Загадки средневековых алхимиков
ЯРКИЙ МИР
«СМ-Украина»
Загадки средневековых алхимиков
Александр Блэккэт
журналист
Луганск
211
Загадки средневековых алхимиков
Поиски философского камня

«Когда состав остыл, он сиял, как золото. Мы немедленно отнесли его к ювелиру, который сразу сказал, что это чистое золото самой высокой пробы, какое когда-либо попадалось ему…» «Сокровенная сущность» (Иоганн Фредерик Гельвеций, врач и ученый)

АЛХИМИЯ — ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ

Возникнув в III–IV веках в Египте, алхимия получила особенно широкое распространение в Европе в эпоху Средневековья. Главной целью тех, кто занимался ею, было, разумеется, получение золота — прямо из воздуха, или, на худой конец, хотя бы из тех составных, которые к этому золоту и близко не стояли.

Увлечение это оказалось весьма повальным, заразительным и долговременным…

Один из авторов XVII века с полным основанием писал: «…почти все люди, как низкого, так и высокого состояния, желают учиться науке химии только для того, чтобы чрезвычайно обогатиться. Вот почему знатные господа и вельможи, побуждаемые алчным желанием, употребляют свои достатки к снисканию еще больших. Они не гнушаются разгребать уголья, так что иной знатный и богатый вельможа на кузнеца походит. А из своих деревень они настолько успешно добывают средства для оного занятия, что вскоре разоряются и впадают в меланхолию. Другие, низшего состояния люди, оставляют свое ремесло и пытаются сделаться химиками, но, ничего не достигнув, просят милостыню…»

Владыки светские и владыки духовные тайно состязались между собой в стремлении приобщиться к умению искусственно изготавливать золото…

Но все они, без исключения, изыскатели как начинающие, так и отдавшие призрачному ремеслу годы и годы, изыскатели как венценосные, так и не обремененные титулами и званиями, равно сходились в одном: в непоколебимом убеждении, что обретение этого вожделенного запредельного золота немыслимо без вещества, которое одно лишь и способно вызвать его — вещества, носящее поэтичное название «философский камень»…

«КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ»

Считалось, что, если к серебру или ртути подмешать немного «философского камня», а потом смесь эту как следует разогреть, она превратиться в чистое золото. В это верили даже такие выдающиеся ученые, как Авиценна, Фрэнсис Бэкон, Лейбниц, Спиноза и другие.

Этот таинственный «философский камень» и являлся тем самым «краеугольным камнем», на котором возводилось зыбкое и призрачное здание практической алхимии.

Призрачное и зыбкое здание — но, однако же, не сам камень…

Известный голландский ученый Ян Баптист ван Гельмонт (1579-1644 гг.) в одном из своих сочинений писал о «философском камне», который ему несколько раз случалось держать в руках. По его словам, это был порошок цвета шафрана. «Однажды мне была дана 1\4 грана (граном я называю 1\600 часть унции). Я соединил эти четверть грана, завернутые в бумагу, с 8 унциями ртути, нагретой в реторте. И сразу же вся ртуть с шумом застыла, перестав кипеть. После того как все остыло, осталось 8 унций и немного меньше 11 гран чистого золота».

Ван Гельмонт упоминает и другой случай, когда ему удалось подобное превращение при помощи «философского камня» — «к величайшему восторгу всех», кто стоял рядом и наблюдал это.

Ученый, однако, признается, что состав «философского камня» так и остался ему неизвестен. Дважды он получал его из рук незнакомца, пожелавшего остаться инкогнито…

Эпизод этот сходен с историей, связанной с именем Иоганна Фредерика Гельвеция, не менее известного врача и ученого XVII века. Гельвеций утверждал, что в 1666 году его посетил некий незнакомец, обнаруживший высокие познания. Уходя, он оставил немного порошка, служащего, как пояснил он, «для превращения металлов». Гельвеций, желая практически удостовериться в подлинной сущности неожиданного подарка, немедленно растопил, как было указано ему, 6 драхм олова и в присутствии сына и жены всыпал туда полученный порошок…

«Когда состав остыл, — писал сам Гельвеций, — он сиял, как золото. Мы немедленно отнесли его к ювелиру, который сразу сказал, что это чистое золото самой высокой пробы, какое когда-либо попадалось ему, и тут же предложил заплатить за него по 50 флоринов за унцию».

Когда об этом случае рассказали Баруху Спинозе, человеку крайне недоверчивому во всем, чего он не мог увидеть воочию, философ лично разыскал ювелира, купившего золото, который клятвенно подтвердил рассказ. «После этого, — писал Спиноза в одном из своих писем, — я отправился к самому Гельвецию, который показал мне то самое золото, и плавильник, изнутри еще покрытый золотом»…

Роджер Бэкон, находясь в многолетнем одиночном заключении, по требованию Папы Римского пишет лично для него трактат о «философском камне». Подобные же сочинения для Папы Бенедикта XI составляет алхимик Арнальдо де Виланова. А Папа Иоанн XXII, также интересовавшийся искусственным изготовлением золота, сам пишет труды, посвященные этому предмету…

Убеждение в том, что искусственное получение золота реально достижимо, было столь непоколебимо, что английский король Генрих VI, при дворе которого многие алхимики бились над этой задачей, обратился по этому поводу со специальным посланием к своим подданным. В послании он заверял их своим королевским честным словом, что близок день, когда в его лабораториях будет получен «философский камень» — и тогда он выкупит все закладные своих подданных и выплатит все их долги чистым золотом…

Трудно представить себе, чтобы подобное увлечение в такой степени могло захватить столь великое множество самых разных людей, если бы не было каких-то фактов, прямо или косвенно поддерживающих эту веру…

«КАМЕШКИ С ФАЛЬШИВЫМ БЛЕСКОМ»

Такая заманчивая идея привлекла, наряду с искренними изыскателями, столь же превеликое число жуликов всех мастей и рангов… Тут, в оправдание этой идеи, следует все же спросить: а какая область человеческого исследовательства вообще осталась обойденной мошенниками? Причем, среди данных мошенников нередко попадались даже и такие, которые были увенчаны всевозможными учеными степенями и званиями.

Впрочем, это закономерно: каждая великая идея имеет не только своих мучеников и героев, но и неизбежных прихлебателей и шарлатанов… В то время, когда одни проводили жизнь у реторт и печей, ставили сотни экспериментов, другие не менее целеустремленно искали окольных путей к успеху…

Для обмана существовало много способов. Например, чтобы продемонстрировать превращение свинца в золото, брали золотой слиток, предварительно покрытый свинцом. При нагревании свинец расплавлялся — и перед изумленными и восторженными взорами представало золото. Иногда устраивались тигли с двойным дном. Подчас прятали кусочки золота в деревянные палочки, которыми время от времени помешивали расплавленный свинец или ртуть. Золото, появившееся в сосудах, было доказательством того, что превращение металлов произошло — в способах обмана тогдашние мошенники особо не церемонились. Правда, и тогдашняя «служба защиты прав потребителей» ограничивалась одним-единственным способом покарания: алхимика, уличенного в злостном и заведомом обмане, обычно вешали как фальшивомонетчика — на позолоченной виселице и в балагане, усыпанном блестками…

Но пройдох не отпугивало даже такое.

«СВЕТЛАЯ СТОРОНА КАМНЯ»

Вознамерившись удостоить алхимию, вкупе с ее «философскими», подводными и прочими камнями, окончательного и бесповоротного титула лженауки, как бы не оказаться в положении «сверхскептика всех времен и народов» — пресловутого евангельского Фомы Неверующего. Ибо, наряду с существованием множества фактов, разоблачающих процесс превращения иных веществ в золото, существует также и столь же немалое множество свидетельств, эту метаморфозу подтверждающих, причем, исходящих от лиц, чья репутация исторически столь безупречна, что отмахнуться от подобных свидетельств попросту невозможно…

Прославленный ученый и алхимик Александр Ситоний, умирая, завещал своему ученику, поляку Сендзивому, некоторое количество «философского камня» — не открыв, правда, при этом секрета его изготовления. При помощи нескольких крупиц этого «камня» Сендзивой якобы совершил ряд превращений металлов в золото при дворе Сигизмунда III в Кракове. Во всяком случае, многие из известных современников утверждали, что это было сделано. Вскоре Сендзивой был приглашен в Прагу, где передал немного оставшегося у него состава императору Рудольфу II. Посредством этого состава император лично совершал превращения ртути в золото — до тех пор, пока порошок не окончился. Надо отметить, что ни Сендзивого, ни, тем более императора Рудольфа II, уж никак не представляется возможным заподозрить в попытке какой-либо мистификации…

Хроники рассказывают об известном алхимике Раймонде Луллии, подвижнике и друге уже упомянутого Арнальдо де Вилановы. Во время пребывания в Англии он, по просьбе Эдуарда I, изготовил якобы тысячу фунтов золота. Другой алхимик, Джордж Риппл, бывший личным другом Папы Иннокентия VIII, одного из ученейших людей своего времени, в 1460 году пожертвовал ордену иоаннитов несколько тысяч фунтов стерлингов золотом — сумму, по тем временам, более чем астрономическую. Появление ее у простого ученого было (по все тем же временам) делом не менее фантастическим, чем изготовление золота в тигле…

Правители, для которых золото было еще и средством упрочения власти, не были равнодушны ни к алхимикам, ни к их сокровенным занятиям. Исторические хроники утверждают, что английский король Генрих VI и французский Карл VII именно с помощью алхимиков спасли пошатнувшееся было финансовое положение своих стран…

Когда в 1586 году умер курфюст Саксонии Август, предававшийся занятиям алхимией более ревностно, чем даже делами управления государством, его сокровищница оказалась буквально набитой золотом. Наследники упокоившегося монарха обнаружили там 17 миллионов свежеотчеканенных новеньких риксталеров, структура которых был практически идентична структуре химически чистого золота. Откуда они появились — осталось тайной, по слухам же — из все той же лаборатории удачливого венценосца-алхимика…

Одной из самых загадочных и, как это ни парадоксально, наиболее свидетельски и документально подтверждаемых является история, связанная с Николя Фламелем, до того безвестным парижским переписчиком книг. В одном из забытых собраний рукописей Фламелю попался как-то древний фолиант. Отчего-то заинтересовавшись, он попытался разобраться с текстом, перепичканным зашифрованными символами. Попытка эта растянулась на долгие годы, пока Николя не наткнулся случайно на ученого раввина, который и растолковал ему рукопись, составленную, как оказалось, на древнеиудейском языке.

Фолиант Фламеля был ни чем иным, как практической формулой трансформации неблагородных металлов в благородные — формулой чрезвычайно действенной, в чем начинающий алхимик в скором времени воочию убедился, проделав, не без тайного волнения, первый свой опыт. История сохранила для нас даже точную дату этого события: 17 января 1382 года Фламелю удалось, по свидетельствам, получить серебро из ртути. А в следующем уже опыте он таким же путем смог изготовить первые образцы чистого золота…

Как бы то ни было, непреложным фактом является то, что вскоре после этой даты безвестный переписчик книг стал одним из самых богатых людей Франции. Неподалеку от своего дома Фламель строит ставшую, впоследствии, знаменитой, церковь, а затем еще семь по всей стране. На свои средства он построил и содержал приюты для бедных и четырнадцать больниц. Огромные суммы жертвовал Николя Фламель в пользу бедняков и богаделен. Еще в XVIII веке казначейство Франции раздавало на парижских улицах милостыню — из сумм, которые были завещаны им на эти цели…

Понятно, что подобный поток золота, хлеставший из рук человека, еще вчера бывшего бедняком, не мог не привлечь изумленного внимания властей. И по повелению Карла VI королевский сборщик податей Крамуази провел тщательнейшее расследование обстоятельств, связанных с этим внезапным богатством. Осталось неизвестным, какие доводы представил властям Фламель, но после они уже ни разу не беспокоили его расследованиями и дознаниями — вплоть до самой его смерти в 1419 году. Все свое огромное состояние алхимик завещал неимущим…

Также к чести парижского переплетчика Николя Фламеля следует заметить, что он, судя по всему, оказался одним из тех очень и очень немногих, кто сумел противостоять коварной и чудовищной силе золота — найдя этому самому золоту безусловно достойное применение…

«КАМЕНЬ, ЗАПУЩЕННЫЙ СКВОЗЬ ВЕКА»

Времена теперь уже, понятно, другие — для наивно-заманчивого занятия Средневековья неподходящие. И все же…

Сравнительно недавно, в 1854 году, во Французскую Академию наук были представлены два куска золота — полученного, якобы, искусственным путем.

Великий Эдисон вместе с известным изобретателем Николой Тесла, уединившись в лаборатории, многие дни предавались каким-то тайным опытам — пока тайна не просочилась, в итоге, наружу. Это была все та же древняя тайна средневековых алхимиков: касаемая обретения из посторонних металлов золота. То, чего не могли (или — все же могли?) добиться средневековые одиночки-умельцы, надеялись теперь совершить — во всеоружии последних достижений науки, новейшей аппаратуры и точнейших приборов — ученые…

И вот пришел день, когда сказка стремительно начала принимать вполне реальные очертания: в 1897 году первые страницы мировой прессы взорвались ошеломляющим сообщением: искусственное золото получено!

Стефен Эмменс — человек, которому это якобы удалось, — профессиональный химик, автор множества серьезных научных публикаций и ряда открытий (в том числе «эмменсита», взрывчатого вещества, принятого военным министерством для изготовления мин), пользовался в среде изобретателей и ученых безупречной репутацией и огромным авторитетом. Три слитка якобы полученного Эмменсом металла были представлены им для демонстрации — и, после скрупулезнейшей проверки в одной из испытательных лабораторий Соединенных Штатов, были куплены по цене золота.

Эмменс дал согласие выступить с публичной демонстрацией своих опытов на Всемирной выставке в Париже в 1900 году. Но выступление это так и не состоялось — по той простой причине, что он вдруг исчез. Исчез внезапно, бесследно, и с тех пор никто о нем ничего не слышал…

Следующее заявление об открытии — на этот раз немецкого профессора Адольфа Миетхе, сделавшего в 1924 году заявление для прессы о том, что им открыт метод превращения ртути в золото. И... очередное бесследное исчезновение ученого.

Наверное, вряд ли эти исчезновения можно считать случайными. Вплоть до начала ХХ века, когда золото оставалось единственным валютным эквивалентом денежных систем практически всех стран, последствия низведения его себестоимости до себестоимости того же, скажем, чугуна, были бы сопоставимы с последствиями, в современном понимании, глобальной ядерной войны…

«НАДГРОБНЫЙ КАМЕНЬ НАД ЛЖЕНАУКОЙ?»

Казалось бы, любому школьнику понятно: не может один элемент превращаться, в колбе или пробирке, в другой — ну, не может, и все тут! Точно так же, как не могут свинец или ртуть перестать быть свинцом или ртутью и стать золотом — какими камнями их для этого ни побивай… Или все же могут?

Уже упоминавшийся голландский естествоиспытатель ван Гельмонт проделал такой эксперимент. Он взял большой глиняный сосуд, насыпал в него 90 килограммов сухой почвы, предварительно прокаленной в печи, и посадил туда саженец ивы. Пять лет он не давал деревцу ничего, кроме дистиллированной воды. Когда же ученый выкопал и взвесил его, оказалось, что за пять лет растение увеличило свою массу почти на 80 килограммов. При этом исходный вес почвы (90 кг) почти не уменьшился. Откуда, из какого материала построило растение эти 80 кг дополнительной массы? Не из дистиллированной же воды — если, конечно, не допустить, что растение смогло преобразовывать водород и кислород в какие-то другие необходимые ему элементы…

Французский профессор Д. Бертран утверждает, что секрет средневековых алхимиков известен, возможно, не только растениям.

Проводились опыты с курами, которым скармливали овес, не давая никакого другого корма и тщательно рассчитывая количество кальция в овсе. Оказалось, что скорлупа яиц, которые несли подопытные куры, содержала значительно больше кальция, чем они получали…

В любом случае: какой-то метод перехода одних веществ в другие принципиально, оказывается, все же существует и природой успешно применяется. И, коль уж возможно образование кальция и прочего — из кислорода или водорода, то отчего бы не образовываться и золоту — из свинца или ртути? Предположение, в свете опытов ван Гельмонта и Бертрана, не такое уж и фантастическое...

«ФИЛОСОФИЯ КАМНЯ»

Так будет ли, в конце концов, открыто знание древних алхимиков?

Возможно будет, не зря ведь говорят, что новое — это лишь основательно подзабытое старое… Быть может, мы когда-нибудь воочию увидим сокрушительное низвержение с пьедестала многовекового эквивалентного тирана, развенчанного до себестоимости валяющейся под ногами смятой консервной банки.

И быть может, даже мы так же воочию увидим то самое, свершившееся пророчество Владимира Ленина, говорившем, что при неизбежно восторжествующем коммунизме из золота будут строить общественные уборные, и вот в этой-то ипостаси и вернет золото былую свою значимость и потребность, в силу главного своего качества — того, что не ржавеет. А в архитектуре любого туалета это ведь главное!


4 октября 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279