На верблюде до Берлина!
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №7(471), 2017
На верблюде до Берлина!
Олег Дзюба
журналист
Москва
754
На верблюде до Берлина!
Михаил Калашников

Историческими мифами любят утешаться те, кого высосанные из пальца небылицы превозносят. Истинность или лживость надежней всего подтверждают или опровергают архивные документы, многие из которых совсем недавно стали доступными для исследователей или публицистов, поскольку десятилетиями хранились в папках с грифом «совершенно секретно». О некоторых поведал начальник Центрального архива Министерства обороны России Игорь Пермяков в своем выступлении перед лауреатами конкурса молодых учителей истории России и Белоруссии «Великая Отечественная: уроки войны и история общей Победы».

Кто освободил Освенцим?

«Наше братство великое брало Берлин», — пел когда-то Муслим Магомаев с виниловой пластинки, вертевшейся со скоростью тридцать три оборота в минуту в нашем студенческом общежитии. Сейчас разговоры и воспоминания о былом единстве кое-где на просторах бывшего СССР не в моде. Ладно, отказывайтесь, если так больше нравится. Мы же забывать ничего не собираемся.

Поводом к эмоциональному рассказу полковника Пермякова о национально-исторических россказнях стало заявление некоего эксперта из Польши, безапелляционно изрекшего, что лагерь смерти Освенцим (по-немецки Аушвиц) освобождали… одни украинцы. Российские специалисты тут же напомнили мифотворцу, а пожалуй, даже провокатору, что в составе I Украинского фронта воевали отнюдь не только уроженцы одной-единственной советской республики. Тем не менее в таком скрупулезном деле, как опровержение нахально и продуманно сформулированного бреда, без достоверных свидетельств не обойтись. Сами же документы многие историки считали безвозвратно утраченными. Сотрудники архива все-таки взялись за поиски и в конце концов обнаружили списки личного состава 60-й армии, принесшей свободу уцелевшим узникам гитлеровской «суперфабрики смерти».

Найденные в Центральном архиве Министерства обороны материалы констатируют, что этот заповедник палачества уничтожен был воинами 41 национальности. В 60-й армии сражалось 42 998 русских, 38 041 украинцев, 1210 белорусов, 546 армян, 555 грузин, 304 азербайджанца, 838 узбеков, 148 таджиков, 139 туркмен, 981 казах, 126 киргизов, 59 карелов, 8 финнов, 1073 еврея, 5 ингушей и чеченцев, 5 «кабардино-балкарцев» (так в документе) и 31 балкарец, 80 осетин, 55 выходцев из Дагестана, 1088 татар, 349 чувашей, 393 мордвина, 175 башкиров, 11 калмыков, 100 удмуртов, 97 марийцев, 106 молдаван… А еще были в составе армии поляки, болгары, греки, китайцы, буряты, коми-пермяки, коми, чехословаки, литовцы, эстонцы, латвийцы и… один югослав.
Комментарии к этим цифрам, надо полагать, никому не потребуются.

Если поляки в угаре застарелой русофобии готовы забыть даже о своих же этнических собратьях, причастных к спасению заключенных Освенцима, так это их личное дело! Хотите напороться на исторические рифы? Бог в помощь!

…С калмыками в Красной армии связана и вовсе удивительная история. Бывший министр обороны СССР, маршал Советского Союза Дмитрий Тимофеевич Язов незадолго до кончины позвонил полковнику Пермякову с просьбой проверить дошедший до военачальника невероятный слух о том, что в 1945 году на улицах Берлина видывали верблюдов. «Самолеты то и дело ищем, танки ищем, людей ищем и находим, — сказал мне Игорь Альбертович Пермяков, — но поисками верблюдов еще не занимались». Отказать последнему советскому маршалу архивисты никак не могли и нашли-таки следы верблюжьей эпопеи в приказе по 902-му стрелковому полку от 22 мая 1945 года. Судя по этому документу, на довольствии в воинской части в этот день состояло 845 человек, а кроме того, 6 верховых лошадей, 37 лошадей артиллерийских, 231 обозная лошадь и… 1 верблюд. Нашлось и фото этого «корабля пустыни». Снимок сохранился очень плохо, но запечатленного на нем животного при самом рьяном старании невозможно принять ни за какого иного «друга человека».

Очевидно, двугорбый выносливый великан попал в состав полка еще при ее формировании в Калмыкии и дошагал-таки к вражеской столице, услышав в ней последние выстрелы Великой Отечественной!

Но калмыцкий верблюжий сюжет в военной истории при всей его экзотичности всего лишь искорка в четырехлетней огневой страде. Национальные воинские подразделения в составе Красной армии обрели бы право на благодарность потомков и внимание историков и без подобных необычных деталей их военных буден. Всего же на фронтах войны сражались 66 стрелковых, горнострелковых и кавалерийских дивизий, сформированных в 11 союзных и автономных республиках. Калмыцкие, башкирские, среднеазиатские кавалеристы, как и казачьи конники, наводили ужас на врага всюду, куда их забрасывала военная судьба и приказы командования. Мастерам сабельных схваток не уступала пехота. Доблестно сражались закавказские части, внесли свою лепту в Победу прибалтийские соединения — в их составе воевали не только эвакуированные в тыл рабочие, милиционеры или партийно-советские служащие, но и некоторые офицеры переставших уже существовать армий лимитрофов. Сейчас в этих мнящих себя европеизированными странах о красноармейском прошлом помалкивают, предпочитают его не вспоминать, воспевая и прославляя легионеров СС и прочих «лесных братьев». А прибалтийские дивизии Красной армии между тем становились гвардейскими, получали почетные наименования «Рижской», «Клайпедской», «Таллинской». «Латвийская, латышская», как ее называли в документах, 201-я стрелковая дивизия боевое крещение приняла на реке Наре в 70 километрах от Москвы, а затем освободила более семидесяти городов и сел…

История создания и подготовки национальных частей Красной армии, их боевые пути-дороги еще ждут своих исследователей. Немало сложностей, к примеру говоря, было связано с языковой проблемой. Известно, что при формировании закавказских дивизий во время обучения не могли обойтись без переводчиков. В целом же удавалось добиться двуязычия. Команды подавались на русском, на нем же велись занятия со старшим и средним комсоставом, а вот политучебу вели на родных языках солдат. На них выпускались и дивизионные газеты.

Если же переходить на личности, то пределы удивления придется расширить до невероятия. В боях на Дальневосточном фронте участвовала стрелковая бригада, состоящая из живших в СССР китайцев и корейцев. Батальоном в ней командовал мало кому известный капитан Цзин, ставший с течением времен… вождем Северной Кореи Ким Ир Сеном. Его подразделению повоевать почему-то не пришлось, но боевой орден будущий лидер КНДР все же получил.

Первый калашниковский

Несправедливо полузабытый советский писатель-фантаст Виктор Сапарин, пытаясь заглянуть в будущее, обрисовал в своих рассказах вымышленный музей не понадобившихся изобретений. Его герой, принимаясь за подготовку освоения человечеством планеты Венеры, отправляется в этот, так сказать, «парк материализованного воображения» в поисках чего-то отвергнутого современниками, но способного стать привлекательным для воплощения дерзновенных планов. Функции подобного музея теперь успешно выполняет Интернет, пополнением которого вполне могут стать многие не понадобившиеся своевременной армии и стране разработки как знаменитых, так и оставшихся безвестными творцов.

…Речь в выступлении Игоря Альбертовича Пермякова шла о войне, а во время войны все секретно. Когда же пришло время снятия с многих документов запретных грифов, выяснилось, что, не доедая и не досыпая, отдавая последние силы под лозунгом «Все для фронта — все для победы» и нередко обретая второе дыхание под тем же призывом, наши люди умудрялись опережать время, придумывая то, что казалось тогда невероятным. Многое из изобретенного в годы Великой Отечественной по разным причинам осуществилось спустя годы и десятилетия, но даже неиспользованные идеи не всегда обязаны уходить в забвение.

Так не повезло первому автомату прославившегося позднее Михаила Дмитриевича Калашникова. Потенциально превосходивший уже существовавшее скорострельное оружие предшественник легендарных АК-47, АКМ и прочих был представлен на рассмотрение экспертов в 1943 году, но в массовое производство не пошел. Технические характеристики его были лучше, чем у шпагинского ППШ, но в годы сражений заново налаживать выпуск новых автоматов и перевооружать ими действующую армию сочли нерезонным: на оборонных заводах не хватало станков и опытных рабочих. Калашниковский дебют рекомендовали только для спецназа и дальнейшего изучения конструкции, чтобы использовать ее новшества в будущем. Интересно, что начинающий конструктор снабдил свое детище двумя рукоятками — вторая располагалась перед рожком с патронами. Как известно, Калашникова относительная неудача этой попытки повысить огневую мощь пехоты не расхолодила, результаты чего ныне ни для кого не секрет!

Другим везло меньше и по тем же самым причинам. Не удалось войти в историю войны рабочему со станции Беслан Орджоникидзевской железной дороги Ивану Савченко, хотя его замысел был весьма оригинальным. Рискнув обратиться к самому председателю Государственного комитета обороны запросто — «Дорогой Иосиф Виссарионович», — закавказский Кулибин предложил построить нечто наподобие симбиоза танка и противоминного катка. Машина Савченко располагала одной, но широченной гусеницей и, как полагал изобретатель, могла преизрядно облегчить задачу пехоты, проделывая безопасные проходы в проволочно-минных заграждениях. Комиссии, рассматривавшей проект этого танка-катка, сам по себе он в целом понравился, но внедрять его, несмотря на многие выгоды, в те суровые годины все же не стали.

Заметно больше повезло изобретению, которое при первом взгляде на рабочий эскиз иначе как завиральным не назовешь. Впору подумать, что докладчик представил на экране дизайнерскую шутку, хотя речь шла о полноценном боевом оружии с весьма необычным стволом, который авторы назвали «криволинейным». Похоже, наши конструкторы едва ли не первыми в мире придумали оружие, из которого можно было стрелять за угол, не выглядывая за стену, или поражать цель, не приподнимаясь над бруствером. Судя по рисунку, ствол обыкновенного серийного автомата или пулемета удлинялся особой насадкой, напоминающей изогнутую ножку складного столика. Необходимо было, конечно, заодно создавать специальный прицел, но, видимо, для этого вполне подошел бы принцип хорошо знакомого фотографам «бокового» видоискателя. К исходу Великой Отечественной войны подобные криволинейные стволы изготовить хотя бы для испытаний не успели, наверное, по причине сложности в производстве, что притормозило и автомат Калашникова. Проверку на полигоне эта, с позволения сказать, криволинейщина прошла уже в 1947 году, а предназначалась она для танкистов и экипажей самоходок, чтобы обезопасить «мертвую зону» перед бойницей. Однако применение ему нашлось при оборудовании укрепрайонов на Дальнем Востоке…

Зато перед кем непременно, пусть даже и заочно снять шапку, кепку или фуражку, так это перед летчиками, умудрявшимися возвращаться из боевых вылетов воистину «на честном слове и на одном крыле». Архив сохранил доказательства, что наши асы после воздушных боев приземлялись с вывернутыми колесами, на половинке крыла и еще бог весть с какими повреждениями, не считая банальных пулевых пробоин. Но техника выдерживала, а люди ее возможности выжимали без остатка.

Полковник Пермяков привел всего несколько примеров, так что можно представить, сколько еще неожиданностей и сенсаций таят мириады архивных папок, до рассекречивания содержимого которых руки сотрудников компетентных в этом комиссий еще не дошли!


25 Марта 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713