Гонконг с близкого расстояния
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №3(441), 2016
Гонконг с близкого расстояния
Сергей Кривенков
журналист
Санкт-Петербург
488
Гонконг с близкого расстояния
Гонконг — специальный административный район Китая на юго-востоке страны

Возвращение бывшего британского Гонконга (как и бывшего португальского Макао — Аомыня) в Китай стало зримым воплощением установки Дэн Сяопина «Одна страна — две системы», равно как и его же деидеологизированного подхода к экономике («Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей»). У Гонконга свои флаг и герб, но они символизируют именно процветание этого особого района в составе Китая. Здесь даже собственные деньги — гонконгский доллар. Но все это лишь средство для достижения цели — обеспечить Китаю своего рода экспортно-импортный банк и оффшорную зону.

Оказывается, посмотреть Гонконг вполне реально и при перелетах через него. Дело в том, что российские граждане могут находиться в «специальном административном районе Китая» в течение двух недель без визы. Даже штамп в паспорт не ставится, а просто выдается соответствующая справка. В других городах Китая этот срок (со штампом, но не в том суть) составляет 24 часа. Таким образом, можно специально взять билеты через Гонконг с относительно большим промежутком времени между рейсами, чтобы спокойно посмотреть этот очень красивый город.

Из аэропорта до самого центра Гонконга ходят поезда метро. Замечу, что тут их называют и не metro, и не underground, и не subway, а просто поездом (train). Но достаточно одного взгляда на схему метрополитена с добрым десятком линий, чтобы понять — речь все же идет именно о метро. Сама поездка убеждает в том еще больше. Поезд ныряет в туннели под холмами, потом выныривает из них. Едет по поверхности, что позволяет понаблюдать за работой огромного гонконгского торгового порта: множество контейнеров, буксиров, кранов. Народу в поездах мало. Проезд дорогой, цена — с зональным коэффициентом. До центра города пять остановок. В вагонах мягкое освещение, мягкие кресла, расставленные как в наших электричках. Есть полочки для вещей. Идет поезд практически бесшумно.

Конечная станция на данной ветке позволяет выйти внутрь огромного торгового комплекса, где на других этажах останавливаются поезда других веток. Иначе говоря, метро многоуровневое. Всего только на этом пересадочном узле сходятся четыре линии. Да к тому же они идут параллельно друг другу. Вход всегда через тонированные стеклянные двери. Мне с непривычки это вовсе не показалось удобным, на пути обратно я не сразу нашел нужную ветку.

Выход в город наиболее рационально осуществить так, чтобы попасть на длинный пешеходный мост, ведущий к набережной и центральному причалу пассажирского порта. На мосту играют уличные музыканты, причем китайцы могут петь по-испански, а европейцы выстукивать африканские ритмы на небольших тамтамах.

У входа на причал на галерее можно купить различные угощения, из знакомых нам блюд — многочисленные виды сырников. Здесь же — книжные магазины и кафе. С галереи открывается замечательный вид на противоположный берег.

История сделала свой круг, и город-порт вернулся к своей большой Родине. От долгого британского периода остались только двухэтажные автобусы и трехфазные розетки. Последнее делает выгодным производство специальных переходников. В аэропорту множество мест для зарядки гаджетов, но либо от розетки британского типа, либо от контакта типа USB.

Да, конечно, гонконгцы лучше знают английский, но это вообще хорошо. Обычно же у китайских товарищей трудности в фонетике — в их родном языке любое устойчивое сочетание звуков может произноситься четырьмя различными способами (мелодичные тона характерны для языков таи-китайской группы, у тайцев таких тонов пять), давая четыре разных по значению слова. Фонетика европейских языков кажется китайцу весьма «механической», поэтому большую роль играет обучение этим языкам с детства. А геополитически Гонконг — однозначно Китай. Развитие идет по общему плану. А к России гонконгцы относятся очень тепло.

Особо оригинально выглядит центр Гонконга при взгляде на него сквозь гигантское колесо обозрения, расположенное близ пешеходного моста к причалам.

Красив и более привычный ракурс, когда современные небоскребы вписываются в дугу столь же современного шоссе.

Некоторые мелочи придают Гонконгу особое своеобразие. Упомяну о 12-угольных (с плавными углами) монетах достоинством в два местных доллара и 20 местных центов. Остальные монеты круглые, как это чаще всего и бывает. Напротив того места, где будет открываться дверь в вагон метро, загорается зеленым стрелка-указатель. Отнюдь не лишняя предусмотрительность — станций как таковых нет, сплошной застекленный тонированными стеклами коридор, в котором раздвигаются высоченные двери. Продается кокосовое молоко в бутылочках.

Несколько лет назад мне довелось проезжать транзитом через два других китайских города — Урумчи и Гуанчжоу. В последнем аэропорт Байюнь тоже производит впечатление. В особенности тем, что высоченные пальмы высажены прямо в зале. В Гуанчжоу в свое время меня бесплатно поселили в гостиницу за пределами аэропорта, но такого поезда до исторического центра города, как в Гонконге, там пока что нет. Впрочем, все крупные китайские города развиваются столь быстро, что только успевай следить за изменениями.

Как транспортные узлы, сравнительно близко расположенные от центра, соперничают? Масштабы тут тоже впечатляют. Базирующаяся в Гаунчжоу авиакомпания имеет парк более чем в триста самолетов и обеспечивает очень широкую географию рейсов. Познакомился с толковым китайским студентом (не из Гонконга), ехавшим в австралийский город Перт (центр штата Западная Австралия), где он завершает обучение по специальности «Инженер-проектировщик».

Это сейчас характерно — и китайцы учатся в других странах, и множество иностранных студентов обучаются в Китае. Китайские молодые специалисты часто остаются работать за рубежом. Такие же планы были и у моего собеседника. Однако спустя несколько лет многие возвращаются в Китай. В КНР существует государственная программа, нацеленная на создание условий для возвращения домой молодых талантов. Она предусматривает предоставление им неплохих должностей в научных организациях (примерно на уровне заведующих лабораториями) и квартир в Пекине либо в Шанхае. Предполагается, что в период пребывания за границей молодой специалист так или иначе приносил пользу и китайскому государству. Одним словом, эмиграцией такое трудоустройство ни в коем случае не является.

Если же говорить именно о Гонконге, то прошедшее с 1997 года (переход района под юрисдикцию КНР) время показало — интеграция в Китай оказалась вполне успешной. Разве что сами гонконгцы удивляются, когда в разговоре с ними Гонконг называешь по-китайски — Сянган.

Формально золотовалютные резервы у Гонконга свои. И весьма большие — около 345 миллиардов долларов (эти и последующие цифры — на лето 2015 года, они округлены). Казалось бы, по сравнению с другими странами очень достойно. Для сравнения: золотовалютные резервы Индии около 355 миллиардов долларов, России — около 368. Больше вообще только у нескольких стран. Любопытно, что среди них — Тайвань, который китайские товарищи тоже со временем не прочь интегрировать по отработанной гонконгской схеме. Но фокус в том, что сам Китай сейчас по золотовалютным резервам занимает первое место в мире, причем с очень большим отрывом — у них около 3 триллионов 730 миллиардов долларов резервов. Поэтому запасы Гонконга для КНР очень полезны, но совершенно не критичны. И на возникающую периодически в семимиллионном по населению «специальном административном районе» небольшую «бузу» под лозунгами сохранения прав автономии, которые было обещано не трогать в течение 50 лет, власти КНР смотрят бдительно, но совершенно спокойно.

Насколько можно судить со стороны, население Гонконга отлично это понимает. Кроме того, у китайцев вообще сильны державные чувства, тем более когда стране есть чем гордиться.

Предприятия военно-промышленного комплекса, естественно, расположены отнюдь не в Гонконге. У этой территории совсем иные задачи.

В заключение — занятная подробность. Гонконг расположен более чем на трех сотнях островов, из которых крупных всего несколько. Однако земля не пропадает. Кроме развития банковской сферы и предприятий электронной промышленности, в районе по все более современным технологиям выращивают цветы и овощи, ловят рыбу. Эдакий «Сингапур», но в составе Китая.


30 января 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
107357
Сергей Леонов
94649
Виктор Фишман
76387
Владислав Фирсов
71762
Борис Ходоровский
67847
Богдан Виноградов
54495
Дмитрий Митюрин
43706
Сергей Леонов
38604
Татьяна Алексеева
37633
Роман Данилко
36695
Александр Егоров
33830
Светлана Белоусова
32938
Борис Кронер
32871
Наталья Матвеева
30867
Наталья Дементьева
30377
Феликс Зинько
29823