Нефть и Россия в контрнаступлении
ЯРКИЙ МИР
Нефть и Россия в контрнаступлении
Роман Данилко
журналист, экономист
Санкт-Петербург
206
Нефть и Россия в контрнаступлении
«Быки» и «медведи» – символы брокеров, играющих на повышение и понижение

Проблемы коронавируса и нефти для России связались между собой, дополняя друг друга вместе со своими производными. Схватка «быков» и «медведей» на нефтяном рынке теперь обуславливается и пандемией: объективно физический спрос пока упал.

Проблема нефтяного и связанного с ним газового рынка сложна в своей неопределенности. И конечно, нервирует наших капитанов экономики…

С вирусом ситуация для России не очень приятная, но как раз перспективная в своей диалектике. Пандемия явилась кстати, как могильщик текущей шестой мировой войны, в которой позиции России не самые сильные: их как раз и улучшит пандемия…

Налоговая отдача от нефтегазовой отрасли позволяет кому-то сравнивать ее с иглой Кощея Бессмертного. Хотя такое сравнение уже не совсем корректно: роль нефтегазовых доходов постепенно снижается: за 10 лет с 65% до примерно 60% федерального бюджета. Не слишком много, но ведь и риск нерентабельности всей отрасли близок к нулю. Впадать в уныние — грех. Тем более что есть два отраслевых момента, которые не позволят нефти рухнуть ниже рентабельности.

ГИЛЬОТИНА ЦЕН БУДЕТ КРОМСАТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Здесь, наверное, все более определенно. Путин называет «цену отсечения» примерно в 40–41доллар за баррель. Примерно из этой цены сверстан бюджет России. Что это значит? Это цена, отсекающая снизу производителей сланцевой нефти — прямого конкурента нефти «обычной». Российская марка Urals дешевле среднемировых. Вообще, нефти на планете еще полно. Хватит лет на 200. Вопрос себестоимости.

Ниже «цены отсечения» в 40 долларов за баррель рыночная цена делает нерентабельными почти все проекты добычи сланцевой нефти в США.

Первые банкротства, требования субсидий к Вашингтону и истеричные обвинения Китая, России и саудитов в низких ценах говорят о том, что все идет как надо. В стане врагов паника. Не говоря уже о нефтяных песках Канады с их гигантскими, но очень дорогими доказанными запасами. Они уже при цене меньше 55–60 долларов за баррель идут на выход. Но это не все. Такая цена делает нерентабельной или малорентабельной вложения в нефтегазовую отрасль ряда стран и нефтеносных провинций. Особенно в тяжелую нефть, такую как в Татарстане.

Этот механизм и регулирует сегодня в какой-то мере мировой нефтяной рынок. В общем-то, как и любой рынок, где есть прямые конкуренты. Нефть ниже 55–60 (примерно) долларов за баррель делает добычу сланцевой нерентабельной, таким образом ограничивая и аппетиты производителей обычной нефти…

Этот примерный коридор 40–60 долларов за баррель и определяет на львиный процент колебания цен в последние 2–3года; не считая, конечно, рыночных махинаций, но для России, бюджета и отраслевиков важнее тренды, средневзвешенная цена.

Кстати, не надо забывать и о других планках отсечения. По углю, например. Это тоже конкурент нефти в энергетике — да еще какой! Чтоб понимать: США превысили планку в добыче 1 миллиарда тонн примерно в 4,5 раза по сравнению с Россией. Дорогая нефть 2005–2012-го развернула крылья угольной энергетике. Подзаработала тогда даже Украина — на угле Донбасса.

У всех этих связей, разумеется, есть временной лаг — разница во времени между снижением цен на нефть и сокращением сланца — 3–6 месяцев. Для реакции крупных игроков, меняющих вложения в геологоразведку, временной лаг еще больше.

Отсчет уже начался — гильотина цен уже кромсает не самые рентабельные проекты. Осталось заварить кофе и ждать загибания конкурентов России. Смерти сланца, кончины бизнесов по тяжелой нефти, апокалипсиса в небольших странах… Ну а что делать? Россия как удерживающая мир держава обязана выстоять. Хочется, в конце концов, и улучшения настроения капитанов нашего бизнеса. В том числе и Игоря Сечина, надеющегося на нефть в 60 долларов за баррель к концу года.

Никакого апокалипсиса в 15–20 долларов за баррель среднегодовой цены не будет. Если кто-то вам предречет такое — перед вами шутник, дилетант или провокатор. Как и полагается в мире хищников, в провоцирование паники в России брошены огромные человеческие и финансовые ресурсы. Нужно понимать логику конкурентов: противников надо добивать и уничтожать. Надо исходить из вражеской логики — не иначе.

СПРОС ПОЛУЧАЕТ КИСЛОРОД

Критикующие или даже хвалящие Путина как-то не очень замечают его тезисы о верхней планке цен! Путин достаточно последовательно аргументировал всегда, что Россия не заинтересована в сумасшедших ценах на нефть. Что это значит? Казалось бы, какие сумасшедшие при нынешних 20–25 доллар за баррель?

Путин говорил о том, что очень высокая нефть в конечном счете тормозит развитие производства, инвестиции в реальный сектор. И говорил это не раз; слушающий да услышит.

Россия настроена на длинную дистанцию — нас устроят цены и в 40–60 долларов за баррель. Так что в этом ключе низкие цены на нефть в 30 долларов — это все же существенная подмога, позволяющая мировой экономике не впасть в очень глубокую рецессию. Насколько большая? Покажет скорость восстановления.

СПЕКУЛЯЦИИ И ШОК НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ!

Сверхциклы на нефтяном рынке присутствуют, как и на любом другом. Они происходят примерно раз в 12–15 лет. Вопрос — как сильно они деформированы политическими циклами? Политические события могут существенно повлиять на рынки нефти, особенно региональные. Рынок нефти в моменте весьма спекулятивен. Моменте в данном случае 2–3 года. Важно делать поправку на долларовую инфляцию — тогда видно, что колебания цены нефти в пересчете на доллары США (также подверженные инфляции) несколько меньше.

Конечно, ждать, что все устаканится само собой, неверно. Но работать можно с надежной уверенностью — уже в среднесрочной перспективе рынок начнет расти до комфортной для России цены. Тем более могут случиться и исторические события, которые, как выражался кардинал Ришелье, меняют лицо государств.

Да вот… Иран, зажатый санкциями США и ненавистью саудитов. Хуситы, которые могут нанести удары по саудовским скважинам. Тем более что в отношении духовного лидера Исламской республики аятоллы Хаменеи сыпались угрозы и оскорбления с обеих сторон. Да продлит Господь его годы и даст крепости духа руководить нашим дружественным соседом, Ираном…

НЕ ТОЛЬКО РУБЛЕМ И НЕФТЬЮ

Для многих граждан в стране вопрос нефти конкретизируется в котировке валют. Можно не паниковать. Цены на нефть не исключительны в платежном балансе страны и тем более в курсе валют…

Курс рубля к доллару зависит и от инфляционных составляющих в США и России. В России инфляция выше и номинальный курс будет расти. Но эффективный курс доллар / рубль снижается уже больше 12 лет. За это время доллар похудел вдвое в покупательной способности в России. Так что планирующим тратить деньги в России хранить свои сбережения в долларах не стоит.

У России огромные резервы, в Центральном банке — более 500 миллиардов долларов, поэтому снижение котировок нефти и газа на год-два не разорит страну. Более того, и здесь есть саморегулирущий механизм. Низкая котировка, снижая курс, способствует росту степени переработки нефти. Кроме того, низкая нефть, снижая курс рубля, увеличивает конкурентность российских товаров на внутреннем и внешнем рынке. Следовательно, может вырасти экспорт и снизиться импорт. Выравнивается торговый баланс, экономика, растет курс рубля. Цикл, выравнивающий экономику, замкнулся.

Цикл пандемии тоже выравнивает положение России. Пандемия сегодня скорее благо для России. Запад не скоро оправится, погибнут сотни тысяч, если не миллионы. Паника в городах охладит их военные приготовления против нашей страны. Запад отстанет от Украины и Белоруссии, Средней Азии. Это уже само по себе существенно облегчит положение России. Снижение внешней угрозы прямо конвертируется в деньги, в возможность снизить военные расходы, раз уж как минимум два крупнейших авианосца ВМС США погрузились в карантин.

Пандемия и нефтяной цикл дают почву для паникеров. Как без паникеров? Мир был бы скучен, а психиатры потеряли бы клиентуру! Но тем не менее долгоиграющие эффекты на нефтегазовом рынке и от пандемии вырисовывают свои перспективы. На пространстве СНГ появились исторические шансы. В парламенте Узбекистана прошло решение о поэтапном вступлении страны в ЕвразЭС. Есть и другие шансы по расширению интеграции. И Россия не имеет права не воспользоваться ими…


14 Мая 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713