немедленно начать тщательное расследование и закончить его как можно быстрее. Следователи восприняли распоряжение Карла VII в буквальном смысле. Не прошло и недели, как Жака Кёра заключили под стражу. Стоит ли удивляться, что обвинители перешли на сторону аристократии? Конечно нет. Пожизненный приговор советнику короля сулил им немало выгод. Ведь слишком много знатных особ финансово зависело от предприимчивого казначея. И должники, получившие судьбоносный шанс отомстить могущественному кредитору, объединили против него всю придворную знать во главе со сговорчивым Карлом VII.

УБРАТЬ КРЕДИТОРА

Обвинение главного финансиста государства в убийстве Агнессы Сорель очень удивило всю Францию. Но скандальный процесс было уже не остановить: в 1451 году в Телебурге Жак Кёр предстал перед судом. Однако доказательства, предъявленные мадам де Вандом, оказались настолько ничтожными, что даже самые непримиримые враги министра отказались участвовать в этом спектакле.

Тем не менее Жака Кёра не освободили. Продажные судьи испугались могущества человека, чья свобода грозила им неминуемой расплатой. Их поддержали многие высокопоставленные придворные и организовали подлый заговор против человека, огромному богатству которого они завидовали. Да и сам король уже мечтал о богатой добыче и подсчитывал прибыль, которую можно получить от конфискации имущества подсудимого.

При закрытых дверях судебное разбирательство быстро превратилось в обыкновенную травлю. Специальная комиссия, назначенная Карлом VII для рассмотрения дела, состояла в основном из должников Жака Кёра, что существенно накаляло страсти. Судьба министра финансов висела на волоске, его теперь обвиняли во всех смертных грехах. Зал суда наполнился сотнями обиженных свидетелей, дававших нелепые, а порой даже безумные показания. 

Его обвиняли в колдовстве и магии, в незаконной торговле оружием и серебром на Востоке, во взяточничестве и спекуляциях на откупах, в растрате казненных средств и в том, что он предал правоверных сарацинам. 

Со слов обвинителей, Кёр прибирал к рукам подарки, предназначенные королю, назначал незаконные поборы с провинций, а деньги клал в свой карман. Самым же страшным обвинением стала порча национальной монеты – снижение ее стоимости путем разбавления массы благородного металла, что тянуло на государственную измену.

Напрасно Жак Кёр пытался воспользоваться своим правом и выбрать себе адвоката, категорически отвергая государственных защитников. В результате обвиняемому пришлось защищаться самому. На все обвинения он находил веские доказательства своей невиновности. Но в конце концов его загнали в угол и объявили вину доказанной. 

Не помогло даже заступничество святого понтифика – папы Николая V, который в 1452 году направил Карлу VII письмо с просьбой о помиловании Жака Кёра за особые заслуги перед королем и церковью. 

НЕСПРАВЕДЛИВЫЙ ВЕРДИКТ

29 мая 1453 года в люзиньянском замке канцлер Гийом Жувенель дез Юрсэн зачитал окончательный приговор.

Самого близкого королевского советника и верного друга Агнессы Сорель приговорили к публичному покаянию с конфискацией всего имущества. Ему предстояло находиться в тюрьме до полной уплаты всех сумм, какие были признаны украденными главным казначеем. После полного удовлетворения иска он должен был навсегда с позором покинуть Францию. Сумма компенсации была настолько велика, что расплатиться с государем при жизни Жак Кёр даже не мечтал. Его ждало пожизненное заключение.

Однако оставался еще один, очень важный для французов вопрос. Кто же все-таки убил красавицу фаворитку? Судьям, не сумевшим доказать причастность Жака Кёра к смерти королевской любовницы, оставалось лишь ненадолго оттянуть справедливый гнев французского народа: «Что касается отравления, процесс пока еще не дошел до стадии вынесения приговора, о котором всем в ближайшее время сообщат…»

Был ли виновен Жак Кёр в смерти Агнессы Сорель? Разумеется, нет, поскольку молодая женщина не была отравлена. Причиной ее скоропостижной гибели стала искренняя любовь к королю. Она случайно узнала, что несколько придворных дворян предали своего сюзерена и намеревались выдать его англичанам. Агнесса так спешила в аббатство де Жюмьеж предупредить Карла VII о заговоре изменников и грозившей ему опасности, что сразу после мучительных родов слегла от дизентерии. Ослабленный длительным путешествием и рождением позднего ребенка организм молодой женщины не справился с изнурительной болезнью. Агнесс скончалась.

Долгое время Жак Кёр ожидал печальной участи в тюремных застенках. К счастью, у него еще оставались друзья. В октябре 1455 года несколько священнослужителей организовали ему побег и через земли короля Рене тайно переправили его в Италию. Он благополучно добрался до Рима, где его тепло встретил папа Каликст III, вверив беглецу командование флотом. В звании генерал-капитана Жак Кёр возглавил военную экспедицию против турок. Этот крестовый поход стал последней миссией знаменитого финансиста: 25 ноября 1456 года он героически погиб у берегов острова Хиос.

КОРОНОВАННЫЙ ПРЕДАТЕЛЬ

Благодаря нашумевшему судебному процессу и необоснованному обвинению в убийстве всесильный казначей приобрел немалую известность за пределами страны. Общественность жестко критиковала короля и судей за расправу над Жаком Кёром. Некоторые пытались оправдать Карла VII, объясняя его поступок финансовыми затруднениями королевства. Ведь Столетняя война еще не была закончена. Некоторые задавали вполне закономерный вопрос – почему монарх не воспользовался денежной помощью своего друга, как делал это неоднократно, а цинично избавился от верного советника? 

Позднее в обществе появилась другая, более правдоподобная версия случившегося. Все знали, с каким нетерпением дофин Людовик ждал смерти своего отца, чтобы наконец-то овладеть вожделенным троном. Неизвестный придворный внушил королю, что главный казначей государства тайно финансирует мятежного принца, выдавая ему ссуды на организацию восстания против короны. Документального подтверждения этого факта нет. Скорее всего, таким нехитрым способом Жака Кёра пытались сбросить с высокого пьедестала. Однако король поверил доносчику и не простил министру проявленной дерзости.

Только после смерти Жака Кёра Карл VII предпочел загладить свою ошибку и удовлетворил последнюю просьбу погибшего. Он вернул его семье большую часть конфискованного имущества.


29 декабря 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
2608637
Александр Егоров
269857
Татьяна Алексеева
212078
Яна Титова
201854
Сергей Леонов
198831
Татьяна Минасян
182614
Татьяна Алексеева
132493
Светлана Белоусова
131875
Борис Ходоровский
126587
Сергей Леонов
105603
Павел Ганипровский
92736
Виктор Фишман
87797
Борис Ходоровский
77321
Наталья Матвеева
77135
Павел Виноградов
71147
Наталья Дементьева
65223
Валерий Колодяжный
64566
Богдан Виноградов
62709