Кристалл, в котором заключена радуга
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №8(498), 2018
Кристалл, в котором заключена радуга
Николай Шипилов
журналист
Санкт-Петербург
1396
Кристалл, в котором заключена радуга
Алмаз «Санси»

Пятьсот лет назад, наставляя тех, кто в неутолимой жажде владеть драгоценными камнями готов был отдать последнее, дока русский купец записал: «Лал — яхонт надобно покупати кровяно-краснаго цвету, сапфиры насупротив посветлей — василькового. Изумруд — смарагд густаго темно-зеленаго цвету, а какие тресковатые — не брать вовсе. При купле пытайте яхонт с яхонтом на крепость. А сверх — никому не верьте». Много разных известных в те времена самоцветов перечислил в своем поучении купец. Лишь об одном не обмолвился даже словом — о том, в котором навечно заключена радуга. Почему умолчал? Бог весть… Впрочем, кому, как не ему, было знать, что нет и быть не может в мире достаточных денег, чтоб оплатить бессмертное совершенство алмаза, именуемого ныне Санси…

Алмаз поднимается в небо

Сколько миллионов лет назад был зарожден природой огромный, без малейшей трещины и замутнения алмаз в виде косточки персика, не знает никто. И сколько купцов, выводивших свои караваны из крепости Голконда по краю ущелья Адамас, заглядывались на открыто лежащий на дне расщелины камень, также неизвестно. Вожделением загорались глаза торговых людей при виде дерзко сверкавшего под солнцем огромного алмаза, к которому, казалось бы, сделай несколько шагов, протяни руку и захвати в полное обладание. Ан нет… Подарив миру безупречную красоту, природа позаботилась, чтобы ничьи влажные от жадности руки не тревожили ее покой.

Отвесно обрывались окаймляющие ущелье скалы, и веками не находилось храбреца, который отважился бы одолеть страшный спуск. Но если бы и сыскался такой и сумел добраться до дна расщелины, вряд ли удалось бы ему долго видеть над головой ясное небо. Потому что не было числа гнездящимся возле алмаза ядовитым гадам.

Пролетали над ущельем Адамас годы и годы, и покоиться бы драгоценнейшему из камней на своем каменном ложе вечно, если бы не купец Джагаттунга, что вел в 1064 году свой караван по Восточной Индии.

Едва заметив алмаз, Джагаттунга повелел остановить караван и сбросить в пропасть живого барана так, чтобы он упал на блистающий камень. Удивились погонщики верблюдов приказанию хозяина, однако все было исполнено в точности. После чего караванщик распорядился неусыпно наблюдать за расплющенной тушей, чтобы не пропустить горного орла, который непременно должен спуститься за нежданной добычей.

Ждать долго не пришлось. А когда поднялась из ущелья в небо огромная птица, подхватившая когтями сброшенного людьми барана, все, кто был рядом с Джагаттунгой, ахнули, потому что в небе над их головами засверкал прилипший к окровавленному боку туши алмаз невиданной величины.

Сам ли купец поднялся к орлиному гнезду, чтобы отобрать у птицы ненужный ей камень, или посылал кого-то из слуг, в легенде не рассказывается. Говорят лишь, что, дойдя до ближайшего города Ахмеднагар и явившись прямиком к султану Вира Раджандра, Джагаттунга обменял свою добычу на двух молодых слонов, двенадцать необъезженных верблюдов и восемьдесят золотых монет.

Много это или мало, прогадал или выгадал на таком обмене купец, знал лишь он сам. Но надо думать, человеком Джагаттунга был мудрым. Ибо наверняка понимал, что, как бы прекрасен и вожделен ни был алмаз, обладание им несет больше слез, чем радостей…

Жало ожидания

«Прекраснейшим Из Прекрасных и Отрадой Сердца» называл обретенный алмаз Вира Раджандра, без устали любуясь заключенным в камне многоцветным огнем. Но неведомо было султану, что дни жизни уже сочтены и, едва смежатся навсегда его веки, адамасский алмаз станет украшением сокровищницы правителя Дели — Кутб уд-Дина-Айбека.

Рассказывают, что новый владелец камня, безмерно дороживший редкостной драгоценностью, не расставался с алмазом ни днем ни ночью. Однако все его предосторожности оказались тщетны. Один из визирей Кутб уд-Дина-Айбека, не сумев совладать с искушением, украл адамасскую находку и, опасаясь разоблачения, покинул Дели навсегда…

Триста лет ничего не было слышно о невиданно чистом, размером с голубиное яйцо алмазе. Лишь в 1325 году объявился он вновь, купленный султаном Гийас ад-дин Туглак-шахом у никому неведомого иноземного купца.

Запрашивая за камень большие деньги, торговец поведал султану, что тому, кто сделается обладателем камня, не будут страшны ни стрелы, ни вражеские копья. Собираясь идти войной на Бенгалию, Гийас ад-дина Туглак-шах рассудил, что деньги, которые просил за алмаз купец, — ничто в сравнении с жизнью. И — просчитался…

Отправившись в поход, султан взял камень с собой и, оставаясь невредимым после каждой битвы, благодарил Небеса, даровавшие ему верный талисман. Но разве мог он знать, что, охранив владельца от открытой ненависти врагов, алмаз окажется не в силах уберечь его от злобы, поселившейся в его родном доме…

Сын султана, Джауна-хан, получив весть, что отец возвращается с победой домой, объявил подданным, что намерен устроить герою подобающую его славе встречу. После чего велел выстроить ротонду с золотым куполом, который поддерживал единственный бамбуковый столб. Возле этой опоры был установлен украшенный бесценными каменьями трон Великих Моголов.

Распорядившись развесить мечи и походные знамена на передней части ротонды и увить молодыми пальмовыми ветвями заднюю, Джауна-хан сообщил строителям, что он доволен, так как широкие пальмовые листья даруют восседающему на троне победителю прохладу и отдохновение после ратных трудов.

Так и случилось. И как только султан расположился на троне, его сын, подготовивший для торжества множество сюрпризов, дал знак к началу торжественного шествия сопровождавших армию Гийас ад-дина Туглак-шаха боевых слонов.

Изголодавшиеся за время долгого перехода животные, почуяв пальмовые ветки, ринулись к излюбленному лакомству… поддерживавший золотой купол столб не выдержал… основатель династии Туглаков оказался погребен под триумфальной ротондой…

А его сын, как сказано в книге знаменитого историка Ибн Батуты «Сафар-намэ», не взял на себя труда хотя бы изобразить горе и лишь молча снял с груди отца вправленный в серебряную подковку алмаз…

От перемены мест слагаемых…

Говорят, алмазы, доставшиеся кому-либо неправедным путем, несут своим владельцам бесчисленные несчастья. Возможно, так оно и есть, но история не сохранила преданий о том, каким образом и когда выскользнул из рук отцеубийцы Джауна-хана адамасский камень.

Следующие полторы сотни лет алмаз в форме косточки персика кочевал из сокровищницы в сокровищницу, сменив множество хозяев, но не сыграв в их судьбах сколько-нибудь значительной роли. Считается, что он попеременно побывал у семи властителей династий Саидов и Лоди, принадлежал какое-то время персидскому шаху, а затем, вывезенный в Европу, был куплен в 1473 году некоронованным королем Бургундии Карлом Смелым. И с этого момента в бытии сокровища произошла серьезная перемена.

Надо сказать, что вплоть до XV века алмазы считались камнями полудрагоценными. Кому пришло в голову превратить алмаз в искрящийся бриллиант — самому ли Карлу Смелому или фламандскому шлифовальщику Людвигу Ван Беркену, — сказать сложно. Но, как бы то ни было, отдав в 1475 году свою драгоценность мастеру для огранки, герцог Бургундии получил обратно сверкающее тридцатью двумя гранями рукотворное чудо.

Отчего шлифовальщик не стал делать на камне тройную огранку, а ограничился двойной, королю доложено не было. Но, взяв в руки сверкающий несравнимо лучше многих 64-гранных бриллиантов 32-гранный камень, Карл Смелый скупиться не стал и уплатил ювелиру 3000 золотых флоринов.

О непомерной щедрости герцога судачила вся Европа. Однако Карл Смелый не считал отданные Ван Беркену флорины выброшенными на ветер. Мечтая о создании нового, собственного государства, простирающегося от Северного до Средиземного моря, и ведя для достижения великой цели одну войну за другой, бургундский герцог верил в неписаный арабский закон, гласивший: «Из двух воюющих сторон победительницей выходит та, которая владеет более тяжеловесным алмазом». Правда, потерявший при шлифовке 48 из своих 101 с половиной каратов адамасский алмаз вряд ли можно было бы теперь назвать самым «весомым» в мире. Но зато он стал так прекрасен, что Карл Смелый решил: камень станет его талисманом — и приказал вставить бриллиант в свой изрядно пострадавший в сражениях боевой шлем.

А дальше… Дальше случилось то, что трудно объяснить, не веря в приписываемые драгоценным камням мистические свойства.

Ставший бриллиантом алмаз, красота которого засияла во всем великолепии, будто в благодарность за заботу и внимание, ответил новому владельцу любовью и преданностью. Ни в одном из бесчисленных сражений и поединков, в которые ввязывался Смелый, ему не было нанесено ни единого серьезного ранения. Сияющий в шлеме алмаз выводил своего хозяина из любой беды и словно помогал ему одерживать победу за победой. Совсем недавно потешавшиеся над амбициями бургундского герцога короли Франции, Италии и Швейцарии начали с тревогой вглядываться в карты, прикидывая размеры территории от Северного до Средиземного моря. Но однажды случилось роковое: во время одного из боев бриллиант выпал из своего гнезда на шлеме, и не прошло даже пары минут, как Карл Смелый оказался убит…

Строптивая драгоценность

Согласно определениям эзотериков, бриллиант — камень гордый, до надменности холодный и, бесспорно, коварный. Если предположить у потерянной Карлом Смелым драгоценности эти качества, можно представить, каково было алмазу чувствовать на своих сверкающих гранях прикосновения давно не мытых пальцев швейцарского солдата, который приспособил подобранную в грязи «стекляшку» для раскуривания трубки — в качестве кремня…

Следующим владельцем бриллианта стал непосредственный командир солдата, купивший «кремень» за один гульден. Затем пришла очередь лавочника, заплатившего за «безделушку» двойную цену — два гульдена. После него… Впрочем, установить, у скольких человек перебывал за пару лет пошедший по рукам бриллиант, практически невозможно. Стоимость его увеличивалась с каждой перепродажей. И однажды, случайно попав к какому-то ювелиру, камень был продан португальскому королю Альфонсу V Африканскому.

Сокровищницу монарха можно было бы считать достойным местом для хранения бесценного бриллианта. Однако король, всецело поглощенный присоединением к своему государству все новых и новых колоний, постоянно нуждался в деньгах для ведения войн. В какой-то момент, вынужденный срочно оплатить один из своих многочисленных долгов, он продал камень барону Николаю Гарлею де Санси, авантюристу, азартному игроку и личному другу последнего отпрыска династии Валуа Генриха III. Так бриллиант получил свое историческое имя. И — возможность отомстить людям за свои мытарства…

Собственно, скитания бесценного камня на этом не закончились. Де Санси, периодически проигрывавший целые состояния, был озабочен проблемой пополнения собственного кошелька. К тому же его царственный друг, нуждавшийся в деньгах из-за необходимости тратиться на рекрутинг и вооружение армии мортирами новейшего образца, без стеснения обращался к нему с просьбой одолжить крупную сумму. Бриллиант «Санси» переходил из сундука одного ростовщика в шкаф другого. И так до той поры, пока, запутавшись в финансовых делах, барон не уступил камень Генриху III. После чего французский король был почти сразу же убит монахом Клеманом…

Драгоценность перешла к Генриху IV. И в мае 1610 года монарху всадил кинжал в грудь католический фанатик Франсуа Равальяк…

Чуть позже владельцем «Санси» сделался английский король Иаков, но... Он был изгнан из страны и, скрывшись во Францию, продал в 1657 году камень кардиналу Мазарини. После смерти кардинала бриллиант оказался в аграфе шляпы Людовика XIV, «короля-солнце». Позже камень был вправлен во французскую корону и даже считался ее украшением. Но удачи своим монаршим владельцам он не принес. А после того, как злосчастный Людовик XVI закончил жизнь на гильотине, пропал из королевской сокровищницы Гард-Мебль без следа…

Наполеон, знавший толк в драгоценностях, искал «Санси», стоивший к 1791 году уже миллион ливров, по всей Европе. Однако бриллиант, словно насмехаясь над жаждущим обладать им человеком, затеял игру в прятки, которая растянулась на десятки лет — мизерный срок для камня, но слишком долгий для человеческой судьбы…

Путешествие в Россию

В 1830-м, узнав из газет, что русский миллионер Павел Демидов купил «Санси» за полмиллиона франков, парижане вознегодовали, и их возмущение было, в принципе, обоснованно. Принадлежность трона, историческая королевская регалия, столетиями принадлежавшая монархам и похищенная в смутные революционные времена, продана, да к тому же за оскорбительно малую сумму!

Скандал разрастался, будто на дрожжах. Павла Николаевича обвинили в приобретении краденой вещи и отказали в разрешении на вывоз бриллианта из страны. Оказавшись в, мягко говоря, щекотливом положении, русский промышленник понимал: единственным, кто мог снять с него обвинения, был человек, у которого он купил камень. Однако бывшей хозяйке «Санси» — Марии-Каролине-Фердинанде-Луизе, дочери короля Сицилии Франциска I, вдове герцога Беррийского, принадлежавшей к старшей линии Бурбонов, огласка была абсолютно ни к чему.

В какую сумму оценила эта достойная дама причиненное ей беспокойство, знали лишь она сама да Демидов. Однако в 1835 году, явившись в суд и дав показания, заключавшиеся во фразе: «Незадолго перед кончиной Людовик XVI подарил «Санси» моей бабушке», она завершила растянувшееся на четыре года разбирательство «дела о краже бриллианта». После чего камень был благополучно перевезен в Россию.

Прошел год, и 9 ноября 1836 года, в день своего бракосочетания с петербургской красавицей Авророй Шернваль, Павел Николаевич преподнес ей платиновую, инкрустированную драгоценными камнями шкатулку, в которой лежал легендарный «Санси».

Равнодушная, судя по воспоминаниям, к внешнему блеску, новобрачная m-me Демидова не могла устоять перед магическим притяжением подаренного ей бриллианта и, закрепив его на тоненькой цепочке, носила всегда и всюду.

В свете говорили, что безупречная красота «Санси» очень выгодно оттеняет несравненность красоты его хозяйки. Но бриллиант, признанный магами и астрологами как самый ревнивый и постоянно нуждающийся в поклонении камень, безропотно терпеть положение на вторых ролях не пожелал. Аврора Карловна, едва родив сына, овдовела… Выйдя через несколько лет замуж за Андрея Николаевича Карамзина — сына знаменитого российского историографа и писателя — овдовела вторично… Затем потеряла единственного сына…

О биографии этой женщины, замечательной, помимо прочего, еще и тем, что, прислушавшись к ее уговорам, государь Александр не сделал Финляндию одной из российских губерний, а сохранил-таки стране Суоми автономность, нужно рассказывать особо, долго и подробно. В отношении же «Санси» можно быть уверенным в одном: Роковая, как ее называли в свете, Аврора, до последнего своего дня не расставалась с бриллиантом, ставшим в ее жизни поистине роковым…

Где он теперь?

Что сталось с «Санси» в дальнейшем? Он, как это ему свойственно, в очередной раз исчез.

С середины XIX века и до октября 1917-го о нем ничего не было слышно. Затем, сразу же после пришествия к власти гегемона, камень был куплен за полтора миллиона франков каким-то магараджей. Однако был ли бриллиант вывезен из России нелегально и как оказался на Парижском аукционе — непонятно.

К тому же признанный авторитет, автор «Новеллы о драгоценных камнях» Рустем Валаев с большой уверенностью утверждает в своей книге: «В доме Карамзиных уникальный бриллиант находился с 1846 по 1917 год, а затем след этого замечательного камня теряется. Известно лишь, что он не был вывезен за границу и остался в России».

Может быть, и так. Не исключено, что легендарный бриллиант по сей день хранится в качестве семейной реликвии у кого-то из потомков Авроры Демидовой-Карамзиной. Однако как только в 1969 году в журнале «Штерн» появилось сообщение, что на аукционе в нью-йоркской галерее Паркер-Бенета Жаклин Кеннеди и Элизабет Тейлор буквально бились до последнего за неименованный бриллиант размером с голубиное яйцо, коллекционеры встрепенулись, и мало у кого остались сомнения в том, что «сражение» шло за «Санси». В результате камень оказался на пальце кинозвезды.

Тем не менее сказать с уверенностью, что это тот самый, найденный тысячу лет назад в Адамасском ущелье камень, не решится, пожалуй, никто.

Вообще-то, существует восемь, если не больше, версий о том, где может находиться сегодня бриллиант «Санси». Некоторые уверены, что в 1967 году камень приобрел для своей невесты британский лорд Астор и, став его супругой, леди регулярно появлялась с этим украшением на балах и приемах...

В принципе, такой вариант возможен не в меньшей мере, чем остальные. Однако если рассудить здраво, не поддаваясь желанию срочно раскрыть тайну, сам собой напрашивается вывод: «Санси» «спрятался» не в первый раз и, надо думать, не в последний. Так не лучше ли будет оставить его в покое? Через сколько лет или веков он обнаружится вновь, и сколько будет стоить к моменту нового явления миру — можно только гадать. Ну что ж, поживем-увидим…


29 апреля 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105673
Сергей Леонов
94354
Виктор Фишман
76252
Владислав Фирсов
71340
Борис Ходоровский
67612
Богдан Виноградов
54239
Дмитрий Митюрин
43443
Сергей Леонов
38338
Татьяна Алексеева
37290
Роман Данилко
36559
Александр Егоров
33537
Светлана Белоусова
32765
Борис Кронер
32502
Наталья Матвеева
30512
Наталья Дементьева
30252
Феликс Зинько
29661