Ученые и художники на службе войны
ЯРКИЙ МИР
«СМ-Украина»
Ученые и художники на службе войны
Александр Семинский
журналист
Киев
236
Ученые и художники на службе войны
Леонардо был гением не только в искусстве, но и в военной технике

«Я умею строить нетяжелые пушки, легкие в перевозке, которые могут бросать горючие материалы, дым коих вызовет ужас, разрушения и растерянность среди врагов... Я могу строить орудия, мортиры и огнеметные машины и иные, одновременно прекрасной и полезной формы... Коротко говоря, я смогу создать бесконечное число орудий для нападения...» — такое резюме послал, нанимаясь на работу к Лодовико Сфорца, правителю Милана, Леонардо да Винчи.

В его послании перечислены военные секреты, которыми владел в 1481 году 30-летний изобретатель и художник. Тот же самый человек, который назвал войну «самой зверской из глупостей». Впрочем, в его записных книжках есть даже целый проект подводной войны с грозной надписью, обращенной к неприятелю от изобретателя лично: «Если через четыре часа не сдадитесь — пойдете ко дну! Л.».

Среди прекрасных и одновременно «полезных» машин, созданных гением Леонардо, было немало секретных до поры до времени боевых колесниц и разрывных снарядов, новый вид артиллерии, танки, подводные лодки, летательные аппараты — прообразы и самолетов, и вертолетов, и парашютов.

Сегодня военные изобретения древности прекрасно работают во всех армиях мира, хотя, разумеется, и в новом исполнении. Даже обычный пулемет восходит по принципу действия к античным изобретениям.

Античные изобретатели научились натягивать тетиву лука механическим приспособлением и получили новое секретное оружие — машину для метания стрел с ужасающим названием «скорпион». Когда Дионисий Александрийский добавил к «скорпиону» приспособление для быстрой подачи стрел, получился полибол. Это и был античный пулемет. Когда вместо упругого элемента сумели использовать сжатый воздух, появилась еще одна военная машина — аэротон.

В древних империях тоже существовали предприятия военно-промышленного комплекса, организованные на манер мануфактур. При взятии Карфагена в руки римлян попало 476 тяжелых орудий и 2500 «скорпионов». Формирование такого арсенала возможно только при массовом производстве.

Возвращаясь к Леонардо, стоит сказать, что уже через несколько лет после своего резюме он стал известен как военный инженер. Осенью 1503 года гонфальонер Флорентийской республики Пьеро Содерини пригласил его к себе на службу, чтобы послать в качестве военного механика в пизанский лагерь для устройства осадных машин. Призывал его на службу и Цезарь Борджиа.

К тому времени Леонардо уже соорудил искусственный глаз и... изобрел паровую пушку. В сильно нагретую камеру вводили теплую воду, которая мгновенно превращалась в пар и выдавливала ядро. Это изобретение было сверхсекретным. Так же как паровые игрушки древних греков и римлян, пушка Леонардо может считаться предшественницей паровой машины Уатта.

После всевозможных снарядов, извергающих через трубки пламя и дым при помощи пороха, смолы и серы, художник пришел к одному странному изобретению, которое сам считал неудачей. Это была колесница с вращающимися серпами. Врезаясь в неприятельскую пехоту, серпы должны были косить солдат. Колесницы с серпами не оправдали его надежд, поскольку лошади, везущие их, пугались и производили смятение не во вражеских, а в рядах собственной армии. Но это страшное военное оружие дало начало мирной сельскохозяйственной технике далекого будущего — сенокосилке, комбайну и снегоуборочной машине.

История военной техники сохранила имя еще одного художника — английского карикатуриста Хита Робинсона. Его творчество пришлось на 1890–1930-е годы. Он откровенно смеялся над машинами и в карикатурах фантазировал, изобретая все новые «смешные» аппараты с немыслимыми деталями и агрегатами. Странными были также и цели, для которых предназначалась эта техника. Робинсон приводил к абсурду структуру машин и в карикатурах решал многие вопросы, которые волновали в то время серьезных людей — машиноведов. Многие его идеи инженеры использовали при создании новой техники.

В годы Первой мировой войны, когда художник начал «изобретать» сугубо военные машины, они оказались настолько пророческими, что Робинсоном заинтересовался британский Генеральный штаб, желая выяснить, откуда у него информация о секретном вооружении. Карикатуристу пришлось доказывать, что все это лишь вымысел художника. Военные не верили. Не все из них понимали, что техническое творчество и искусство в чем-то стыкуются у гениального автора. Даже считая войну «зверской глупостью», он может быть не прочь в нее поиграть. На бумаге.


15 августа 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87645
Виктор Фишман
70155
Борис Ходоровский
62407
Богдан Виноградов
49660
Сергей Леонов
46642
Дмитрий Митюрин
36520
Сергей Леонов
33369
Роман Данилко
31177
Борис Кронер
18754
Светлана Белоусова
18670
Дмитрий Митюрин
17398
Светлана Белоусова
17220
Татьяна Алексеева
16850
Наталья Матвеева
16103
Наталья Матвеева
15749
Александр Путятин
14776
Татьяна Алексеева
14291