Курды на пути к независимости
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №4(442), 2016
Курды на пути к независимости
Павел Ганипровский
журналист
Санкт-Петербург
1739
Курды на пути к независимости

Древний народ курдов, как никогда за всю историю, близок к осуществлению своей главной мечты — созданию государственности.

СТРАНА КУРДОВ

Курды — ираноязычный народ, насчитывающий 30–40 миллионов человек и состоящий из нескольких субэтносов, различающихся даже по языку и религии. По происхождению они иранцы, что добавляет конфликтности там, где они соседствуют с арабами и тюрками. Они компактно проживают в Турции — 12–15 миллионов, Иране и Сирии — 7,5 миллиона и Ираке — 4–4,5 миллиона. Во всех этих странах, за исключением Ирана, курды составляют вторую по величине этническую группу.

Но государственное образование они сегодня имеют только в иракском Курдистане. Раньше, в 1920-е годы, в Курдистане турецком три года существовала Араратская Курдская республика. А в 1945 году в Иране была провозглашена Мехабадская республика, просуществовавшая с 22 января по 16 декабря 1946 года. Она возникла в «серой зоне» между советской и британской зонами оккупации Ирана.

Среди курдов очень популярна идея создания независимого государства на всей населенной курдами территории Турции, Ирака, Сирии и, возможно, Ирана. Сегодня для этого ими используется тактика завоевания широкой автономии — статуса, который недавно обрел иракский Курдистан. Согласно новой Конституции Ирака, принятой после вторжения войск западной коалиции и свержения Саддама Хусейна, Курдистану разрешено иметь собственные вооруженные силы, а у армии центрального правительства нет права входить на территорию автономии. Схожие процессы идут и в Турции. 28 декабря прошлого года чрезвычайный съезд «Конгресса демократических общин» в Диярбакыре — неофициальной столице турецкого Курдистана — принял решение о создании самоуправляемого региона. Фактически это означает самопровозглашение курдами автономии на юго-востоке страны.

Политическая и военная ситуация в регионе складывается сейчас для курдов весьма благоприятно. Так, российские авиаудары в Сирии позволили курдам перейти в наступление в западном анклаве Африн. Это может привести к тому, что будет перерезан главный маршрут снабжения между Турцией и удерживаемыми исламистами районами Алеппо. Кроме того, курдские формирования захватили у ДАИШ («Исламское государство», организация запрещена в РФ) территорию на западном берегу Евфрата. Затем они планируют начать наступление от открытого участка сирийско-турецкой границы между Африном и городом Кобани, чтобы обеспечить тыл турецкому Курдистану. Если это получится, сирийский Курдистан объединится, а ДАИШ будет блокировано в Сирии. На сегодняшний день сирийские курды контролируют почти все регионы своего традиционного расселения, которые они потеряли с начала 2013 года, когда на их территории начался натиск ДАИШ.

ТУРЦИЯ ПРОТИВ КУРДИСТАНА

Турция реагирует на это весьма болезненно. Например, в октябре, когда, после взятия города Тель-Абьяд на границе с Турцией, курдами было объявлено о создании там нового автономного округа, турецкие власти объявили это угрозой своей национальной безопасности. Причины для этого имеют глубокие исторические корни. Хотя еще в начале XX века курды вместе с турками отстаивали Турецкую республику, новая кемалистская элита затем фактически поставила их вне государственного поля и попыталась ассимилировать. До недавнего времени даже сам факт наличия курдского меньшинства в Турции официально игнорировался, турецкая пропаганда долгое время называла курдов не иначе как горными турками, подвергшимися иранскому влиянию. Любая информация о курдской проблеме объявлялась результатом деятельности враждебных сил. Под запретом находился даже курдский язык.

На притеснение курды ответили вооруженным восстанием, которое длилось с 1980-х по начало 2000-х. За сорок лет гражданской войны погибли десятки тысяч человек — и бойцов РПК (Рабочая партия Курдистана, приравненная официальной Анкарой к террористической), и мирных жителей, и турецких военнослужащих и полицейских. Однако в последние годы РПК объявила перемирие. Это произошло под влиянием ее лидера — Абдуллы Оджалана, отбывающего пожизненнй срок в турецкой тюрьме. Оджалан, склоняющийся теперь к идеям анархизма, решил, что любое национальное государство не нужно, и провозгласил целью курдов самоуправление и самоорганизацию общин в рамках тех государств, где они живут. Однако это не смягчило турецкие власти. В частности, их испугало, что активизация сирийских курдов после начала в стране гражданской войны грозит перекинуться на Курдистан турецкий. Что, собственно, и происходит.

Дополнительное напряжение вносит религиозный вопрос. Часть курдов — шииты, а другие вообще принадлежат к неисламским гностическим культам. Кроме того, во второй половине XX века многие курды вообще отошли от религии и стали придерживаться левых, прокоммунистических взглядов. За это курды, как «неверные», подвергаются беспощадному террору со стороны ДАИШ. Но и для турецких властей, взявших курс на исламизацию, это неприемлемо. Так что противодействие курдам со стороны Турции вполне естественно.

– В настоящее время воюющие с исламистами курды равносильны РПК, — заявил турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган.

Недавно он озвучил план по созданию «зоны безопасности» на севере Сирии, который позволяет блокировать продвижение курдов на запад. «Зона, свободная от террора» планируется на 98 км по открытому участку границы с Сирией и на 45 км вглубь провинции Алеппо. Есть версия, что через создание такой зоны Анкара рассчитывает сохранить коридор для боевиков-исламистов, чтобы продолжить войну в Сирии.

– Анкара ведет себя цинично, — считает Георгий Мирский, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, — но этот цинизм объясним. Если курды побьют исламистов, это приведет к усилению их позиций внутри Турции, чего Анкара опасается. Вообще, в списке врагов Турции первое место сейчас занимают курды, второе — правительство Башара Асада в Сирии и только третье — ДАИШ.

С началом операции международной коалиции против ДАИШ, в которую формально вошла Турция, казалось, что турки смирились с максимой «Враг моего врага — мой друг». Однако неприязнь турок к курдам в полной мере проявилась осенью 2014 года, во время затяжных боев курдского ополчения и боевиков ДАИШ за Кобани, город на севере Сирии, географически являющийся «воротами в Турцию». Американцы довольно интенсивно бомбили там позиции ДАИШ, но турки демонстративно устранились от участия в военных действиях. Это сквозь зубы признали и американцы, понимающие, что без содействия турецких войск с ДАИШ справиться сложно.

– У нас на местах в Сирии нет партнера, готового воевать, способного и эффективного, — сетовал тогда анонимный представитель Пентагона.

Тем не менее курды одержали победу в боях за город, называемый ими сейчас «курдским Сталинградом». Но уже в прошлом году турецкие войска стали совершать боевые вылазки против курдского ополчения на границе Турции и Сирии. Это началось после резкого обострения обстановки в Турции. Перемирие между турецкими властями и курдскими боевиками длилось недолго. 20 июля 2015 года в городе Суруч в турецком Курдистане во время митинга одной из крупных прокурдских партий раздался взрыв. 32 человека погибло, 104 было ранено — все курдские активисты. Взрыв произвел террорист-смертник, молодой турок, связанный с исламистскими кругами. Руководство Турции уверяло, что ответственность за террористический акт несет ДАИШ, но курды обвиняют турецкие власти.

А 10 октября 2015 прошлого года у центрального железнодорожного вокзала Анкары, где проходил митинг за прекращение турецко-курдского конфликта, прогремели еще два взрыва. Бомбы были приведены в действие тоже террористами-смертниками. Погибло 102 человека, а 246 получили ранения. Это был крупнейший в современной истории Турции террористический акт. Власти заявили о том, что в совершении акции они подозревают как ДАИШ, так и РПК, а также леворадикальные организации.

Теракты в Суруче и Анкаре стали поводом для активизации боевых действий турецкой армии. В курдских населенных пунктах начались массовые зачистки, сопровождавшиеся убийствами мирных жителей и арестами любых подозреваемых в причастности к курдскому движению. В ответ курдские отряды возобновили вылазки против турецких силовиков, жертвами которых стало около двух сотен полицейских и военнослужащих.

РОЛЬ РОССИИ

Позже турецкие авиация и артиллерия стали наносить удары по позициям РПК и Отрядов народной самообороны сирийского Курдистана. Бомбят турецкие ВВС и иракских курдов. Так, в середине января шесть турецких истребителей нанесли авиаудары по их позициям в Северном Ираке. Однако в Сирии после инцидента со сбитым российским самолетом Москва развернула зенитно-ракетные комплексы С-400, из-за чего турки не могут бомбить курдское ополчение. Именно этим в основном и объясняются последние военные успехи курдов. Вообще, после вступления России в сирийский конфликт расклад сил здесь поменялся радикально.

– У России издавна были очень хорошие отношения с курдами, но до инцидента с российским самолетом Москва действовала очень осторожно, поскольку дело касалось Турции, — говорит Елена Супонина, специалист государственного Российского института стратегических исследований. — Теперь Россия начнет действовать смелее, сохраняя при этом осторожность.

Традиционная советская политика поддержки курдов была оставлена нашей страной после развала СССР и потепления русско-турецких отношений, но вновь стала актуальна сейчас, в период их резкого ухудшения. В последнее время эта тенденция становится все более явной.

– Кажется, что Россия даже несколько запоздала с этой поддержкой, — говорит Юрий Набиев, президент Общества солидарности и сотрудничества с курдским народом.

Некоторые эксперты даже считают весьма желательным военное сотрудничество российской армии с курдскими формированиями.

– Было бы нелишним, чтобы в тесном взаимодействии с курдами действовали и наши небольшие группы спецназа ГРУ или ССО, которые, судя по всему, так или иначе задействованы в Сирии, — говорит, например, Семен Багдасаров, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

Что касается самих курдов, то они неоднократно выражали желание пользоваться российским покровительством.

– До настоящего момента у нас не было возможности наладить с Россией активное сотрудничество. Но мы были бы рады, если бы такая возможность появилась. Думаю, в будущем мы сможем наладить диалог по военному взаимодействию с российской стороной, — говорит Салих Муслим Мухаммед, лидер партии «Демократический союз», сирийского филиала РПК. — Мы на стороне всех, кто борется с терроризмом в Сирии. Что касается России, то хотя эти действия и запоздали, они пользуются нашей поддержкой, продолжает он. — Мы надеемся, что это в итоге поспособствует политическому разрешению конфликта в Сирии.

В октябре 2015 года прошла информация о скором открытии в Москве официального представительства сирийского Курдистана, что вызвало весьма нервную реакцию Анкары. А в декабре российскую столицу посетил сопредседатель прокурдской «Демократической партии народов», имеющей представительство в турецком парламенте, Селахаттин Демирташ — сторонник независимости Курдистана. В Москве он встретился с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, критиковал позицию Турции в сирийском конфликте и резко осудил действия турецкой стороны в инциденте с российским самолетом. А по неофициальной информации, он попросил Россию помочь сирийским курдам оружием. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу назвал высказывания Демирташа предательством.

США И ДРУГИЕ

Позиция США по отношению к курдам двойственна. С одной стороны, Турция их союзник по НАТО, и американцы на словах солидаризируются с турецкой позицией по курдам. С другой — Вашингтон прекрасно осознает, что курды являются одной из главных сил, противостоящих ДАИШ. В декабре американские ВВС нанесли в Ираке серию интенсивных авиаударов в поддержку курдского наступления.

– Америка и Россия поддерживают курдов. В определенном смысле курды — это, наверное, единственная сила в Сирии, с существованием которой согласны обе сверхдержавы, — говорит Мутлу Чивироглу, курдский политический аналитик.

Интересные отношения сложились у курдов с Израилем. Дело в том, что существование независимого Курдистана ничем не угрожает еврейскому государству. Курды — и сунниты, и шииты — мусульмане весьма относительные и Израиль не вызывает у них такой изжоги, как у большинства правоверных. Такой союзник в регионе, где большинство стран решительно настроено против существования еврейского государства, Израилю просто необходим. Недаром ходят слухи, что евреи давно способствовали курдам в их борьбе.

– Когда в 60-е годы прошлого века лидер иракских курдов Мустафа Барзани провозгласил борьбу за независимость, зарубежные источники сообщили о таинственных советниках, которые сопровождали курдскую армию. Сотрудничество превратилось в прочную связь. Барзани побывал в Израиле, его советники ходили по Тель-Авиву, — рассказывает израильский журналист Смадар Пери.

Некоторые эксперты даже сближают израильские и турецкие интересы в курдском вопросе.

– Если режим в Сирии падет, то Израиль, кровно заинтересованный в том, чтобы сохранить свою связь с арийско-тюркской частью (ближневосточных государств. — Ред.), окажется в полной арабской изоляции. Израиль и Турция заинтересованы в том, чтобы сохранить мост в виде курдско-алавитского района, то есть заинтересованы в расколе Сирии на несколько государств, — считает историк и политолог Вадим Макаренко.

Впрочем, судя по последним действиям Турции, это не совсем так. Что не отменяет очевидной заинтересованности Израиля в курдском самоопределении.

Фактор Ирана в курдской проблеме тоже весьма сложен. С одной стороны, в борьбе с ДАИШ у персов и курдов интересы общие. С другой — иранские курды тоже претендуют на автономию, а в перспективе на вхождение в Большой Курдистан, что режиму аятолл, разумеется, крайне неприятно. Аятолла Хомейни в свое время сказал, что концепция этнических меньшинств противоречит исламу. По некоторым сведениям, иранские курдские партии прилагают усилия для создания единого фронта для создания Восточного (иранского) Курдистана. Но ненависть к ДАИШ может пересилить, по крайней мере на время, эти противоречия. Исторический прецедент есть: в 60-х годах прошлого века Иран массировано поддерживал иракских курдов, боровшихся за независимость.

Пожалуй, в перспективе союзницей курдов может выступить слабеющая Иордания и, разумеется, Сирия, для которой речь идет о целостности государства, сохранении существующего правительства и физического существования лидера страны Башара Асада. За это можно поступиться и частью территорий, на которых курды и так чувствуют себя хозяевами. Гражданская война в Сирии позволила местным курдам создать орган управления севером страны — Курдский национальный совет (КНС). С 12 июля 2012 года КНС совместно с партией «Демократическоий союз» объединились в Высший совет курдов Сирии, который ныне выполняет роль временного правительства в сирийском Курдистане.

– Борьба за власть над обломками Ирака и Сирии консолидирует курдскую общину, которая не только митингует в Турции и в европейских столицах, но и формирует ряды добровольцев, готовых воевать с ДАИШ. Внешняя угроза приближает курдов к осуществлению заветной исторической цели — Великого Курдистана, — считает Саркис Цатурян, преподаватель Российского университета дружбы народов.

ИДУЩИЕ НА СМЕРТЬ

Поскольку теперь иракскому Курдистану разрешено иметь собственные вооруженные силы, их боевые отряды обрели официальный статус. Называются они пешмерга, что означает «идущие на смерть», «глядящие в лицо смерти». Название возникло в середине XX века как курдский эквивалент иранско-арабскому понятию «фидаи» — воины, посвятившие себя борьбе за высокую идею (первоначально — за веру). А само слово ввел курдский писатель, поэт и политический деятель Ибрагим Ахмед. История пешмерга начинается в 1890 году, когда в курдских племенах начали создаваться вооруженные отряды для обороны своих территорий. Сильный толчок в развитии эти отряды получили в начале 1920-х годов, после развала Османской империи. Ранняя версия настоящих курдских вооруженных сил была создана после Первой мировой войны, когда Малик Махмуд провозгласил себя королем Курдистана и начал борьбу против британских войск в Ираке. Американское вторжение в Ирак 2003 года стало началом тесного сотрудничества между войсками США и силами пешмерга. Эти хорошие отношения сохранились по сей день. Однако с нынешним правительством Ирака у пешмерга отношения ухудшались до последнего времени, хотя сейчас, перед лицом ДАИШ, они союзники поневоле.

В настоящее время в иракском Курдистане существует 12 объединенных пехотных батальонов пешмерга, каждый из которых начитывает около 3–5 тысяч бойцов. Имеется также несколько батальонов сил специального назначения, тяжелой артиллерии, сформированы штабы и аппарат министерства, а также другие вспомогательные подразделения общей численностью около 120 тысяч бойцов. Программа министерства автономии на ближайшие пять лет подразумевает увеличение количества пехотных батальонов до 20 — до 90 тысяч человек непосредственно под ружьем и 30 тысяч резервистов. То есть пешмерга будет насчитывать около 200 тысяч бойцов.

В Сирии военные силы курдов представляют Отряды народной самообороны Высшего совета курдов Сирии, оперирующие на севере страны. Численность бойцов этих отрядов составляет около 50 тысяч человек. Наиболее известные части этой армии — Отряды женской самооброны, официально созданные в 2012 году (фактически они появились гораздо раньше). Численность их сейчас составляет примерно 10 тысяч человек. Бойцы этих отрядов выступают не только в защиту национального самоопределения, но и прав женщин. Как известно, курдские женщины подвергаются страшному насилию на территориях, контролируемых ДАИШ, так что девушки из Отрядов женской самооброны говорят, что терять им нечего. В ходе боев за Кобани одна из них — Арин Миркан — подорвала себя вместе с несколькими боевиками ДАИШ.

– Мы на передовой прекрасно представляем себе, как боевики ДАИШ обращаются с женщинами. Мы рассчитываем, что женщины всего мира поддержат нас, потому что мы сражаемся за права женщин во всех странах, — говорит Нарин Африн (Мейса Абдо), одна из командиров женских отрядов.


1 февраля 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105673
Сергей Леонов
94354
Виктор Фишман
76252
Владислав Фирсов
71340
Борис Ходоровский
67612
Богдан Виноградов
54239
Дмитрий Митюрин
43443
Сергей Леонов
38338
Татьяна Алексеева
37290
Роман Данилко
36559
Александр Егоров
33537
Светлана Белоусова
32765
Борис Кронер
32502
Наталья Матвеева
30512
Наталья Дементьева
30252
Феликс Зинько
29661