Петр Алексеевич – основатель Санкт-Петербурга
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №21(381), 2013
Петр Алексеевич – основатель Санкт-Петербурга
Борис Антонов
писатель
Санкт-Петербург
712
Петр Алексеевич – основатель Санкт-Петербурга
Петр Алексеевич Дементьев

Санкт-Петербург – почти двухмиллионный город, расположенный на одной географической широте с Каиром, Дели и Шанхаем. Эти мысли пришли в голову автору данных строк, когда он прогуливался по Рузовской улице. Просвещенный читатель, пожалуй, решит, что автор не в ладах с географией. Но не будем судить поспешно. Вернемся на Рузовскую, точнее – к домам № 14–16. Эти здания были построены в 1816–1817 годах по проекту замечательного петербургского архитектора Штауберта для лейб-гвардии Егерского полка, покрывшего себя немеркнущей славой в войнах с наполеоновской армией. С этим полком тесно связаны судьбы многих выдающихся людей России – Багратиона, Лунина, Бистрома, Баратынского и многих других.

Среди славных имен одно занимает особое место, ибо носивший его питомец славного полка оставил яркий след в истории другого государства, оставаясь в то же время патриотом России. Звали этого человека Петр Алексеевич Дементьев.

Потомок древнего дворянского рода, он рано потерял родителей. Состоятельные родственники определили его сначала в гимназию, а затем в реальное училище, по окончании которого семнадцатилетний Петр Дементьев поступил эстандарт-юнкером в лейб-гвардии Гатчинский полк. Произошло это в 1867 году. Недоверчивый читатель опять посетует – автор говорит «В Егерском полку», а его герой поступил совсем в другой. Спешу дать разъяснение: с 1856 по 1871 годы славный полк имел не очень высокую честь именоваться лейб-гвардии Гатчинским в память о месте своего рождения.

В 1869 году Дементьева произвели в прапорщики, а в 1870-м он уволился со службы по семейным обстоятельствам. Армия дала ему прекрасную закалку на всю оставшуюся жизнь. Петр Алексеевич уехал в свое родовое имение в Весьегонском уезде Тверской губернии и был там избран предводителем местного дворянства. То время было, как сейчас принято говорить, перестроечным, происходили реформы во всех областях жизни. Россия, как гоголевская тройка, неслась, по определению марксистов, из феодализма в капитализм. Появлялись новые коммерческие структуры весьма сомнительного происхождения, и махровым цветом расцвел политический терроризм. Не правда ли, знакомая картина? Только «тройка», проскочив капитализм, «вляпалась» в социализм и летит теперь в обратном направлении, а куда ее занесет – одному Богу известно.

Двадцатилетний предводитель весьегонского дворянства активно включился в экономическую и политическую жизнь. Однако коммерческая деятельность его полностью расстроила некогда богатое наследство, а политическая привела в стан таких малосимпатичных, но упорных в достижении цели политических авантюристов, как народовольцы.

Десять лет пролетели как дурной сон, а одиннадцатый застал нашего героя на борту сухогруза, направлявшегося из Европы в Америку.

Жизнь в Соединенных Штатах началась у русского барина с тяжелейших испытаний. Здесь уместно вспомнить цитату из его статьи «Моя жизнь в Америке», напечатанной в журнале «Вестник Европы» в январе 1894 года: «Верно одно, что из самого розового оптимиста в ранней юности я постепенно делался самым мрачным пессимистом – и ехал в Америку как в последнее убежище, рассчитывая сделаться там заурядным фермером, пахать лично землю и физическим трудом переработать изломанную нравственную натуру. Средства у меня тогда были порядочные – я был в юности гвардейским офицером, потом много лет дворянским предводителем, я не умел даже снять с себя сапог, и если мне нужен был носовой платок или стакан воды, то обыкновенно шумел и кричал, пока требуемое не появлялось, но не шел за ним сам и даже не думал о том, что в десять раз легче было бы подняться самому, чем дожидаться и шуметь на весь дом».

Вот с таким жизненным багажом и 2000 долларов в кармане, без связей и знакомств с полезными людьми, без знания языка Дементьев появился в Новом Свете. Его жизнь в Америке напоминает остросюжетный детектив, достойный пера Купера, Лондона, Дюма или Пикуля. Дементьеву с первых же дней пришлось вступить в тяжелейшую борьбу за выживание. Все началось с изнурительного труда на лесопилке, от которого у бывшего гвардейца и предводителя появились на руках кровавые мозоли. Но он не пал духом, упорно работал, скопил достаточно денег и открыл свое, сначала небольшое дело – лесопильный заводик. Затем, освоив рыночную капиталистическую экономику, начал принимать участие в банковских операциях, сделался партнером различных коммерческих предприятий. Настоящим взлетом его предпринимательской деятельности стало строительство железной дороги длиной в 150 миль в джунглях Флориды – от города Санфорд до побережья Мексиканского залива.

В Америке Дементьев рекомендовался как капитан Питер Деменс. Изменение имени на американский лад понятно, а вот почему капитан? Из «Истории лейб-гвардии Егерского полка», изданной в Санкт-Петербурге в 1896 году, известно, что Дементьев покинул полк в чине прапорщика. Но не будем упрекать Петра Алексеевича в самозванстве. Ведь чин прапорщика Гвардии соответствовал тогда чину армейского поручика, а он при выходе в отставку имел право занимать должность, соответствующую чину 10-го класса, то есть коллежского секретаря, что по «Табели о рангах» соответствовало чину штабс-капитана. Воинское звание помогало повысить свой престиж в деловых кругах и среди населения. Через три года после прибытия на американскую землю жители города Лонгвуд избрали Дементьева своим мэром. Здесь, кстати, пригодилась военная выучка Петра Алексеевича. Дело в том, что жителей этого городка терроризировали окрестные бродяги, приезжавшие в Лонгвуд по субботам, напивавшиеся до безобразия в местном салуне и грабившие горожан. Дементьев решил положить этому конец. Он вооружил местное мужское население, обучил военному делу, а когда бандиты в очередной раз прибыли в город с известными целями, бывший гвардеец со своей командой разоружил их и арестовал. На следующий день Дементьев выступил в роли судьи (его должность это предусматривала) и осудил арестованных на довольно долгие годы заключения. Подсудимые клялись жестоко отомстить, но угрозы эти так и не исполнили, а город Лонгвуд с тех пор был избавлен от набегов подобного рода.

И еще о воинских званиях. Капитан Дементьев был первым русским, построившим железную дорогу в Америке, а майор вооруженных сил США Георг Вашингтон Вистлер был строителем железной дороги Санкт-Петербург – Москва в России.

Главным же делом, я бы назвал это подвигом, Дементьева в Америке было осуществление его мечты – основание во Флориде нового города, которому он добился присвоения имени Санкт-Петербург. Значение этого подвига трудно переоценить. Через многие испытания пришлось пройти Петру Дементьеву. Надо было очень любить свою родину и город, где прошла его юность и где он встретил будущую верную спутницу жизни – очаровательную украинку Раису Семеновну Борисенко, город, олицетворяющий величие и красоту России. Помнил на чужбине Петр Алексеевич не только российскую столицу. Свои статьи, посылаемые в российские журналы, он подписывал псевдонимом «Тверской» – в память о годах, проведенных в Тверской губернии, а одну из станций на построенной им железной дороге назвал Одесса.

Портрет основателя американского Санкт-Петербурга будет не полным, если не сказать о его даре предвидения будущего России. Вот строки из обращения Дементьева к императору Николаю II, опубликованного в журнале «Современник», издававшемся в Лондоне, в мае 1897 года: «Ваше Величество! Я один из тех русских, которые считают, что Вы строите свое государственное устройство на песке, и оно поэтому обречено... Моя душевная боль – за русский народ, который вынужден будет заплатить за все эти будущие законопроекты не только кровью, но также счастьем и благополучием целых поколений, которые погубит это тяжкое бремя. <…> Но он, этот народ, не будет терпеть вечно, он, наконец, пробудится, придет в чувство и со всей присущей ему мощью освободит себя от пут паука, заманившего его в свою паутину».

Едва Лос-Анджелеса достигло известие о революции 1905 года, Дементьев отправился в Россию. В Петербурге он организовал выпуск газеты «Страна» с подзаголовком «Орган конституционной мысли». Однако революция была подавлена, и Дементьев вернулся в Америку. Он выпустил книгу «Очерки Северо-Американских Соединенных Штатов», продолжал публиковаться во многих русских изданиях, переводил книги наших писателей на английский, американских – на русский.

Во время Первой мировой войны в газете «Лос-Анджелес Таймс» регулярно печатались его патриотические статьи. Он восторженно принял Февральскую революцию, но был потрясен Октябрьским переворотом. Известия о кровавых событиях Гражданской войны, возможно, отчасти стали причиной его смерти 21 января 1919 года. В некрологе, опубликованном в газете «Лос-Анджелес Таймс», его назвали «славянским солдатом и сенатором», «русским патриотом».

С годами имя основателя Санкт-Петербурга во Флориде забылось. Однако в 1970-е годы русские американцы, проживающие в этом городе, провели архивные исследования и восстановили память об основателе города, убедив муниципальные власти увековечить его имя. В 1977 году приморский городской парк был назван «Деменс Ландиг», а через два года в этом парке на берегу залива был установлен гранитный постамент в честь основателя флоридского Санкт-Петербурга.


24 сентября 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105448
Сергей Леонов
94311
Виктор Фишман
76232
Владислав Фирсов
70975
Борис Ходоровский
67578
Богдан Виноградов
54196
Дмитрий Митюрин
43417
Сергей Леонов
38320
Татьяна Алексеева
37217
Роман Данилко
36537
Александр Егоров
33467
Светлана Белоусова
32719
Борис Кронер
32441
Наталья Матвеева
30461
Наталья Дементьева
30228
Феликс Зинько
29635