Экономика современная, мафия все та же
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №13(321), 2011
Экономика современная, мафия все та же
Наталья Николаева
переводчик
Санкт-Петербург
235
Экономика современная, мафия все та же
Коза-ностра. Многие ее главари угодили за решетку

В начале 2011 года представители ФБР с большой торжественностью объявили общественности о самом решительном ударе по организованной преступности в США. В Нью-Йорке задержано более ста двадцати членов пресловутой Коза-ностры, в том числе руководящие кадры, в частности главари семьи Коломбо.

Криминальная классика

Операция, в которой участвовало 800 полицейских и агентов ФБР началась на рассвете. В течение дня в разных местах задержали 127 человек, подозреваемых в рэкете, торговле наркотиками, разбойных нападениях, шантаже, ограблениях, нелегальном игорном бизнесе и экономических преступлениях. В числе подозреваемых букмекеры, члены и пособники мафии, почти в полном составе руководство клана Коломбо. В руки правосудия попали и члены других мафиозных семей. Во Флориде задержан предполагаемый босс мафии Новой Англии Луиджи Маноччио, который в стиле классического рэкета вымогал деньги у владельцев стриптиз-клубов. За матерым бандитом следили много лет. Министр юстиции Эрик Холдер на пресс-конференции восторженно охарактеризовал однодневную операцию как важнейший в истории ФБР удар по мафии

Некоторые из задержанных должны нести ответственность за убийства. Кроме того, на счету мафии бандитские разборки – устранение конкурентов. Экономические преступления затрагивают, главным образом, строительную отрасль и портовый бизнес.

Постановления об арестах вынесли независимо друг от друга шестнадцать различных судов. Многие пункты обвинения касаются преступлений, совершенных давно. Так например, задержали нескольких лиц, которые подозреваются в убийстве двух человек в 1981 году. Обо всех подробностях расследования по понятным причинам не сообщается. Известно только, что бандиты гораздо чаще, чем в прежние десятилетия, нарушают «кодекс чести» и дают свидетельские показания против своих. Некий Сальваторе Витале выложил всю подноготную мафиозной семьи Боннано. Сам Витале арестован еще в 2003 году и в октябре прошлого года признан виновным в убийстве, по меньшей мере, одиннадцати человек.

Ответственные чиновники из ФБР надеются, что широкомасштабная операция и многочисленные аресты окажут разрушительное воздействие на мафию. Однако, пресса напоминает, что ФБР и другие госструктуры уже не раз провозглашали победу над организованной преступностью. В действительности большинство известных мафиозных кланов по-прежнему существует и продолжает свои темные дела.

Экскурс в недавнюю историю многое объясняет. Классическими источниками доходов американской мафии были рэкет и азартные игры. Нажив миллиарды на проституции и наркоторговле, мафиози внедрились в профсоюзы и прибрали к рукам вывоз и переработку мусора, в том числе токсичного. Полиция и политики уже не раз заявляли, что государству удалось нанести чувствительный удар по «Коза ностре». Например, в 1980-х годах наступление на преступные кланы почти убедило американцев, что мафия, если не повержена совсем, то уже не сможет поднять голову. Преступный мир сделал тогда свой ответный ход: в центре Манхэттена застрелили Пола Кастеллано – «босса над боссами».

«Мир стал менее безопасным»

Кастеллано представлял собой символическую фигуру новой американской мафии. Он владел совершенно легальными предприятиями, ворочал миллионами и придавал большое значение солидному положению в обществе. Он любил дорогую одежду и огромные автомобили представительского класса. По солидному виду Пола Кастеллано трудно было догадаться, что по профессии он мясник и не закончил даже общеобразовательную школу. На громилу и головореза он совсем не походил.

Пола Кастеллано, по крайней мере, в последние годы жизни, характеризовали умеренность и сдержанность, в том числе и в применении оружия и всех видов насилия. Полицейские Нью-Йорка в один голос утверждали, что такому человеку, как Кастеллано, не было никакой нужды самому пачкаться нелегальными делами.

Но его постигла та же участь, что и других боссов мафии – кровавый конец. Очередной «крестный отец», семидесятилетний Пол Кастеллано (Большой Пол), шеф самого влиятельного из пяти преступных кланов Нью-Йорка – семьи Гамбино – убит картинно, словно в кинофильме, незадолго до праздника Рождества Христова. Кастеллано встретил свою смерть перед рестораном «Sparks Steak House» на Манхэттене. В этом месте поребрик выкрашен в желтый цвет, что обозначает запрет парковки автомобилей. Этот запрет, по-видимому, не касался черного лимузина марки «Линкольн», который подкатил к входу в ресторан в вечерний «час пик». Водитель остановил авто точно перед входом в ресторан. Шофер и телохранитель вышли из машины. В этот момент к ней подошли трое мужчин в одинаковых плащах и открыли стрельбу. Треск выстрелов смешался с криками прохожих, которых в это время было много – люди возвращались с работы, шли за покупками. Случайные очевидцы бросились врассыпную, кто-то пытался укрыться в ближайших домах, другие упали плашмя на асфальт, закрыв голову руками.

Через несколько секунд стрелявшие пустились наутек. Они прыгнули в стоявшую неподалеку наготове машину и умчались. Никто их не разглядел, никто не задержал.

Около «Линкольна» лежал на тротуаре Томас Билотти. Его лицо было обращено к небу, а руки раскинуты, словно распятие. Кастеллано сидел на асфальте в луже крови перед открытой дверцей своего автомобиля. В него попало шесть пуль.

Это убийство ознаменовало начало войны преступных кланов Нью-Йорка. А ведь казалось, что гангстерские перестрелки давно ушли в прошлое. Полиция ничего не знала о новом витке мафиозного вооруженного противоборства.

– Об этом все должны знать, – сказал федеральный прокурор Рудольф Джулиани. – Весь мир стал несколько менее безопасным, для каждого из нас.

Наступление на кланы

В течение нескольких месяцев Джулиани и его коллеги хвастались успешной борьбой с мафией и утверждали, что им удалось в последнее время подавить Коза-ностру. В Канзас Сити (штат Миссури) и в Ньюарке (штат Нью-Джерси)и, главное, в Нью-Йорке в течение года состоялось, в общей сложности, восемь судебных процессов, в ходе которых сотне мафиози пришлось отвечать за чуть ли не все мыслимые преступления.

Кастеллано был преемником и двоюродным братом умершего своей смертью в 1976 году Карло Гамбино, главы клана. Рудольф Джулиани, федеральный прокурор южного округа Нью-Йорка в 1983-1994 годах, обвинял Кастеллано в 25 убийствах, вымогательстве, торговле наркотиками, а также в организации нелегальной проституции и угонов автомобилей для их последующей реализации в Кувейте, в Европе и в Пуэрто-Рико. По этому же делу проходило еще шестнадцать обвиняемых.

На процессе в Канзас-Сити вскрылась связь между организованной преступностью и влиятельным профсоюзом работников транспорта, а также воротилами игорного бизнеса в Лас-Вегасе.

В качестве главного свидетеля обвинения выступал бывший профсоюзный босс Рой Уильямс. Он признался, что годами получал деньги от мафии. И не только он – бывший руководитель профсоюза Уильям Прессер тоже состоял на жаловании у бандитов. Позднее профсоюз возглавил сын старого Прессера Джеки, с которым связано немало скандальных историй.

Большое наступление на преступный мир Нью-Йорка началось в 1983 году легализацией использования подслушивающих устройств.

Охота на «мусорщика»

Под покровом темноты агенты в штатском незаметно проскользнули вдоль рядов автомобилей на стоянке отеля «Таун хаус» в Хантингтоне на Лонг-Айленде в штате Нью-Йорк. У черного «Ягуара» с нью-йоркскими номерами они остановились. Владелец автомобиля Сальваторе Авеллино приятно проводил время в «Таун хаусе» на закрытой вечеринке: сотрудники частного предприятия по вывозу мусора в округах Нассау и Саффолк отмечали там праздник весны.

Двое мужчин на автостоянке отеля сели в стоявший открытым «Ягуар», поддели сбоку деревянную обшивку приборной панели, расширили щель и установили под обшивкой микрофон. Потом они вернули обшивку на место и тихо удалились.

С помощью встроенного микрофона полицейские хотели добыть улики против Авеллино. Его подозревали в том, что вывоз мусора на Лонг-Айленде, контролируемый семьей Авеллино, осуществляется не по закону.

Уловка удалась, и доказательства нашлись. Авеллино были предъявлены обвинения в тайном сговоре с преступными целями, в вымогательстве, подкупе и в нарушении антитрестового закона. Авеллино вынесли обвинительный приговор. «Мусорный король», который вместе со своими подручными ежегодно зарабатывал только в округе Саффолк десять миллионов долларов, приговорен к шестнадцати годам тюрьмы.

Авеллино, сам того не желая, привел сыщиков к более крупной рыбе. Он регулярно возил на своей машине коротко остриженного пожилого субъекта с одутловатым лицом, в больших очках в роговой оправе. Этого типа звали Энтони Коралло. Словоохотливый господин 72 лет от роду был хорошо известен полиции своей изворотливостью. Он всякий раз выходил сухим из воды.

Когда «Тони» ехал на встречу с друзьями и партнерами или возвращался обратно, он откровенно выбалтывал, о чем шла речь на переговорах. Сыщики прослушивали и записывали на пленку его разглагольствования.

Великий день полиции

Рассказы Коралло далеко выходили за рамки следствия по делу «мусорщика» Авеллино. Полиция штата Нью-Йорк подключила к расследованию ФБР. Агенты благодаря магнитофонным записям получили возможность детально ознакомиться со структурой, полем деятельности и методами работы преступной организации, полвека слывшей неуязвимой.

– Для полиции это великий день, а для мафии – скверный, – сообщил федеральный прокурор Джулиани, когда в окружном суде в Нью-Йорке предъявил обвинение девяти членам мафии. Бывший директор ФБР Уильям Уэбстер ради такого исторического случая приехал лично из Вашингтона на Манхэттен. Он подчеркнул важность процесса:

– Мы замахнулись на «больших людей».

Впервые предстали перед судом главари пяти мафиозных семей, которые чуть ли не с 1931 года планировали из своей штаб-квартиры в Нью-Йорке большую часть преступлений в США и за границей.

Армия мафиози прочно вросла в американское общество и в экономику.

– В наших городах имеется очень немного фирм и отраслей, не причастных к организованной преступности, – говорил шеф ФБР Уэбстер.

Комиссия по борьбе с организованной преступностью при президенте США оценивала в те годы доходы мафии в 170 миллиардов долларов в год.

Ядро вооруженных сил мафии составляют около двух тысяч человек в разных частях страны. Большинство живет в Нью-Йорке. Они принадлежат к пяти влиятельным семьям «Коза-ностры» -Гамбино, Дженовезе, Люччезе, Коломбо, Боннано.

Процессы восьмидесятых годов основаны на материалах расследования, продолжавшегося свыше полутора лет, в котором участвовало более ста агентов ФБР и служащих полиции. Они прослушивали разговоры с 90 телефонов и с 81 микрофона. Тысячи часов переговоров членов мафии и свидетельские показания тридцати мафиози, которых удалось «разговорить» – склонить к нарушению закона мафии «омерты» – все это позволило поглубже заглянуть в структуру «Коза-ностры».

Истоки

Эта своеобразная форма организованной преступности, несомненно, является североамериканским вариантом итальянской мафии. В 1901 году в Нью-Йорк перебрался сицилийский босс мафии Дон Вито Ферро. Он завязал широкие связи между местными бандами и сицилийскими мафиози.

За Доном Вито потянулись в США другие бандиты. Они организовывали преступные группировки по образцу сицилийской мафии из живших в Нью-Йорке итальянцев и американцев итальянского происхождения. Члены «Коза-ностры» («Наше дело») клялись в верности организации и обязывались соблюдать «кодекс чести» (омерту) и сохранять в тайне все, касающееся мафии.

Со временем нью-йоркские гангстеры вошли в контакт с другими преступными сообществами, в частности с бандитами Аль-Капоне в Чикаго и с «Багровой бандой» в Детройте, которые поднялись во время «сухого закона» на нелегальном производстве спирта и подпольной торговле алкоголем.

Сотрудничество разных банд не всегда протекало гладко. Гангстерские войны соперничающих группировок были обычным делом.

Организованная преступность, войдя в силу, стала искать способы защитить себя и свои доходы. Они подкупали политиков, полицейских и судей. В числе лиц, получавших от Коза-ностры плату за услуги, оказались мэр города Джерси-сити Френк Хейг и мэр Нью-Йорка Джеймс Уолкер.

На подпольной конференции в 1931 году наиболее дальновидные гангстеры, прежде всего, Чарльз Лучиано (по прозвищу Лаки) и Луис Лепке (Бухгалтер), настойчиво указывали на преимущества тесных связей с политиками и государственными чиновниками и подчеркивали вред, какой наносят всем участникам кровопролитные гангстерские войны. Криминальные кланы Нью-Йорка объединились и образовали новую организационную структуру, которая просуществовала десятилетия. Они сформировали «комиссию», «совет пяти семей», состоящий из глав этих кланов.

Нью-Йоркский гангстерский совет, в котором имели представительство и право голоса боссы мафии из городов Баффало, Чикаго, Детройт и Филадельфия, стал тайным правительством Коза-ностры. Этот совет регулировал сферы влияния, делил доходы и принимал решения о наказаниях (вплоть до смертной казни) мафиози, которые нарушали кодекс чести или не выполняли распоряжения «комиссии».

В 1933 году отмена «сухого закона» положила конец основному источнику доходов мафии, но кланы смогли быстро компенсировать потери. Новая «комиссия» отдала приказ расширить сферу деятельности: наряду с традиционным рекетом и лотереями, мафия прибрала к рукам проституцию, наркоторговлю и игорный бизнес.

Благодаря строгой дисциплине преступный бизнес процветал. Потери отдельных бойцов и даже боссов не наносили никакого ущерба мафии в целом. Когда Бухгалтер был убит, а Лаки в 1936 году приговорен к 50 годам тюрьмы за принуждение к занятию проституцией, их место в руководстве мафией заняли другие гангстеры, и все шло своим чередом.

На службе у государства

У американской общественности после громких арестов и убийств главарей мафии создалось ошибочное представление о разгроме преступного синдиката. В действительности мафия только расширила круг своих интересов. Это проявилось в 1942 году при подготовке высадки войск союзников в Италии. Секретная служба вооруженных сил США рискнула привлечь к сотрудничеству американцев итальянского происхождения, главным образом, уроженцев Сицилии. Им поручили помочь в подготовке высадки союзников и облегчить наступление.

Заброшенные на Сицилию агенты могли выполнить поставленную задачу, только если у них имелись связи среди влиятельных местных жителей. Под нажимом военных, налаживанию этих контактов способствовал бандит Лучиано прямо из своей тюремной камеры.

Американские агенты выпустили на свободу в Италии десятки членов преступных кланов, которых приказал посадить в тюрьму Муссолини в ходе шумной компании против мафии. Освобожденные мафиози тут же продолжили свои прерванные арестом дела.

А благодарные союзники не остались в долгу. Освободители почти во всех городах на западе Сицилии поддержали назначение членов мафии на должности в городском управлении. В конце войны мафия воспользовалась подходящим моментом и широко развернула свою деятельность. Вместо того, чтобы в сельских районах притеснять крупных землевладельцев, мафия устремилась в города и занялась там рэкетом и торговлей наркотиками. Таким образом, в Сицилии на месте традиционной возникла новая мафия.

В ногу со временем

По другую сторону Атлантики во время Второй мировой войны и в послевоенные годы, тоже произошла модернизация мафии. Правда, некоторые ее боссы оказались за решеткой, но у американской полиции отсутствовала в борьбе с мафией единая определенная стратегия. Отчасти в этом виновато федеральное руководство. В течении сорока лет ФБР возглавлял Эдгар Гувер, который не желал признавать существование в своей стране организованной преступности. Государственные прокуроры и суды тоже оказались довольно неповоротливы и непоследовательны. В 1957 году были арестованы и осуждены на тюремное заключение участники международной конференции мафии в городе Апалачин. Одним из мафиози являлся сорокадвухлетний тогда Пол Кастеллано. Этим осужденным не пришлось отбывать наказание – апелляционный суд отменил приговоры.

В середине 1970-х долголетние родственные связи помогли Коза-ностре и мафии на Сицилии занять свое место в чрезвычайно прибыльной международной контрабанде героина. Тогда же была разгромлена так называемая «французская связь» в Марселе – база по переработке в героин нелегально доставленного из Турции опиума. Готовый героин забирали американские посредники. Когда Марсель очистили от героиновой мафии, сомнительная честь стать перевалочным пунктом на пути наркотрафика досталась Палермо. Сотни мелких лабораторий в горах Сицилии занимались «облагораживанием» сырья, поступившего из Афганистана, Пакистана и Ирана. А руководили этим процессом по-прежнему американские гангстеры. Транспортировка осуществлялась так слаженно и быстро, что хватало 48 часов, чтобы забрать героин на Сицилии и пустить его в продажу в Нью-Йорке на Тайм-сквер.

Ни один президент США до Рональда Рейгана не выступал против мафии так целенаправленно. И одновременно в его время проявилось огромное влияние мафии на многие сферы жизни. Например, семья Дженовезе через компанию, предоставляющую складские услуги, получила доступ к портовым сооружениям в Байонне, штат Нью-Джерси. Нью-йоркские гангстеры взяли в аренду у инженерных войск часть терминала, с которого американские военные отправляли в разные концы света всевозможные грузы.

Организация «Жирного Тони» прибрала к рукам руководство профсоюзом портовых рабочих. Профсоюз этот гарантировал бандитам за наличные деньги «классовый мир» в портовом городе Байонне. Транспортные фирмы и владельцы ресторанов платили мафии за позволение беспрепятственно вести дела в порту. Если кому-то срочно требовались деньги, тот всегда мог обратиться к бандитам, которые и ростовщичеством никогда не брезговали. Правда, проценты по кредиту они брали чудовищные. Полиция и все надзорные инстанции не имели об этом никаких сведений.

Мафия успешно приспособилась к новым условиям. Вместо автоматов в футлярах для скрипки последователи Аль Капоне сейчас носят плоские черные портфели для бумаг, в которых лежат бухгалтерские документы и карманные калькуляторы.

Современные мафиози, как показывают убийства в Нью-Йорке, хорошо владеют традиционными методами устрашения. Всеми способами мафия старается взять под контроль пенсионное и медицинское страхование членов профсоюзов.

Еще в 1982 году следователи проверяли бухгалтерские документы профсоюзов работников отелей и ресторанов в Атлантик-Сити и Лас-Вегасе. Они отметили невероятно завышенные управленческие расходы профсоюзного медицинского страхования. Около 45 процентов членских взносов (вместо отраслевых 10-15) были проведены по документам как общие расходы.

В течение полугода 400 тысяч долларов из профсоюзной страховой кассы в Атлантик-Сити утекло мафии. На 210 тысяч долларов некий Ларри Смит выставил профсоюзу счет за «консультации». Смит, согласно выводам следственной комиссии, имел тесные связи с преступным подпольем в Филадельфии.

В Чикаго гангстеры действовали еще более нагло и развязно. Они основали или приобрели страховые компании и навязывали их услуги профсоюзам. В результате, члены профсоюза платили завышенные взносы и при этом вынуждены были довольствоваться минимальными суммами страховок.

В конце концов, десяток профсоюзных боссов и менеджеров страховых обществ оказались на скамье подсудимых, а договоры страхования на сумму 3,5 миллиарда долларов приняло под свое управление государство.

Количество членов профсоюзов в США составляет около 20 процентов работающих. Однако в некоторых отраслях, например, в строительстве и в автомобильных грузоперевозках, профсоюзы (а вместе с ними обычно и мафия) играют значительную роль.

На строительство в общей сложности 1642 квартир на южной оконечности Манхэттена строительная фирма Самюэля Лефрака потратила 72,2 миллиона долларов. 23,6 миллиона заплачено за цемент, поставленный предприятием «Дик-Андерхилл» – одним из двух объединений предприятий, которые практически обладали монополией на цемент на строительных площадках Манхэттена.

Монополисты предлагали контракты, устанавливали цены. В других городах США кубометр цемента стоил дешевле, но именно в Нью-Йорке спрос на цемент был особенно велик, и ежегодно в строительстве требовался цемент на полмиллиарда долларов. Для новостроек с видом на Статую свободы и плывущие лайнеры Лефрак заказывал бетонные детали, которые изготавливали на окраине Нью-Йорка и привозили на стройплощадку готовыми.

Глава профсоюза Джон Коди выразил свое несогласие с удешевлением строительных работ. Члены профсоюза были очень недовольны создавшейся обстановкой и готовились принять меры против грузовиков с бетонными деталями. Лефрак понял, в чем дело, и изменил свой план. Он продолжил строительство обычным старым способом, без готовых бетонных блоков. Дополнительные затраты составили 10 миллионов долларов, которые компания покрыла повышением платы за аренду квартир.

На сговоре со строительными фирмами нагрели руки мафиозные организации Нью-Йорка. С одобрения определенных строительных предприятий города мафиози фактически участвовали в сделках с цементом. Они вели свои дела противозаконно, не брезговали насильственными методами и получили нелегальные доходы на сумму 1 272 800 долларов.

Но дополнительные затраты, которые понесло американское общество из-за махинаций преступных кланов с цементом, в конце концов, не так уж разорительны. Социальные последствия распространения наркомании гораздо страшнее, а торговля наркотиками – одно из главных направлений деятельности мафии. По этой причине разгром организации «Pizza Connection» до сих пор считается одним из главных успехов в борьбе с Коза-ностра.

Фирма со вполне невинным названием осуществляла координацию деятельности международной преступной организации. Для расследования ее преступлений потребовалось четкое взаимодействие американской и итальянской полиции. В Италии были арестованы 366 наркодилеров.

Мафия находит способы влиять на политиков и на госслужащих, ответственных за охрану окружающей среды и за соблюдение всех законов и предписаний о вывозе и переработке мусора и отходов. По подсчетам правозащитника Алана Блока и социолога Френка Скарпитти, только 15 процентов из, по меньшей мере, 150 миллионов тон ядовитых отходов, которые выдавала промышленность США в конце прошлого века, оказывались на специальных свалках и полигонах. Ликвидацией остальных ядовитых отходов занимались частные предприятия, владельцы и менеджеры которых нередко вели (и до сих пор ведут) общие дела с бандитами.

Сведущие люди называют ядовитые отходы «бомбой замедленного действия», которую заложила мафия. Разбросанные по всей стране опасные вещества будут отравлять многие поколения американцев.

И сегодня Коза-ностра притихла и изменилась только для того, чтобы уйти вглубь. Официальным властям проще делать вид, что мафия побеждена, чем признать широту охвата ее влияния.


11 июня 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105271
Сергей Леонов
94288
Виктор Фишман
76217
Владислав Фирсов
70554
Борис Ходоровский
67561
Богдан Виноградов
54178
Дмитрий Митюрин
43391
Сергей Леонов
38304
Татьяна Алексеева
37133
Роман Данилко
36513
Александр Егоров
33386
Светлана Белоусова
32661
Борис Кронер
32391
Наталья Матвеева
30409
Наталья Дементьева
30207
Феликс Зинько
29617