Вечная молодость бересты
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №7(393), 2014
Вечная молодость бересты
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
1053
Вечная молодость бересты
Я ничего не добавляю к природному рисунку, который нахожу на бересте

Она пишет слово «Лес» с большой буквы, так, словно он живое, одушевленное существо, ее близкий знакомый, защитник, помощник. Лес никогда не предаст и не изменит. Она это знает. Лес спас ее, когда было тяжело, больно, невыносимо. Лес живет по тем же законам, что и созданный людьми мир из асфальта, стекла и бетона. Огромное вековое дерево стоит в Лесу и кажется нерушимым: ствол его силен, ветви тянутся к небу, молодая листва весело шумит, и вдруг налетит порыв сильного ветра – и дерево рухнет, обнажив свою до основания прогнившую сердцевину.

Когда рухнул «Союз нерушимый», обитатели одной шестой части планеты Земля iповели себя по-разному: многих неожиданное падение раздавило насмерть, кто-то стал распиливать страну, пытаясь урвать себе кусок пожирней. Большинство смирилось, пытаясь из трухи соорудить новый муравейник. Дерево не может сменить кору, а люди могут. Конечно, не все, а только лесные оборотни. Они начинают проклинать сегодня то, что восхваляли вчера, и становятся истинно верующими с такой же легкостью, с какой раньше были твердокаменными атеистами.

Она не могла поступиться принципами, не захотела сменить свое гордое имя Сталина, не могла понять, почему она не может, как и раньше, преподавать диалектический материализм. Ей казалось, что марксистская философия была права, утверждая, что развитие мира – это результат преодоления его внутренних противоречий. В результате внутренних противоречий развалилась великая империя, а она осталась без работы, с детьми и больным мужем на руках. Бытие определяло сознание: нужно было найти в себе силы жить дальше, и она ушла в Лес. Нет, не для того, чтобы стать отшельницей, а просто ненадолго спрятаться. Сталина Михайловна Рубинова не хотела, чтобы дочери и ученики видели ее слабой. Она забрела далеко в самую чащу, присела на поваленный ствол березы и заплакала. Лес утешил, высушил слезы и словно подсказал: «Оглянись вокруг! Красота – единственная основа мира!»

Сталина Михайловна возвращалась домой спокойной и уверенной. Она знала, что ее спасет творчество, а вдохновение надо искать в Лесу. Каждую свободную минуту она проводила в лесных дебрях. Поначалу ходила по берегам ручьев, подбирала небольшие коряги, рассматривала их и с удивлением открывала в неуклюжих деревянных обрубках необычные формы и образы. Однако коряги, из которых делают декоративные украшения, – это давно известный промысел. Сталине Михайловне хотелось найти свой, особенный путь.

Ни один писатель не в состоянии объяснить, как рождается замысел книги, ибо процесс творчества – величайшая и по сей день не разгаданная тайна. Напрасно выпытывать у художника, как ему пришла в голову мысль написать ту или иную картину: вдохновение нисходит как послание свыше. Сталина Михайловна навсегда запомнила тот день, когда, гуляя по березовой роще, она неожиданно ощутила притягательную силу берез и бересты. Тоненькие полоски березовой коры завивались кудряшками и на ощупь были такими же нежными, как детские волосы. Шершавые черные наросты излучали силу и мощь. Лес подсказал, напомнил: «Россия – страна берез и берестянщиков».

Всем знакомая обычная береза – дерево необычное. Она словно символ человеческой жизни, в которой безмятежное счастье чередуется с черными днями неудач. Так на березовой коре светлые промежутки сменяются темными полосами, а верхушка дерева поднимается, тянется ввысь, упираясь в небесную синь последней крохотной веточкой. На Руси к кудрявым березкам особая любовь, поэтическая и практическая. Издавна была известна целительная сила березовых почек, березовых листьев, березовых веников и березового сока. Даже находиться в березовой роще невероятно полезно: воздух там чистейший, красавицы-березки уничтожают все вредоносные вещества. Верхний, светлый слой березовой коры называют берестой. Именно береста делает березки белоствольными.

Береста... От этого полузабытого слова веет стариной, далеким временем, когда лапотная Россия ходила в берестяной обувке – в лаптях. Из красивой бархатистой и податливой бересты на Руси делали туеса, шкатулки, кузовки и даже лодки. Посуда из бересты пользовалась огромным спросом: в ней продукты очень долго не портились. Береста почти не подвластна времени. Берестяные грамоты – письма наших далеких предков – прекрасно сохранились, пролежав в земле десять веков! Многие художники используют бересту вместо холста и пишут на ней картины. Сталина Рубинова утверждает, что, взяв в соавторы природу, она стала родоначальницей нового вида берестяного искусства.

– Нет! Я ничего не добавляю к природному рисунку, который нахожу на бересте. Я не дорисовываю, не тонирую, не вырезаю, не выжигаю, не клею, – рассказывает Сталина Михайловна. – Рисует природа! Понятие «пейзажный камень» существует уже давно, а я свои картины называю «пейзажной берестой». Как я нахожу берестяные шедевры? Сама не знаю. Это бесконечный, непрерывный поиск по Лесам. Хочу заметить, что я работаю только с павшими деревьями, никогда не поднимаю руку на живые березки. Чтобы найти интересный пейзаж, ворочаю тяжелые березовые стволы и всматриваюсь в них, забывая о времени. Это настолько увлекательно! Иногда оглянусь на бревно, которое перевернула, и «громко» удивляюсь: неужели это я сама, без посторонней помощи? Бывают дни пустые, а бывает, нахожу что-нибудь красивое. Каждая находка – это неожиданное открытие. Иногда прохожу мимо березы и, не дотрагиваясь, чувствую – там нет того, что ищу... А бывает, наоборот, подошла, и усиливается сердцебиение: здесь точно есть что-то очень интересное. Смотрю и с удивлением вижу, как линии и складки бересты складывают многокрасочную картину. Ведь береста имеет невероятное количество оттенков, под белизной скрывается богатейшая палитра: от светло-коричневого до багряного и черного. Когда нахожу берестяной пейзаж, то так хочется кому-нибудь сразу показать. Каждый раз оглядываюсь, но я захожу так далеко, что, конечно, никого рядом нет. Часто выхожу из Леса и боюсь, что не хватит сил дойти до дома, но радость находки перекрывает чувство усталости. Я брожу по Лесам весь год, пока нет снега. Поиск прекрасного – моя страсть.

Конечно, как и каждый художник, Сталина Михайловна мечтала о своей персональной выставке, хотела, чтобы люди увидели красоту бересты. Мечтала, но и боялась, а вдруг только она видит на кусочках березовой коры романтические замки, горы, распустившие цветы.

В родной Белой Церкви она смогла организовать небольшую экспозицию в Доме культуры, хотя местные украинские власти недовольно говорили ей: «Це не наше, не национальне». И тогда Сталина Рубинова решилась поехать в Москву. Она пришла на Арбат и попросила художников, торгующих там своим искусством, чуть-чуть подвинуть мольберты, чтобы она могла показать несколько своих работ. Арбатские художники с удивлением смотрели на незнакомую женщину и на ее необычные работы. Никто не ожидал, что в этот день произойдет чудо. Берестяные картины художницы Рубиновой привлекли большое внимание публики, и один из зрителей предложил ей помощь в организации выставок. Так просто и волшебно началось триумфальное шествие «пейзажной бересты» по городам Советского Союза, а потом пришло и международное признание, выставки в Париже, Лондоне, Монреале...

– Никаких названий к своим работам я обычно не придумываю, чтобы не навязывать свое ощущение. Все зависит от видения, воображения зрителей. Это очень индивидуально, – говорит Сталина Михайловна. – К примеру, на одной из своих картин я видела горы, отвесные скалы, а зритель на выставке сказал своей спутнице: «Глянь, какие дома в готическом стиле!» Однажды все-таки подписала картину: «Первые заморозки». На выставке к этой работе подошла парочка молодых людей. Парень сказал: «Я вижу людей, идущих вброд через реку», а девушка всмотрелась и говорит: «Нет, это лодка плывет по речке». Вот насколько богато человеческое воображение! Его надо только пробудить! Реакция у людей бывает самая разная. Главное, что нет безразличных. Был случай на выставке в Монреале. Женщина прошла много раз мимо выставочных стендов, потом вдруг остановилась и запричитала: «О, мой Боже! О, мой Боже!» Слезы потекли по ее щекам, и она сказала: «Это поэзия!» Так я и называю теперь свои выставки – «Поэзия березовой коры».

Уже более тридцати лет Сталина Михайловна занимается своим удивительным искусством и по-прежнему уходит в далекие чащобы, переворачивает бревна и не чувствует приближения старости. Наверное, Лес и береста открыли ей простой секрет вечной молодости: не надо бесконечно жаловаться на жизнь и искать виноватых. Творите красоту, тогда болезни и немощи забудут к вам дорогу.


1 апреля 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88440
Виктор Фишман
70662
Борис Ходоровский
62858
Сергей Леонов
56070
Богдан Виноградов
50021
Дмитрий Митюрин
37354
Сергей Леонов
33827
Роман Данилко
31680
Борис Кронер
20548
Светлана Белоусова
19590
Светлана Белоусова
18312
Дмитрий Митюрин
17895
Наталья Матвеева
17723
Татьяна Алексеева
17190
Наталья Матвеева
16475
Татьяна Алексеева
16265