Бомба для главного конструктора
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №2(336), 2012
Бомба для главного конструктора
Валерий Ерофеев
журналист
Самара
624
Бомба для главного конструктора
Игорь Бережной – главный конструктор КББАС

40 лет назад в своей служебной автомашине был взорван глава закрытого авиационно-космического КБ Игорь Бережной.
Весть о чрезвычайном происшествии, в результате которого погиб руководитель Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС), среди технической интеллигенции распространилась буквально в считанные часы, несмотря даже на высокую секретность, которая в то время окружала работу этого учреждения. Ведь каждый второй инженер и две трети рабочих в Куйбышеве (ныне Самара) тогда трудились в «почтовых ящиках» или на оборонных заводах, и ветераны этих производств до сих пор помнят, до какой степени они все были шокированы происшедшим.

МИНА-ЛОВУШКА

«Строго секретно.

Генеральному секретарю ЦК КПСС, Председателю Президиума Верховного Совета СССР тов. Брежневу Л.И.

4 февраля 1981 года около 19 часов 30 минут на ул. Кирова в гор. Москве в своей служебной автомашине при вскрытии взрывного устройства типа «ловушка», закамуфлированного под коробку с лекарствами и переданного через сотрудников, погиб от взрыва главный конструктор Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) Министерства авиационной промышленности СССР Бережной Игорь Александрович, 1934 года рождения, доктор технических наук, профессор.

В связи с тем, что Бережной И.А. являлся кандидатом в члены Куйбышевского горкома КПСС, депутатом горсовета и руководителем ККБАС, занятого разработкой важных оборонных тем, уголовное дело по факту гибели Бережного И.А. возбуждено 5 февраля 1981 года Следственным отделом КГБ СССР. С учетом личности погибшего и обстоятельств его гибели по делу выдвинуты и прорабатываются несколько следственных версий, в том числе террористический акт, диверсия или другое государственное преступление. О ходе расследования буду регулярно докладывать вам лично.

Председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов».  

Ничего подобного ни в Куйбышеве, ни в Москве, ни вообще в СССР за все годы советской власти никогда не случалось. О терроризме в те годы у нас в стране слышали лишь по сообщениям из-за рубежа, и это считалось одним из непременных атрибутов «загнивающего капитализма». Правда, в 1969 году произошла неудачная попытка покушения на Брежнева, а в 1977 году группа армянских националистов устроила взрыв в московском метро, однако вся информация об этих ЧП была сразу же засекречена. Но вот чтобы физически устранить крупного ученого, работавшего по секретной тематике, да еще таким экзотическим способом, как применение «мины-ловушки» - такого в КГБ в те годы не могли себе представить даже в страшном сне.

Игорь Александрович Бережной родился 21 апреля 1934 года в Самаре. В 1951-1957 годах он учился в Куйбышевском авиационном институте, затем работал здесь же на кафедре физики и на кафедре прочности летательных аппаратов, а также в центральной лаборатории Воронежского авиационного завода. Уже в те годы Бережной проявил себя как талантливый экспериментатор. В 1966 году он защитил кандидатскую диссертацию, и вскоре при содействии авторитетов авиационной промышленности Туполева, Антонова, Мясищева и других было создано ОКБ «Шасси самолетов и вертолетов» - специально «под Бережного». В 1971 году он успешно защитил докторскую диссертацию, а в 1972 году на основе названного выше ОКБ в составе Куйбышевского агрегатно-производственного объединения было образовано конструкторское бюро автоматических систем (ККБАС), которое Бережной и возглавлял до самой своей смерти в 1981 году. Он был автором более чем 200 научных работ, множества изобретений и научно-технических разработок в сфере авиационной и космической техники. Самой известной из них стала лазерная система посадки самолетов «Глиссада», которая с конца 1970-х годов успешно используется в аэропортах нашей страны и других государств мира.

Но при этом в те годы почти никто не знал о второй, тщательно скрываемой от глаз научно-технической общественности стороне жизни Игоря Бережного – о его участии в массовых нарушениях законодательства, творящихся в стенах ККБАС в течение многих лет. И вполне возможно, что об этих фактах за пределами секретного КБ никто и никогда и не узнал, если бы не упомянутое выше ЧП с его руководителем. Взрыв «мины-ловушки», унесший жизнь Игоря Бережного, дал повод Комитету государственной безопасности СССР скрупулезно разобраться в делах ККБАС, которые до этого были спрятаны под пресловутой вывеской секретности.

ОБРАТНАЯ СТОРОНА НАУКИ

Результаты первых же проверок деятельности ККБАС даже для руководства КГБ прозвучали громче самого громкого взрыва любой «адской машинки». Уже к лету 1981 году в этой организации были вскрыты многочисленные злоупотребления, после чего Прокуратурой СССР 25 августа 1981 года по выявленным фактам было возбуждено уголовное дело по статье 93-1 УК РСФСР (хищение госимущества в особо крупных размерах).

При этом около 90 процентов таких хищений в ККБАС совершались «путем необоснованного списания приобретенных за счет средств бюджета различных товарно-материальных ценностей». Следствие почти сразу же установило, что к таким махинациям в основном были причастны начальник технического отдела КБ 47-летний Геннадий Нерозя, его заместитель 28-летний Владимир Нехорошев, фотограф того же отдела 32-летний Михаил Цыганков и начальник специального технического бюро ККБАС в Москве 58-летний Соломон Беренштейн. На каждого из них следователь прокуратуры выписал ордер на арест, однако Цыганков непосредственно перед задержанием покончил с собой, выпив смертельную дозу дихлорэтана. Во время ареста пытался свести счеты с жизнью и Нерозя, ударив себя ножом в живот, однако он был срочно доставлен в больницу, где медики сумели его спасти. Нехорошев же впоследствии был отпущен из СИЗО до суда под подписку о невыезде, поскольку следствие сочло, что общий объем совершенных им злоупотреблений не слишком велик.

Как выяснилось в ходе следствия, указанная троица расхищала имущество ККБАС и по отдельности, и совместно по предварительному сговору. Особенным размахом в этом воровстве отличался Нерозя, который, будучи материально ответственным лицом, списывал и затем тащил за ворота предприятия буквально все, что попадалось ему под руку. Например, по его заявкам в КБ регулярно поступали крупные партии импортной кинопленки «Кодак», фотопленки «Орво-Хром» и «Орво-Колор», импортной цветной фотобумаги и химикатов, другие дефицитные фототовары. Все это имущество для нужд ККБАС использовалось Нерозей и Цыганковым лишь в малой степени, но тем не менее регулярно ими списывалось под различные проекты. Затем эти «как бы использованные» материалы жулики успешно сбывали знакомым фотографам и даже через комиссионные магазины.

Кроме фототоваров, Нерозя, Нехорошев и Беренштейн сумели списать и затем обратить в наличность и другие материальные ценности – телевизоры, аккумуляторы, проекторы, мебель, стройматериалы, запчасти, различные ткани и так далее. Одного лишь этилового спирта за это время Нерозя списал почти 300 литров, и при этом значительная часть алкоголя, конечно же, ушла «налево». Всего же, как установило следствие, в течение 1976-1981 годов эта группа жуликов похитила госимущество на общую сумму 21266 рублей, что тогда было огромными деньгами. Достаточно сказать, что госцена автомашины «Волга» в то время составляла около 10 тысяч рублей, а «Жигулей» - около 5 тысяч. Средняя же зарплата инженера тогда не превышала 120 рублей в месяц.

Кроме незаконных списаний материальных ценностей, на ККБАС были вскрыты также и другие виды злоупотреблений. Например, «…в штат предприятия зачислялись лица, которые, не вкладывая какого-либо труда, получали крупные суммы вознаграждений в виде зарплаты… Собственные и арендованные самолеты широко использовались для пассажирских перевозок и иных неоправданных вылетов… Велось капитальное строительство неплановых объектов» (выдержки из материалов уголовного дела).

Что же касается роли самого Игоря Бережного в обнаруженных на ККБАС злоупотреблениях, то на этот счет следователем по особо важным делам Прокуратуры СССР Николаем Антиповым было вынесено следующее постановление: «…в действиях Бережного И.А. … содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 92 ч. 2 УК РСФСР. Однако, учитывая, что Бережной И.А. погиб при взрыве в автомашине 4.02.1981 года… руководствуясь ст. 5 п. 8 УПК РСФСР, постановил: уголовное дело в отношении Бережного Игоря Александровича дальнейшим производством прекратить в связи со смертью последнего».

КТО СТОЯЛ ЗА УБИЙСТВОМ?

И здесь мы подходим к самому любопытному месту из того совершенно секретного дела, поводом для которого стал взрыв на улице Кирова в Москве 30 лет назад. Удалось ли следствию выяснить, кому именно, и, самое главное – зачем понадобилось устранять главу секретного КБ Игоря Бережного, успешного ученого и хозяйственника, находящегося в тот момент на пике своего жизненного и человеческого успеха?

Как видно из имеющихся в деле материалов, в КГБ СССР почти сразу же исключили предположение о том, что смерть руководителя ККБАС стала результатом деятельности неких зарубежных спецслужб. Просто у нашей разведки не было никаких данных, указывающих, что бомбу Бережному передал агент ЦРУ, «Моссада» или МИ-6. Тогда в качестве основной стала разрабатываться версия о том, что причину этого ЧП следует искать в той криминальной обстановке, которая при попустительстве Бережного и даже при его участии в течение ряда лет сложилась на подведомственном ему предприятии.

Несмотря на все усилия следствия, первые успехи в этом направлении появились лишь через три года после гибели Бережного. В постановлении следственного отдела КГБ СССР от 30 января 1984 года на этот счет было сказано следующее: «…показаниями свидетелей, а также иными материалами настоящего уголовного дела установлено, что самодельное взрывное устройство Бережному И.А. с целью его убийства передал через других лиц Нерозя Г.А., признавший, что совершил данное преступление на бытовой почве. В связи с этим ему было предъявлено обвинение по п. «д» ст. 102 УК РСФСР (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах – В.Е.)». После этого заключения все материалы о взрыве были выделены из общего уголовного дела и переданы для дальнейших действий из КГБ СССР в Прокуратуру СССР.

В те дни всем осведомленным людям казалось, что до завершения следствия по данному делу остались считанные месяцы. Главный преступник вроде бы установлен, и теперь нужно лишь провести некоторые обязательные процедуры, чтобы все материалы можно было передать в суд для вынесения приговора. Однако 12 ноября 1984 года уже упоминавшимся выше следователем по особо важным делам при Генеральном Прокуроре СССР Николаем Антиповым было вынесено постановление… о прекращении данного уголовного дела. На этот счет в его материалах сказано так: «Проведенным Прокуратурой СССР расследованием по соединенным уголовным делам достаточных доказательств вины Нерози Г.А. в совершении убийства путем взрыва Бережного И.А. не добыто, поэтому уголовное дело в отношении Нерози Г.А. прекращено за недоказанностью предъявленного обвинения».

Никакой информации о том, продолжались ли после этого в союзной прокуратуре дальнейшие поиски виновных в убийстве главы секретного куйбышевского КБ, автору этих строк найти так и не удалось. Однако вполне очевидно, что если какое-то следствие в этом направлении в те годы и продолжалось, то к поимке преступников оно не привело. Вот что пишет на этот счет в своей книге «Секретный марафон (полвека в контрразведке)» ветеран органов госбезопасности, бывший начальник контрразведки УКГБ по Куйбышевской области полковник Сергей Хумарьян: 

- В Москве следствие велось еще несколько лет и, по дошедшим до нас слухам, «уперлось» в какие-то финансово-промышленные структуры, имевшие связи с тогдашним Министерством авиационной промышленности СССР и в правительственных верхах.

КИЛЛЕР ОСТАЛСЯ В ТЕНИ

Весной 1985 года уголовное дело в отношении Нерози, Нехорошева и Беренштейна о хищении ими госимущества в особо крупных размерах было передано в Куйбышевский спецсуд. Так в советское время назывались особые подразделения в структуре областных судов, где слушались лишь исключительно уголовные дела, в которых фигурировали секретные предприятия. Производство по данному делу принял судья Александр Щупаков, который в то время занимал должность председателя спецсуда. Хотя в рассмотренном им в 1985 году деле были представлены только материалы о хищениях, тем не менее в ходе этом судебного процесса у него сложилась собственная версия об убийстве Игоря Бережного.

- Уже при ознакомлении с материалами дела я убедился, что основным фигурантом в нем являлся вовсе не Нерозя, а Беренштейн, хотя его истинная роль в этой истории оказалась несколько смазанной. Именно он, по моему мнению, и был главным вдохновителем хищений в ККБАС, и именно он, скорее всего, и стал организатором устранения Бережного. Причины тому следующие.

Еще до этого уголовного дела я рассматривал материалы о хищениях на ККБАСе. Все они так или иначе сходились на Беренштейне. Разумеется, Бережной был полностью в курсе всех этих преступных схем. Более того: по имеющимся оперативным данным, он регулярно получал свою долю от криминальной деятельности Беренштейна. Но однажды к Бережному поступила информация о том, что преступной деятельностью на ККБАС заинтересовались в Комитете госбезопасности. Он понимал, что если в Куйбышевском управлении КГБ стали собирать сведения о хищениях в подчиненной ему организации, это означало, что получена санкция на то из Москвы. Местная самодеятельность в таких делах исключалась полностью.

Скорее всего, проанализировав полученную информацию, Бережной сказал Беренштейну, что надо на время прекратить воровство. Однако Беренштейн и его подручные заартачились. Но Бережной настаивал на своем, и расхитители решили: чтобы начальник им не мешал, его следует устранить физически. Что и было сделано 4 февраля 1981 года.

Здесь возникает резонный вопрос: почему же тогда Беренштейна судили только за хищения, но не за убийство? Согласно официальной версии, даже всесильному КГБ так и не удалось установить личность человека, передавшего Бережному злополучную коробку. Вроде бы именно поэтому так и не удалось найти заказчика убийства. Однако ни мне, ни многим другим в это до сих пор не верится. Нераскрываемых преступлений не бывает, тем более, когда за дело берутся органы госбезопасности.

- У меня, - сказал в заключение нашей беседы Александр Щупаков, -  на этот счет следующее мнение. Скорее всего, в данном случае прокуратуре поступило указание с самых «верхов» - не устанавливать личность заказчика. Руководство страны того времени можно понять. Если бы официально по суду было признано, что причиной убийства главы одного из секретных конструкторских бюро стали криминальные разборки, то это был бы очень серьезный удар по престижу всей нашей оборонки. Следствие тогда наверняка вышло бы на «больших людей» из Министерства авиационной промышленности СССР и Промышленного отдела ЦК КПСС, при молчаливом согласии которых в ККБАС и совершались хищения.

О том, что все это - не только предположения бывшего судьи, говорит хотя бы такой факт, проливающий свет на подлинные размеры совершаемого на ККБАС воровства государственных средств. В начале 1980-х годов руководителю главка Минавиапрома СССР, который должен был контролировать работу этого предприятия, Игорь Бережной на день его рождения подарил… новенький автомобиль «Волга», что по тем временам было очень дорогим знаком внимания. Разумеется, при таком раскладе о каком-либо объективном контроле за расходованием средств на ККБАС со стороны министерства и других столичных ведомств не могло быть и речи.

Что же касается куйбышевских контролирующих организаций, то они в силу полной секретности работ, ведущихся на ККБАС, просто не имели права проводить здесь какие-либо контрольные мероприятия. Проверять работу секретного конструкторского бюро по статусу могли только определенные сотрудники из московского главка, но все они, как уже было сказано выше, регулярно и щедро «смазывались» Бережным и его подручными, так что результаты таких ревизий всем были известны заранее.

В качестве оправдания Игоря Бережного следует сказать, что он, скорее всего, прекрасно понимал всю порочность этих коррупционных махинаций, во многом им же самим и порожденных, а затем успешно использованных на практике. Вероятно, поначалу он считал, что все это делается лишь исключительно на благо и во имя науки, развитие которой тормозит ненормальная управленческая система, сложившаяся в то время в СССР. Однако постепенно руководитель КБ убедился, что придуманные им схемы на самом деле работают не на развитие научных идей, а на обогащение кучки жуликов, плотно присосавшихся к секретной статье госрасходов. В конце концов наступил момент, когда Бережной попытался вырваться из этого порочного круга, что для его подельников стало явной угрозой разоблачения. Вот тогда-то главному конструктору и вручили мину-ловушку, чтобы он замолчал навсегда.

Остается добавить, что в августе 1985 года по приговору Куйбышевского спецсуда, вынесенного судьей Александром Щупаковым, подсудимый Геннадий Нерозя получил 10 лет, а Соломон Беренштейн – 8 лет лишения свободы, оба в колонии усиленного режима. Владимир Нехорошев отделался лишь тремя годами лишения свободы условно. Через год Верховный суд СССР по кассации его адвокатов снизил наказание для Беренштейна до 6 лет лишения свободы.


1 января 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
258042
Сергей Леонов
175622
Светлана Белоусова
119128
Борис Ходоровский
106161
Татьяна Минасян
106055
Сергей Леонов
102218
Александр Егоров
90786
Виктор Фишман
84211
Борис Ходоровский
74376
Татьяна Алексеева
70692
Павел Ганипровский
69665
Богдан Виноградов
60283
Павел Виноградов
59943
Татьяна Алексеева
54054
Наталья Дементьева
52623
Дмитрий Митюрин
51784
Наталья Матвеева
47694