Если ислам в «Исламском государстве»
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №3(441), 2016
Если ислам в «Исламском государстве»
Павел Ганипровский
журналист
Санкт-Петербург
1048
Если ислам в «Исламском государстве»
Почему бесчеловечная проповедь ДАИШ имеет успех среди мусульман?

Всего девять лет прошло со дня создания «Исламского государства» (арабская аббревиатура ДАИШ, группировка запрещена в РФ) и полтора — с тех пор, как оно объявило о создании «халифата». Но за это короткое время квазигосударственное образование стало значительным фактором мировой политики. Почему бесчеловечная проповедь ДАИШ имеет успех среди мусульман? И как ислам в целом относится к деятельности этой группировки?

В ЧЕМ ЕРЕСЬ?

– Территория, которую контролирует в настоящее время ДАИШ, сопоставима с территорией Великобритании. И там есть все институты государственности. Есть население, готовое не просто подчиняться, а поддерживать правила игры ДАИШ. По некоторым оценкам специалистов, работающих непосредственно «в поле», входящем в зону влияния ДАИШ, это в настоящее время от семи до восьми миллионов человек, — говорит доктор исторических наук Александр Крылов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России.

Неожиданный успех изначально, в общем-то, рядовой террористической организации ставит множество вопросов. Один из главных: отношение к ДАИШ мусульман-суннитов. Потому что «халифат» позиционирует себя именно как государство суннитов и его идеологи заявляют, что ни на йоту не отходят от Корана, сунны (Священного Предания) и шариата (мусульманского закона).

Это дезориентирует множество мусульман. Например, учение о джихаде принято во всем исламе. Да, ему дают разные толкования, но никто не оспаривает его первоначальное значение — священная война за распространение ислама. А распространять ли джихад на весь неисламский мир — дело трактовок. ДАИШ воспринимает это именно так: дети, которых сейчас тренируют в его лагерях, называются «поколением халифата», которое должно «захватить Рим».

ДАИШ декларирует, что строит государство по образцу «праведного халифата» (632–661), основанного пророком Мухаммедом и существовавшего при его первых преемниках. А «праведный халифат» — святыня для всего ислама. И законы шариата, установленные ДАИШ на подконтрольных территориях, не отличаются от аналогичных в Саудовской Аравии или Иране. Публичные казни, например, практикуются во всех этих странах. Разве что ДАИШ проводит их массово и с запредельной жестокостью.

ОБВИНИТЕЛИ И ЗАЩИТНИКИ

Несомненно, что часть суннитов симпатизирует ДАИШ. Другой вопрос, насколько эта часть велика и влиятельна... Что касается различия мнений у суннитских ученых, в том числе и в отношении новоявленного «халифата», тут дело вот в чем. Хотя они решают религиозные проблемы на основании авторитета Корана и сунны, однако, если проблема есть, а четкого ее решение в священных первоисточниках нет, она решается на основании доводов разума (иджтихад). Но ведь понимание разумности может быть очень различным...

Работает это примерно так. В Коране сказано: «Дозволено тем, против кого сражаются, сражаться, потому что с ними поступили несправедливо» (сура 22, аят 39). Идеологи ДАИШ и других радикальных течений опираются на эту суру, утверждая, что она полностью оправдывает насилие против «неверных». Однако умеренные богословы обращают внимание на контекст, а именно на «повод для откровения». В данном случае речь идет о следующей политической ситуации: в 630 году пророк вторгся в Мекку, чтобы истребить тамошних язычников, тем самым нарушив мирный договор, который сам заключил двумя годами ранее. Согласно этому аяту, с жителями Мекки нужно было бороться, потому что ранее они «сотворили грех», изгнав сторонников пророка и собираясь убить его самого. «Джихад может быть оправдан лишь недостаточной безопасностью, отнятой свободой вероисповедания или былой несправедливостью, а также изгнанием с родной земли, — утверждают умеренные богословы. — Нельзя распространять какую-либо конкретную главу Корана на ситуацию, сложившуюся через 1400 лет после откровения». Однако идеологи радикалов распространяют и считают себя в полном праве...

– Метод, при котором отдельные фрагменты «выдираются» из Корана с целью доказательства неких заранее сформулированных тезисов (к этому в равной степени прибегают и некоторые критики ислама, и фундаменталисты), с точки зрения исламской теологии является гротескным и символизирует невежество, — убежден Катаджун Амирпур, профессор исламской теологии Гамбургского университета.

Между тем в исламе давно разработана методология адаптации древних установлений к нынешней ситуации. Согласно ей, нужно сначала изучить контекст, в котором была написана та или иная глава Корана, тогда можно понять ее изначальный смысл. А затем можно прийти к пониманию принципов, которые сейчас могли бы действовать в соответствии с духом Корана. Но адепты ДАИШ продолжают утверждать, что все установления Корана и сунны надо воспринимать буквально. При этом любые неясности они толкуют в свою пользу. Однако, как утверждают противники «халифата», среди этих идеологов нет по настоящему признанных в мусульманском мире ученых.

Но для не искушенных в исламской науке людей демагогия ДАИШ часто очень действенна. Спорные и даже заведомо ложные аргументы радикалы смешивают с утверждениями, с которыми обязан соглашаться любой мусульманин. Из чего делаются нужные ДАИШ выводы: «Мусульмане должны претворять в своей жизни все законы Аллаха, распространять ислам на весь мир». Отсюда следует концепция неограниченного всемирного джихада, оправдание творящихся жестокостей и так далее. Так что задача доказать, что современный «халифат» не «праведный», а ложный, не так уж проста.

СЕЮЩИЕ РАЗДОР

Некоторое недоумение мусульманских богословов — противников «халифата» — очевидно из того, что они явно затрудняются, к каким из еретических течений отнести ДАИШ. Чаще всего его сравнивают с хариджитами — группой воинов, отколовшихся от халифа Али, зятя Мухаммеда. Хариджиты выступали за органичение власти халифа и равенство всех мусульман, выражающееся в том, что халифом может стать любой мусульманин, не обязательно потомок пророка. Однако «халиф» ДАИШ Абу Бакр аль-Багдади основывает свои притязания на верховную власть вполне по-суннитски — тем, что является потомком пророка Мухаммеда.

Условность отнесения ДАИШ и других современных радикальных течений к хариджизму признают и сами мусульмане. «Не имеет значения, как и насколько современные раскольники и сектанты, которые на словах демонстрируют свою приверженность к исламу, а в своих действиях руководствуются совершенно иными неисламскими критериями, близки к хариджитам. Их действия направлены на дискредитацию ислама, что дает право именовать их хариджитами, развращающими смысл мусульманского вероучения», — говорится в материалах V Международного научного форума «Ислам в мультикультурном мире».

Впрочем, кажется, термин «хариджизм» противники «халифата» употребляют в значении — «отделившиеся от праведного учения». В этом, кстати, и смысл того, что они предпочитают именовать группировку ДАИШ, а не ИГИЛ, что, в общем-то, то же самое, но по-арабски. Дело в том, что абрревиатура ДАИШ созвучна с арабским словом, обозначающим «сеющий раздор». За произнесение этого слова на землях «халифата» могут отрезать язык.

Впрочем, сходство между ДАИШ и хариджитами все же есть. Оно в социальной составляющей проповеди. И те и другие апеллируют к необходимости восстановить через насилие общественную справедливость (хариджиты даже выступали под красными знаменами). Среди нищего, обездоленного населения Ближнего Востока проповедь социальной справедливости по-исламски, с обязательным налогом в пользу бедных (закят), с расстрелами коррупционеров и другими подобными акциями, обречена на успех.

Некоторые мусульманские ученые для обозначения радикалов от ислама ввели термин «такфиризм». Дело в том, что, согласно принятым правилам, мусульманина никто не имеет права обвинять в неверии, пока он сам не подтвердит отречение от ислама. Радикалы же делают это по своему произволу.

По большому счету ДАИШ, как и многие другие террористические организации, выросшие на мусульманской почве, продолжают традицию еретических учений, известных чуть ли не со времен Мухаммеда.

– Феномен ДАИШ хорошо укладывается в архетип коллективного сознания масс Большого Ближнего Востока, — говорит Ринат Мухаметов, кандидат политических наук, заместитель директора фонда «Альтаир». — Сетевые технологии расширения влияния часто встречаются в исламской истории (халифат Фатимидов, карматы, хашишины, радикальные хариджиты). Это «негативная легитимность», но тем не менее она усиливает организацию.

Однако для того, чтобы выключить ДАИШ из «сферы ответственности» ислама, аргументов, похоже, пока недостаточно.

– Часть суннитских ученых (включая нас) считает, что хариджиты пока еще все-таки мусульмане. Но стоят они между верой и неверием, то есть являются заблудшими. Однако они не имеют права считаться суннитами. То есть это — секта, — говорит мусульманский ученый из Киргизии Кадыр Маликов, глава исследовательского центра «Религия. Право. Политика».

По большому счету выработка общемусульманского суждения о ДАИШ и прочих террористических группировках — вопрос, от которого зависит дальнейшее существование ислама в мире. Разнобой в мнениях среди самих мусульман приводит к укреплению массовой исламофобии. Недавний скандал с предложением участника президентской гонки в США Дональда Трампа запретить мусульманам въезд в страну — лишь один из частных случаев подобных настроений. Поэтому большая часть исламских организаций по всему миру демонстрирует полное неприятие практики ДАИШ.

ПИСЬМО «ХАЛИФУ»

Более 120 известных улемов (ученых) подписали письмо «халифу» Абу Бакру аль-Багдади, изложив свои претензии к возглавляемой им группировке. В документе указаны в общей сложности 24 преступления против их религии, совершенные ДАИШ. В частности, «ислам запрещает убивать посланников, послов и дипломатов; таким образом, запрещено также убивать журналистов и специалистов по развитию». Как известно, боевики «халифата» широко практикуют публичные казни заложников-журналистов и сотрудников гуманитарных организаций. Другой пример: «Ислам запрещает притеснять христиан и всех остальных «людей Писания» и наносить им какой-либо вред». На контролируемых им территориях ДАИШ проводят широкую кампанию террора против иноверцев. «Для христиан-арабов вы предоставили три варианта: джизья (налог), меч, или же принятие ислама, — говорится в письме. — Также вы окрасили их дома красным цветом, разрушили их церкви, а в отдельных случаях разграбили их дома и имущество. Вы убили одних из них и заставили других бежать из своих домов, не забрав с собой ровным счетом ничего, кроме жизни и одежды, которая была на них. Конкретно эти христиане не относятся к тем, кто воевал с исламом или преступал границы в отношении ислама, и в действительности являются соседями и согражданами, с которыми следует сохранять дружественные отношения. С точки зрения шариатского закона они все подпадают под древние соглашения, которым вот уже около 1400 лет, и правила джихада не распространяются на них».

Впрочем, в этом пункте содержится и некоторое противоречие. Да, ислам декларирует достаточно толерантное отношение к монотеистам — христианам и иудеям. Но в письме мусульманских богословов к «людям Писания» относятся и езиды — курдская этноконфессиональная группа, подвергающаяся на землях «халифата» жестокому угнетению. Однако ранее ислам относил езидов не к «людям Писания», а к зиндикам, еретикам, которых дозволено преследовать.

Одно из основных обвинений в адрес ДАИШ — объявление джихада без проведения процедуры согласования (шуры) со всем мусульманским миром. И объявление халифата без такого согласования тоже считается фитной (мятежом). На что приверженцы ДАИШ говорят, что мусульманином является лишь тот, кто поддерживает их идеи, а остальные, называющие себя мусульманами, — мунафики, неверующие лицемеры...

Другое обвинение — практика массовых казней, пыток и возрождение работорговли.

«Приверженцы группировки ИГИЛ (ДАИШ. — Ред.) ошибочно истолковали ислам как религию грубости, жестокости, пыток, насилия и убийства всех с ними несогласных. И это серьезное преступление в отношении ислама и мусульман всего мира», — говорится в фетве (богословском заключении) Совета улемов Духовного управления мусульман России.

Оправдывая человекоубийство, стороннки ДАИШ апеллируют, например, к суре Корана аль-Бакара (Корова), где сказано: «Пусть невинные убьют беззаконников» и «Если кто посягнул на вас, то и вы посягните на него, подобно тому как он посягнул на вас». Умеренные же мусульмане ссылаются на слова Корана, что убийца одного человека словно бы убивает всех людей. Однако стих звучит так: «Кто убьет человека не за убийство или распространение нечестия на земле, тот словно убил всех людей, а кто сохранит жизнь человеку, тот словно сохранит жизнь всем людям». Но ведь радикалы считают «распространителями нечестия» всех «неверных»...

МИР ДОЛЖЕН БЫТЬ В СЕРДЦАХ

Однако то, что большая часть мусульман ДАИШ не поддерживает, — бесспорный факт. Недавно американский исследовательский центр Pew Research Center провел опрос об отношении к «халифату» в ряде стран с преобладающим мусульманским населением. Согласно результатам, во всех этих странах большинство относится к ДАИШ негативно, и среди них нет ни одной, где его поддерживало бы больше 14% (больше всего процент поддерживающих в Нигерии).

Более того, не находят адепты современного «халифата» поддержку и среди радикальных течений, например у салафитов — приверженцев «первоначальной чистоты ислама».

– Ученые Саудовской Аравии, придерживающиеся наиболее жесткой позиции, этих людей (приверженцев ДАИШ. — Ред.) вообще не считают мусульманами и объявляют их кафирами, вышедшими из ислама, — говорит Кадыр Маликов.

Российские мусульмане по отношению к ДАИШ в массе своей тоже весьма категоричны.

– Я убежден, что Господь, безусловно, покарает убийц из ДАИШ, сеющих нечестие и беззаконие на земле, — говорит Равиль Гайнутдин, председатель президиума Духовного управления мусульман европейской части России, председатель Совета муфтиев России.

Он же еще прошлой весной призывал прекратить использование словосочетания «Исламское государство», заменив его аббревиатурой ДАИШ, и обходиться без расшифровки, что в последнее время находит отклик в российских СМИ.

– ДАИШ — неофициальное, подпольное, нелегитимное сборище, которое государством называется только в кавычках. Все их объявления и заявления — это обычные бандитские выпады, — говорит Талгат Таджуддин, председатель Центрального духовного управления мусульман, верховный муфтий России.

Однако, как говорится, «не все так однозначно». Согласно ноябрьскому опросу ВЦИОМ, четыре процента опрошенных считают, что России следует поддерживать «оппозицию, которая воюет против Асада за создание в Сирии и других мусульманских странах исламского государства». То есть ДАИШ... Если исходить из численности населения России, это около 5,8 миллиона человек. Разумеется, заданный вопрос достаточно расплывчат, и вообще такие опросы не могут претендовать на абсолютную точность. Однако, похоже, число людей, с симпатией относящихся к деятельности «халифата», в нашей стране довольно велико. Это не означает, конечно, что они готовы надеть пояса со взрывчаткой или резать людям головы. Но это говорит об очевидном разномыслии в отношении ДАИШ среди российской мусульманской общины. Надо полагать, в других странах картина схожая.

Все это, по мнению многих экспертов, свидетельствует о системном кризисе, постигшем исламский мир.

– Исламский мир переживает сегодня масштабный цивилизационный кризис, сравнимый с временами Крестовых походов и монгольского нашествия, когда само его существование было поставлено под вопрос. Еще в конце XVII века Османская империя — стержень уммы (мусульманской общины. — Ред.) — была лидирующим государством на планете (аналог США). В XX веке она была поставлена на грань колонизации Западом. А сегодня исламский мир отстает на несколько параметров не только от «языческой» Японии, но и от Южной Кореи и Китая. Массовое мусульманское сознание, крайне уязвленное происходящим, пытается нащупать выход. Мы имеем дело с проблемой глубинного залегания. Решение ее растянется на десятилетия и будет очень болезненным, — считает Ринат Мухаметов.

Впрочем, настроения большинства мусульман вселяют некоторый оптимизм. Признавая опасное разномыслие, имеющее сейчас место в во всемирной мусульманской общине, они четко понимают, что потакание террористам может привести мир к краю пропасти.

– Если мы скажем в нынешней ситуации: нет мира без возмездия, то, учитывая масштаб претензий, с которым мы имеем дело, о мире все могут забыть на долгое время. Мир должен быть прежде всего установлен в наших сердцах. После этого можно начинать работать с накопленными обидами, питающими те или иные группировки, — говорит Абдулла бен Байя, заместитель главы Всемирного союза мусульманских ученых, один из авторитетнейших улемов.


30 января 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105010
Сергей Леонов
94224
Виктор Фишман
76200
Владислав Фирсов
69414
Борис Ходоровский
67502
Богдан Виноградов
54114
Дмитрий Митюрин
43363
Сергей Леонов
38277
Татьяна Алексеева
37017
Роман Данилко
36484
Александр Егоров
33309
Светлана Белоусова
32608
Борис Кронер
32337
Наталья Матвеева
30363
Наталья Дементьева
30169
Феликс Зинько
29598