«Масштабы дела — это ключ к выживанию»
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №23(409), 2014
«Масштабы дела — это ключ к выживанию»
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
1027
«Масштабы дела — это ключ к выживанию»
Генри Киссинджер и Джанни Аньелли

Несколько остепенившись, Джанни начал приобщаться к семейному бизнесу. В 1954 году он формально отходит от управления «Ювентусом», передав президентские полномочия своему брату Умберто, но фактически продолжает руководить клубом, определяя его кадровую политику. Именно Джанни Аньелли станет создателем того легендарного «Ювентуса», который блистал в середине 1980-х.

И все же основным местом приложения его энергии и талантов становится автомобильный бизнес. Благодаря мудрому и умелому руководству многоопытного Витторио Валлетте концерн продолжает стремительно развиваться. Уже в конце 1945-го ежедневная производительность компании превышает прежнюю годовую, темпы роста вдвое превосходят среднеевропейские показатели, а годовая выручка составляет гигантскую по тем временам сумму в 1,5 миллиарда долларов.

Валлетта установил в компании жесткую дисциплину, мгновенно пресекая стачки и забастовки. Когда рабочие захотели создать профсоюз, он уволил около 2000 потенциальных зачинщиков. С другой стороны, при нем компания проводит широкомасштабную социальную политику для сотрудников фирмы и членов их семей, создавая рабочие поселки, больницы, дома престарелых, школы и детские сады.

Под чутким руководством Валлетты Джанни начинает работу в компании. Он проходит всю карьерную лестницу, начав с низовых должностей. Получив определенный опыт управления, он в порядке эксперимента возглавил производство шарикоподшипников. В 1959-м Аньелли становится председателем совета директоров холдинга IFI — бизнес-структуры, занимавшейся управлением многочисленными семейными активами. Спустя еще четыре года Джанни становится управляющим директором «Фиата». Примерно в то же время он совершает одну из важнейших покупок в своей жизни — приобретает роскошную виллу Ла-Леопольда на Лазурном берегу, признанную во Франции памятником истории.

Набравшись знаний и управленческого опыта, Джанни посчитал, что вполне способен занять пост президента концерна, заменив Валлетту. Последнему не оставалось ничего, кроме как уйти в отставку.

Один из первых шагов Джанни в новой должности — приватизация компании, благодаря которой фирма снова превращается в семейную. Стремясь упрочить свое положение, Аньелли устанавливает жесткие правила выхода сотрудников на пенсию, уволив, таким образом, более сотни мелких начальников, сторонников Валлетты. Это решение было сродни настоящей кадровой революции. Впрочем, в компании оставалось еще немало сотрудников, недовольных политикой нового руководителя. Пройдет еще не один год, прежде чем Аньелли удастся добиться централизованного управления всеми подразделениями концерна (до 1980-го в компании не было общей бухгалтерии).

Крылатая фраза Джанни: «Масштабы дела — это ключ к выживанию». Став президентом компании он начинает энергично воплощать эти слова в жизнь. 15 августа 1966 года Аньелли посещает Москву, где подписывает контракт с министром автомобильной промышленности СССР Александром Тарасовым по созданию автозавода с полным производственным циклом в городе Тольятти — нынешнего Волжского автомобильного завода. В 1969-м «Фиат» получает полный контроль над автомобильной фирмой «Ланчия».

Объемы производства продолжают расти. Вскоре «Фиат» обходит немецкий «Фольксваген» в рейтинге крупнейших европейских автопроизводителей. Следующей задачей Аньелли было обставить «Крайслер», войдя в мировую тройку автопроизводителей вместе с компаниями «Дженерал Моторс» и «Форд». Наиболее простым решением этого вопроса было присоединение еще одной автомобильной компании. За неимением таковых в Италии выбор пал на французский «Ситроен». Казалось, для осуществления этой сделки были практически идеальные условия. Итальянцы обладали хорошо отлаженным производством грузовиков, но их конструкция отличалось простотой, в то время как у французов система производства находилась в упадке, но были очень сильны инженерно-конструкторские наработки.

Однако сделка не состоялась. Причиной всему стала уязвленная французская гордость и поддержка президента Шарля де Голля, не допускавшего даже мысли о капитуляции перед бывшими фашистами. Вдобавок ко всему структура и принципы управления предприятий серьезно отличались.

Несмотря на стратегические успехи, компания остро нуждалась в квалифицированном техническом руководстве. Для этой цели на пост управляющего директора был призван опытный менеджер семейного бизнеса Карло де Бенедетти, однако он проработал в этой должности чуть более трех месяцев. Причиной его отставки стало слишком независимое поведение и манера руководства, вызвавшие трения с другими топ-менеджерами.

В начале 1970-х Джанни наконец-то нашел достойного управленца. Им стал Чезаре Ромити, который не только управлял предприятием, но и представлял его интересы на переговорах с правительством и парламентом. Это было трудное для компании время. В обстановке охватившего страну финансового кризиса акции автогиганта стремительно падали, казалось, кризис был неизбежен. Сотрудничество с СССР лишь на некоторое время улучшило ситуацию. Неожиданным известием для многих стало решение правительства Ливийской Джамахирии во главе с полковником Каддафи о приобретении значительной доли концерна. Весть об этом моментально взвинтила стоимость акций автопроизводителя в несколько раз.

Однако Аньелли не собирался продавать компанию. Вместе с Ромити он проводит реструктуризацию концерна, превращая его в холдинг. В общей сложности процесс реструктуризации занял пять лет, но в результате удалось диверсифицировать производство и создать новые структурные подразделения, такие как: «Фиат-Алис» (сельхозтехника), «Ивеко» (грузовой транспорт), «Тексид» (спецтехника) и «Фиат-авто» (легковые и коммерческие автомобили). Благодаря проведенным мероприятиям холдингу удается успешно преодолеть финансовый кризис и продолжить дальнейшее развитие. В 1979 году в состав холдинга входит автомобильная фирма «Автобианчи», а несколько позже «Мазерати».

К середине 1980-х основной задачей руководства «Фиата» iстановится недопущение выхода на итальянский рынок компании «Форд». В сложившейся ситуации всю черновую работу выполняет Ромити, а лавры достаются Аньелли. В итоге «Фиат» одерживает очередную победу, присоединив своего конкурента «Альфа Ромео» и вытеснив с рынка американцев. Последним значительным приобретением Аньелли стал контроль над «Феррари». Еще с конца 1960-х фирма испытывает серьезные финансовые трудности. Для основателя компании Энцо Феррари главным приоритетом является сохранение команды «Формулы-1». Первоначально Феррари ведет долгие переговоры с Генри Фордом Вторым, настаивавшим на покупке фирмы и роспуске команды. Джанни Аньелли узнал о переговорах и заинтересовался сделкой. В итоге два великих итальянца смогли найти общий язык. Феррари продал Аньелли 40 процентов акций фирмы с условием последующей передачи еще 50 процентов после своей смерти.

Достигнув преклонного возраста, Джанни передает все больше управленческих и контрольных функций Ромити. Сначала последний взял на себя практическое управление, потом стал финансовым директором, а еще через некоторое время занял пост председателя правления. Аньелли вышел в отставку, сохранив за собой должность почетного председателя «Фиат-груп».

Освободившись от многих тяжелых обязанностей, Аньелли смог посвятить себя коллекционированию и благотворительности. Как истинный итальянец, Джанни прекрасно разбирался в искусстве. Его коллекция считается одной из лучших в мире, а Венеция обязана ему реставрацией дворца Грацци, стоившей 23 миллиарда лир.

Процветание семьи Аньелли было обусловлено многими благоприятными факторами. Три поколения семьи сумели сохранить экономическую и политическую власть. Огромной удачей в деле развития бизнеса явилось приглашение в компанию талантливых руководителей — Валлетты и Ромити, управлявших промышленной империей, но не стремившихся овладеть ею.

Но с годами ситуация стала меняться. Представители легендарного семейства все больше связывали себя брачными узами с аристократическими кругами Европы. Это обстоятельство негативно сказывалось на развитии бизнеса. Наследники находили все более интересные дела для времяпровождения. Ярким тому примером стала судьба Эдоардо, единственного сына Джанни. Юноша не имел соответствующих способностей и не проявлял интереса к бизнесу. В сложившейся ситуации Джанни решил подождать, отправив Эдоардо учиться в Принстон, затем в холдинг IFI, а затем в Lehman Brothers под руководством опытного финансиста Марко Д Урсо. Получив необходимый опыт, Эдоардо возглавил цементный завод, а позже стал президентом «Ювентуса».

Сын Джанни имел довольно четкие представления о том, как должно осуществляться управление и развитие бизнеса. По его мнению, практические вопросы должны были решать управленцы-профессионалы, а стратегическое планирование целиком дело собственников. Подобные высказывания Эдоардо вызывали негативную реакцию со стороны топ-менеджеров холдинга.

Безусловно, он имел полное право высказывать свое мнение, обладая солидным пакетом акций, но его интересы лежали в совсем иной сфере. Эдоардо больше интересовался восточной философией, совершал паломничества в Индию, выступал против распространения ядерного оружия. Вдобавок ко всему он был гомосексуалистом, из-за чего не раз оказывался в неловком положении. В ноябре 2000 года труп Эдоардо был обнаружен под мостом недалеко от Турина. Налицо были все признаки самоубийства.

Джанни опять оказался в затруднительном положении. У него было несколько дочерей, однако женщины даже не рассматривались в качестве преемников. Наиболее подходящей кандидатурой считался сын Умберто Джованни, но последний заболел раком и скончался в 1997 году в возрасте тридцати трех лет.

Другим кандидатом на пост преемника считался внук Джон Филипп Элканн, родившийся в 1976 году. В 1996-м он был введен в совет директоров компании. Элканн оказался способным учеником, но ему недоставало харизмы и респектабельности деда. Несмотря на итальянское происхождение матери, его предки по отцу были евреями, и поэтому кандидатура внука не очень устраивала деда.

К началу нового тысячелетия промышленная империя Аньелли достигла невиданных доселе размеров. В гигантский конгломерат входили риелторские агентства, турфирмы, отели, страховые компании, банки, универмаги, издательства, целлюлозно-бумажные комбинаты и французские виноградники, процветавшие и приносившие солидный доход. Однако автомобильный бизнес компании переживал не лучшие времена. Еще в конце 1980-х престиж марки стал стремительно падать. В 1984 году компания ушла с рынка США, в 1989-м — из Австралии. В конце 1990-х подразделение «Фиат-авто» cтало убыточным. За период с 1998 по 2002 год стоимость акций фирмы упала более чем в три раза. Единственным выходом стала продажа активов.

Большой неожиданностью для многих явилась продажа в 2000 году 20 процентов акций подразделения американской «Дженерал Моторс» в обмен на ее акции на сумму в 2,4 миллиарда долларов. Для американцев подобная сделка сулила немало выгод. В свою очередь «Фиат» получил опцион — право продажи некоторого количества акций по определенной цене в 2004–2009 годах. Однако ситуация сложилась иначе. Уже в 2001 году общие потери итало-американского подразделения составили 1,3 миллиарда долларов. Дополнительной проблемой стала отмена итальянским правительством налоговых льгот. В конечном счете «Дженерал Моторс» заявила о своей неспособности выполнить взятые обязательства, заплатив «Фиату» два миллиарда долларов отступных.

К сожалению, эта мера не смогла остановить упадок компании. В 2002 году убытки достигли рекордной отметки в 4,2 миллиарда долларов. Серьезным ударом для всех стала смерть от рака 24 января 2003 года бессменного лидера Джанни Аньелли. В сложившейся ситуации разумным выходом могла стать продажа семьей всех автомобильных активов, что фактически лишило бы компанию первоосновы.

Но наследники поступили иначе. Они продали два прибыльных предприятия — аэрокосмическую фирму и страховую компанию ради сохранения автомобильного производства и выиграли. Фирма смогла преодолеть кризис, и уже в 2007 году чистая прибыль «Фиата» выросла на 78 процентов.

Несмотря на начавшийся в 2008 году экономический кризис и новое падение прибылей, компания смогла увеличить свою долю на европейском рынке, а в 2009-м установить исторический рекорд продаж, став лидером среди производителей коммерческих автомобилей.

Вскоре после банкротства концерна «Крайслер» в мае 2009 года «Фиат» получил часть акций и управление компанией, а в январе 2014-го американская компания полностью вошла в ее состав. Общая стоимость сделки составила 3,65 миллиарда долларов. В связи с новым приобретением совет директоров «Фиата» принял решение о создании единой автомобилестроительной компании со штаб-квартирой в Нидерландах.

Начиная с 1967 года автомобили «Фиата» двенадцать раз удостаивались почетной награды «Европейский автомобиль года», и на сегодня этот рекорд так и остался непревзойденным.

Трудно сказать, как сложится дальнейшая судьба марки. Возможно, когда-нибудь итальянское правительство на фоне затяжных финансовых трудностей примет решение о покупке автогиганта с последующей перепродажей его кому-то из более удачливых бизнесменов. Ну а пока компания «Фиат» по-прежнему в руках семьи Аньелли. Ей принадлежит 30,5 процента акций, а пост президента занимает Джон Филипп Элканн. Ну а для миллионов итальянцев легендарная марка является предметом законной национальной гордости.


15 октября 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105448
Сергей Леонов
94311
Виктор Фишман
76232
Владислав Фирсов
70975
Борис Ходоровский
67578
Богдан Виноградов
54196
Дмитрий Митюрин
43417
Сергей Леонов
38320
Татьяна Алексеева
37217
Роман Данилко
36537
Александр Егоров
33467
Светлана Белоусова
32719
Борис Кронер
32441
Наталья Матвеева
30461
Наталья Дементьева
30228
Феликс Зинько
29635