Старец горы и его «терминаторы»
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №11(423), 2015
Старец горы и его «терминаторы»
Филипп Рубис
журналист
Санкт-Петербург
141
Старец горы и его «терминаторы»
Испытание на преданность

Название членов этой тайной секты давно уже стало нарицательным и навсегда осталось в языках многих народов мира. «Ассасин» в переводе с английского и французского означает «убийца». Кровавые деяния посланцев загадочного Старца горы подробно описали в своих трудах современные им историки и летописцы. Кто же они такие — безжалостные и неуловимые киллеры Средневековья, наводившие ужас на могущественных владык азиатских и европейских государств?

УЧИЛИСЬ ТРИ ТОВАРИЩА...

Основатель секты ассасинов Хасан ибн Саббах родился в персидской провинции Хорасан в 1033 году в семье араба-шиита. К тому времени мусульманский мир пережил религиозный раскол и ислам разделился на несколько течений. Шииты — одно из наиболее радикальных его направлений. Но и среди самих шиитов к тому времени уже не было единства. От них откололось еще более радикальное течение — исмаилиты. Его адепты подвергались гонениям как со стороны суннитов, так и шиитов. Исмаилиты вскоре превратились в тайную секту с жесточайшей внутренней дисциплиной и склонностью к насилию в отношении иноверцев.

Гонимые отовсюду исмаилиты сумели, однако, основать в Египте династию Фатимидов, которая правила Страной пирамид около двух веков. Для своих собратьев по вере египетские халифы открыли несколько духовных школ. По нынешним меркам это были своего рода центры по подготовке спецагентов-резидентов, которые должны были занять руководящие должности у себя на родине и действовать в интересах единоверцев. Воспитанников этих духовных школ учили не только богословию, но и риторике, психологии и умению завоевывать благосклонность сильных мира сего и повелевать подчиненными.

Одним из «курсантов» египетской «спецшколы», именуемой «Домом мудрости», и стал молодой Хасан ибн Саббах. Там он подружился с двумя другими учениками этой школы. Одного из них звали Омаром Хайямом, а второго — Низамом аль-Мульком. Три товарища поклялись друг другу, что тот из них, кто сумеет выбиться в люди, не забудет об остальных и окажет им свое покровительство. Первым таким счастливчиком стал Низам аль-Мульк. Он сумел занять пост визиря при дворе правителя Персии султана Алп-Арслана. Низам выхлопотал пожизненную пенсию Омару Хайяму, который поселился в Нишапуре и, попивая запретное для мусульман вино, сочинял прославившие его в веках стихи. А вот другой школьный товарищ Низама аль-Мулька стал его злейшим врагом.

Случилось этот так. Визирь сдержал свое слово и пристроил при дворе султана Хасана ибн Саббаха. Но тот сразу же стал плести интриги против своего благодетеля и попытался его подсидеть. Низам, однако, оказался более ловким царедворцем, и неблагодарного Хасана с позором выгнали с султанской службы.

ПИТОМНИК УБИЙЦ

После неудачи при дворе султана Алп-Арслана Хасан ибн Саббах решил пойти другим путем. Он вознамерился стать выше земных правителей и объявил себя посланцем «скрытого имама» — исмаилитского «мессии», который единственный откроет верующим путь к Аллаху. Хасан заявил своим последователям: «Те, кто последует за мной, спасутся. Всем прочим уготован ад. И неверным иудеям, и христианам, и тем из мусульман, кто в греховном самомнении тщетно пытается постичь ислам разумом».

Одним словом, послушание и полное подчинение — вот то единственное, что требовалось от учеников Хасана. Несколько лет он проповедовал в городах Персии, вербуя все новых и новых сторонников своего учения. Когда их число достигло нескольких сотен, Хасан решил захватить неприступную крепость Аламут в персидской области Дейлем, к юго-западу от Каспийского моря. Аламут стояла в горной долине на скале высотой более двухсот метров. В крепости был источник воды, и взять ее было невозможно ни открытым штурмом, ни длительной осадой. Не имея сил для захвата Аламута, ибн Саббах просто купил крепость у ее коменданта за три тысячи золотых динаров. Вскоре он стал хозяином и большинства прилегавших к Аламуту селений, получив от своих подданных прозвище Старец горы.

Низам аль-Мульк все эти годы внимательно наблюдал за деятельностью своего однокашника и делал все, чтобы поймать его и предать суду за разжигание смуты в государстве. Узнав о том, что Хасан ибн Саббах обосновался в Аламуте, визирь послал войско для захвата крепости и ликвидации гнезда мятежников. Но крепость оказалась действительно неприступной, и армия султана вынуждена была с позором отступить от стен Аламута.

Хасан ибн Саббах сделал вывод — от пассивной обороны надо переходить к наступлению. Он решил бороться со своими противниками методом индивидуального террора.

А для этого из молодых последователей своего учения Хасан стал готовить фидаев («жертвующих собой»). Это были террористы-смертники, своего рода «терминаторы», которые любой ценой должны были выполнить приказ Старца горы. Фидаям обещали, что после смерти они попадут в рай.

Чтобы наглядно продемонстрировать им все прелести загробной жизни, Хасан ибн Саббах устраивал своим киллерам «экскурсию» в райские кущи. Юношей подпаивали, добавив в еду и питие снотворное, после чего слуги Хасана переносили их в чудесный сад, скрытый в одной из уединенных долин неподалеку от Аламута. Проснувшись, будущие «терминаторы» попадали в общество прелестных девушек, потчевавших гостей изысканными яствами и вином и ублажавших их страстными ласками. Простые деревенские парни и в самом деле думали, что попали в рай. Через несколько дней их опять поили вином со снотворным, после чего «вернувшимся с того света» фидаям предлагали: если они хотят снова попасть в рай, то должны без малейших колебаний выполнить волю Старца горы. Фидаев обучали в Аламуте всем тонкостям ремесла убийцы, после чего, облачившись в белую рубаху, подпоясанную красным кушаком, они уходили на верную смерть.

БЕЗ ИМЕНИ, ЛИЦА И ВЕРЫ

Для выполнения своего задания фидаям разрешалось все. Они могли менять веру, родину, язык. Приказ Старца горы должен был быть выполнен любой ценой. Одной из первых жертв ассасинов (слово это вошло в европейские языки из-за пристрастия фидаев к гашишу: по-арабски «гашишин» — «употребляющий гашиш») стал визирь Низам аль-Мульк — давнишний недруг Хасана ибн Саббаха.

18 октября 1092 года у входа в одну из мечетей Багдада на него набросился человек, убивший визиря ударом ножа в сердце. Нападавшего изрубили телохранители аль-Мулька. Но задачу свою он выполнил.

Вскоре участь визиря разделил и сам султан, который собирался отомстить за своего первого министра и стал собирать войско для похода на Аламут. Но накануне выступления султан был отравлен личным поваром — тайным фидаем. В стране началась кровавая междоусобица, а Старец горы тем временем, пользуясь смутой, захватывал все новые и новые крепости. Вскоре ассасины появились в Сирии и Палестине, где они столкнулись с крестоносцами, завоевавшими в 1099 году Иерусалим.

Многие из предводителей крестоносного воинства стали жертвами ассасинов. Ими был убит один из вождей Третьего крестового похода маркграф Конрад Монферратский. Два фидая приняли христианство и целый год изображали из себя ревностных католиков, для того чтобы приблизиться к Конраду. В церкви во время молитвы они неожиданно напали на маркграфа и вонзили в него свои кинжалы. Один из фидаев сумел скрыться, а второй был убит на месте телохранителями Конрада. Но маркграф был лишь тяжело ранен. Узнав об этом, сбежавший ассасин снова вернулся на место преступления и добил свою жертву, после чего был зверски замучен разъяренными крестоносцами.

К тому времени Старец горы уже умер, а его наследники постепенно превратили секту в тайную корпорацию убийц. Ассасины принимали «заказы» на устранение султанов, королей, графов и эмиров от их недругов, невзирая на вероисповедание своих «заказчиков». Так продолжалось почти двести лет, пока вторгшиеся в Персию монголы не захватили горные крепости ассасинов и не вырезали всех фидаев. Секта «терминаторов» прекратила свое существование.

Но методы и приемы ассасинов в ХХ веке взяли на вооружение радикальные исламские группировки Среднего и Ближнего Востока. Последователи Старца горы называют себя фидаями. Юноши с поясами шахидов и взрывают себя там, где им приказывают это сделать их наставники, рассчитывая после смерти попасть в рай к прелестным гуриям. Часто террористы в момент совершения этих самоубийственных акций находятся в состоянии наркотического опьянения. Словом, налицо полное сходство нынешних фидаев с их средневековыми предшественниками из Аламута.

Семена смерти, посеянные девять веков назад Хасаном ибн Саббахом, продолжают и сегодня давать свои кровавые всходы.


18 Мая 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86015
Виктор Фишман
69284
Борис Ходоровский
61614
Богдан Виноградов
48844
Сергей Леонов
35968
Дмитрий Митюрин
35152
Сергей Леонов
32596
Роман Данилко
30503
Светлана Белоусова
17025
Борис Кронер
16680
Дмитрий Митюрин
16612
Татьяна Алексеева
15305
Наталья Матвеева
14989
Александр Путятин
14199
Светлана Белоусова
13686
Наталья Матвеева
13563
Алла Ткалич
12606