Откуда пришел сифилис?
ЯРКИЙ МИР
Откуда пришел сифилис?
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
364
Откуда пришел сифилис?
Богиня любви Венера дала свое имя целой группе болезней

Народная мудрость гласит: «Все болезни от нервов, один сифилис от любви!»
Наделив человека безусловными рефлексами вкупе с животными инстинктами, природа со свойственной ей злой иронией преподнесла «венцу творения» немало неприятных сюрпризов. В большей степени это касается болезней, вызываемых различного рода вирусами. Среди них особого внимания заслуживают инфекции, переносящиеся половым путем, так называемые венерические заболевания.

БОЛЕЗНЬ ЛЮБВИ

Существует гипотеза, что основоположником термина «венерические заболевания» является французский врач Жак де Бетенкур, применивший в своем медицинском трактате 1515 году это обобщенное название для всех видов заболеваний, передающихся половым путем.

Сифилис на фоне других аналогичных болезней, имеет множество сопутствующих осложнений и может привести к летальному исходу.

Само название «сифилис», возможно, происходит из древнегреческого мифа о царице Ниобе, одного из сыновей которой звали Сифилом. Хотя никакими хворями подобного рода он,. вроде бы не отметился.

Другие исследователи полагают, что широкоупотребимое название впервые использовал профессор Падуанского университета, врач и поэт Джироламо Фракасторо в своем поэтическом творении «Сифилис, или О галльской болезни», изданном в Венеции в 1530 году. В ней фигурирует тезка сына Ниобы — пастух по призванию, осмелившийся выступить с дерзновенной речью в адрес олимпийских богов, за что и был наказан нехорошей болезнью, названной в его честь.

Исторические предпосылки зарождения и распространения сифилиса также являются предметом дискуссий. Адепты течения европейского толка относят зарождение вируса к эпохе Древнего мира, ссылаясь на труды Гиппократа, Галена, Цельса и Диоскорида, в коих найдено множество описаний неизвестной болезни, схожей по симптомам с сифилисом. Аналогичные упоминания можно встретить в медицинских трактатах Авиценны и на страницах Библии. Археологические находки на месте бывшего монастыря августинцев, датированные XIII веком, помогли выявить не только факт нарушения богоугодных обетов «святыми отцами», но и определить при помощи радиоуглеродного анализа их останков факт заражения той самой нехорошей болезнью. Аналогичные исследования подтвердили и факты врожденного сифилиса, когда ребенок заражался еще в утробе матери. Подобные случаи имели место, например, в Помпеях, где жители не отличались излишним целомудрием, за что и ощутили на себе «гнев богов».

«Африканская теория» указывает на Черный континент как на родину сифилиса. Геном возбудителя этой болезни, а также схожих по симптомам хронических невенерических заболеваний, таких как беджель (арабский, или бытовой, сифилис), фрамбезия (тропический сифилис), пинта (эндемические пятна Кородильер, кативи) и других хронический трепонематозов, был унаследован от одного доисторического предка, в дальнейшем видоизменяясь посредством мутаций. Зародившись в благоприятном тропическом климате Африки, вирус мигрировал на другие территории.

«Американская теория» увязывает появление и распространение сифилиса с открытием Нового Света. И действительно, трудно отрицать, что после экспедиции Колумба в Европе наблюдался всплеск венерических заболеваний.

Сторонники данной теории, условно названной «американской», выстроили целую систему поэтапного распространения сифилиса в Европе.

В 1494 году во время похода французского короля Карла VIII на Италию часть его многочисленной армии составляли наемные войска, в которых состояли и многие участники экспедиции Колумба. Первая вспышка болезни наблюдалась в 1495 году в завоеванном французами Неаполе. Вернувшись из похода, любвеобильные вояки, вкупе с трофейными безделушками, отнятыми у итальянских дев, одаривали своих жен и любовниц «неаполитанской хворью».

В короткие сроки, не обделив ни одну французскую провинцию, сифилис лавинообразно обрушился на запредельные государства. В 1495 году эпидемия вспыхнула в Швейцарии, Дании и Голландии, в 1496 году — в Германии, Венгрии и Австрии, чуть позже — в Польше. В 1499 году, окутав, как паутиной, польские воеводства, инфекция перекинулась на территорию Руси. В том же году сифилис пронзил сердце Туманного Альбиона — Лондон. По скромным подсчетам, к началу XVI века от «венерического проклятья» только в Европе скончалось более 5 млн человек. Активная торговля способствовала дальнейшему распространению сифилиса на территории Азии, Африки и Ближнего Востока. Как бы указывая на источник заражения, турки называли смертельную инфекцию «христианской болезнью». Не остались в стороне Китай, Индия и Япония, куда зараза проникла вместе с торговыми судами европейских негоциантов. Ярким примером может служить массовое заражение сифилисом жителей Киото в 1512 году.

Однако бесспорному принятию «американской гипотезы» мешают уже упомянутые археологические находки более раннего времени в виде специфических поражений на костях человека, характерных при заболевании сифилисом.

«ПОЛОВАЯ ЧУМА»

На рубеже XV–XVI веков заражение сифилисом в Европе достигло таких грандиозных масштабов, что напасть заслуженно окрестили «половой чумой». Это была самая затяжная по времени эпидемия за всю историю человечества, продлившаяся без малого 50 лет (1493–1543).

Стремительному росту заболевания помимо сексуальной распущенности способствовали антисанитарные условия жизни, нищета, в которой прозябало большинство населения городов, и, конечно же, некомпетентность лекарей того времени. Ослабленный иммунитет беднейших слоев общества, вызванный голодом и недостатком витаминов, не мог противостоять активной вирулентности штаммов сифилиса, что вело к летальному исходу.

Напротив, представители зажиточной прослойки населения, инфицированные этой болезнью, часто доживали до глубокой старости. Течение заболевания в его прогрессивной стадии было под стать чуме. Подробные описания очевидца — историка Пьетро Бембо, воочию наблюдавшего умирающих от сифилиса солдат Карла VIII, заставили бы содрогнуться даже не очень впечатлительного человека. «Исхудавшие, словно у них высосали все соки, сплошь покрытые твердыми, как древесная кора, черными бубонами люди еле передвигались на своих ногах. У многих на коже наблюдались глубокие незаживающие язвы, источавшие такое омерзительное зловоние, что случайные прохожие шарахались от них по сторонам как от прокаженных. И эти обреченные, доживая свои дни в великих муках, продолжают сеять смертельную болезнь среди своих соплеменников».

В действительности самая разрушительная и скоротечная форма сифилиса имела место именно во время первой 50-летней вспышки, уродуя заболевших до неузнаваемости, а гнойные язвы и струпья на коже сильно походили на последствия проказы.

Естественно, церковь подавала болезнь как гнев небесный, но когда она обрушилась и на головы церковных сановников, многие призадумались. На законодательном уровне стали вводиться экстренные меры изоляции зараженных от здравствующих. Один из таких законодательных актов pose plattern был принят в 1495 году королем Германии, императором Священной Римской империи Максимилианом I. Сей верховный указ предписывал изолировать любого больного независимо от звания и социального положения с подозрением на неизвестную заразную болезнь, а умершим от нее обеспечивать соответствующее безопасное погребение.

«ФРАНЦУЗСКАЯ БОЛЕЗНЬ»

В 1497 году эпидемия вспыхнула в Великом княжестве Литовском, откуда переместилась в западном и восточном направлениях — в Польское королевство и Московскую Русь (где эту болезнь называли «мечущей болячкой»). Как писал в одном из своих медицинских трудов врач и библиофил Генрих Иосифович Родзевич: «Достаточно было сифилису проникнуть в Россию, чтобы с большой силой распространиться в ней, в особенности при патриархальной невежественности наших предков ХV столетия, при отсутствии гигиены, пособиях знахарей и колдунов и, наконец, при религиозном фанатизме, относившем сифилитические изъязвления к каре небесной».

Вероятно, жертвой этой болезни стал даже первый российский царь Иван IV Грозный. Долгое время многие историки полагали, что его медленная и мучительная кончина была следствием преднамеренного отравления. Однако гипотеза смерти от яда, впрочем, как и предполагаемого убийства собственного сына, при более подробном изучении подверглась корректировке.

После смерти любимой первой жены Анастасии Романовой царь постоянно менял любовниц, вероятно, участвовал в групповых оргиях, имел опыт содомии. Судя по историческим источникам, у государя стали проявляться характерные для сифилиса признаки психических расстройств — повышенная возбудимость, бред, навязчивые идеи и галлюцинации. По свидетельствам очевидцев, перед смертью Ивана Грозного мучали сильные боли со стороны внутренних органов, суставов и спины, печень значительно увеличилась в размерах, а на теле и голове выпали все волосы.

Исследования останков выявили в костных тканях покойного большую концентрацию ртути, которая использовалась не только для приготовления ядов, но и для лечения сифилиса. Другое дело, что царя могли умышленно «залечить» до смерти.

В известном своде правил, советов и наставлений на все случаи жизни Домострое сифилису уделяется отдельное внимание. В XVI веке в Московии и ее окрестностях инфекция была известна как «французская болезнь».

И свою жатву она собрала.


26 августа 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87780
Виктор Фишман
70273
Борис Ходоровский
62486
Богдан Виноградов
49721
Сергей Леонов
48168
Дмитрий Митюрин
36671
Сергей Леонов
33461
Роман Данилко
31252
Борис Кронер
19197
Светлана Белоусова
18846
Дмитрий Митюрин
17477
Светлана Белоусова
17389
Татьяна Алексеева
16921
Наталья Матвеева
16174
Наталья Матвеева
16147
Александр Путятин
14817
Татьяна Алексеева
14688