Душа меча
ЯРКИЙ МИР
Душа меча
Светлана Белоусова
журналист
Санкт-Петербург
1190
Душа меча
Поединок самураев

При создании даже самого простого меча японские оружейники руководствуются понятием «югэн», что означает «видеть невидимое и слышать неслышимое». Прагматичному европейцу разобраться в тонкостях данной философско-эзотерической формулы сложно. Но кто сказал, что оружие самурая — это просто?!

Понятие «самурайский меч» ассоциируется для непрофессионала с его классическим типом — катаной. А между тем видов мечей в Стране восходящего солнца множество: придворный церемониальный тати, женский вакидзаси, полевой нодати и еще целый ряд прекрасных образцов оружейной мысли. Причем все они соотносятся японцами не только и не столько с возможностью нападать или обороняться. Один из главных постулатов дзен-буддизма гласит: «Искусство меча состоит не в том, чтобы сокрушить противника. Это прежде всего умение постигать корень жизни».

Оружие, ставшее предметом культа и поклонения, олицетворяет силу всепроникающего разума, мощь интеллекта и глубину проницательности. Оно является «средством постижения Пути», о котором величайший самурайский идеолог Миямото Мусаси сказал: «Когда обретаешь Путь, нет ничего, чего ты не смог бы понять».

Борьба добра со злом

Восток, как известно, дело тонкое. Рассказывают, к примеру, что много столетий назад жили в Японии два знаменитых оружейника. Одного звали Масамунэ, другого — Мурамаса. Оба учились ремеслу у кузнеца, владевшего тайными знаниями, завещанными потомкам самим Амакуни из провинции Ямато — создателем первого в истории самурайского меча.

Оружие, сделанное Масамунэ и Мурамаса, продавалось за большие деньги. Но постепенно люди стали замечать, что мечи, купленные у сурового и вспыльчивого Мурамаса, отличались свирепостью и разили без пощады не только врагов, но, бывало, и собственных хозяев. Те же, что были выкованы кротким и добросердечным Масамунэ, проявляли свою удивительную боевую силу лишь в поединках за правое дело.

И задумался некий мудрец: неужели холодный стальной клинок не просто предмет, изготовленный на потребу человеку?

Чтобы ответить на этот вопрос, решил он сам испробовать мечи, выкованные Мурамасой и Масамунэ. Опустил их в чистую, быструю речную воду, сел на берегу и увидел, что хоть и стояло в мире в то время жаркое лето, по водному потоку поплыли золотые опавшие листья. Встречаясь с клинком Масамунэ, листва красивой дугой огибала острое лезвие и продолжала свое движение; натолкнувшись же на меч Мурамасы, листья в то же мгновение гибли, разрезанные пополам.

Долго сидел мудрец на берегу, глядя на происходящее перед его глазами чудо. А потом пошел к людям и сказал:

– Выходя из своих ворот, следует вести себя так, как если бы в твоем поле зрения находился враг. Но, прежде чем прикоснуться к оружию, узнайте его нрав и повадки.

Так появилось сохранившееся до наших дней понятие «Душа меча» и было написано хокку:

Как же это, друзья,
Человек смотрит на вишни в цвету,
А на поясе длинный меч!

Знание — сила

В древности, чтобы получить право учиться искусству создания мечей, надо было появиться на свет близким родственником самураев. При изготовлении оружия использовались тайные знания и навыки, передаваемые наставником ученику и никогда не изменяемые. Процесс ковки приравнивался к богослужебной церемонии, целью которой являлось ограждение воина от сил зла.

Прежде чем приступить к делу, кузнец — катана-кадзи — обязан был очистить свое тело, облачиться в парадную одежду, дозволенную к ношению только аристократам — кугэ, украсить мастерскую ритуальными пучками рисовой соломы — симэ и упорядочить перед алтарем мысли. Только после совершения всех необходимых церемоний разрешалось начать выплавлять металл из магнитного железняка и особых песков, формировать из множества тончайших стальных полос клинок, шлифовать и подвергать его закалке, а затем наносить на лезвие и рукоять изображения небесных светил, способных оказать влияние на земную жизнь.

Ритуал в точности повторялся изо дня в день, даже если мастер затрачивал на сотворение меча несколько лет. Когда же работа была закончена, совершенный в своей красоте и силе клинок обретал хозяина и количество связанных с ним церемоний еще увеличивалось. Большинство из них сохранились до наших дней, поэтому всякий, кто пожелает приблизиться к рукотворному сокровищу самураев, обязан соблюсти сопряженные с данным актом правила.

Попытка без разрешения дотронуться до меча, лежащего на особой подставке (катанакакэ) в специальной нише (токонома), приравнивается к страшному оскорблению его владельца. Получив же позволение, следует надеть специальные мягкие перчатки, так как прикосновение к драгоценным ножнам голыми руками недопустимо. Затем мечу, какого бы вида он ни был — катане, тати, вакидзаси, одати или нодати — полагается почтительно поклониться, произнеся при этом несколько церемониальных фраз, воспевающих его красоту. Любые замечания по поводу несовершенства оружия строжайше запрещены, но и произносить восхваления необходимо чрезвычайно аккуратно — попадание на сталь клинка паров человеческого дыхания считается кощунством.

Подобных правил множество, и нарушение любого из них может караться жестоким, вплоть до высшей меры, наказанием. С точки зрения японцев, это совершенно обоснованно, потому что меч — одушевленный, требующий особого уважения организм. Только в случае проявления почтительности он согласится заговорить с приблизившимся к нему человеком. Тому же, кто позволит себе обращаться с ним как с бездушным предметом, никогда не услышать его живого голоса. Ибо, как сказано в хокку:

Молодая листва...
Ах! Три тысячи воинов
Спрятаны в ней!

Минута на размышление

Как значится в брошюре, опубликованной Обществом по сохранению искусства японского меча, в Стране восходящего солнца за всю ее историю работало около 13 тысяч профессиональных кузнецов-мечников. Если учесть, что мастер производил за свою жизнь около сотни клинков, общее их число должно приравниваться примерно к двум миллионам. Учитывая особенности каждого экземпляра, специалисты общества подразделили все самурайское оружие на «особо ценное», «ценное», «особо сохраняемое» и просто «сохраняемое» оружие.

Согласно специально принятому закону, мечи этих категорий никогда и ни при каких обстоятельствах не должны покидать пределов Японии. Тем не менее, если до Второй мировой в стране насчитывалось около 1,5 миллиона мечей, то в настоящее время их количество не превышает 100 тысяч.

Куда делись остальные? Однозначно ответить на этот вопрос нельзя, но, как утверждают составители брошюры, не менее 350 тысяч мечей были вывезены во время войны солдатами США.

Возникает, правда, еще один вопрос: как такое могло произойти в стране, где существует Национальный реестр сохранившихся мечей, в котором каждая единица оружия регистрируется и снабжается паспортом? Ответа также не находится, но на европейских и заокеанских аукционах нет-нет да и появляются крайне любопытные с точки зрения коллекционеров вещи. Так, к примеру, не так давно на знаменитой «азиатской неделе», проводимой каждую весну в Нью-Йорке, были проданы катана XIII века (70 тысяч долларов) и короткий меч периода Эдо (конец XVIII века), оцененный в 20 тысяч…

Делать какие-либо выводы — прерогатива японских специалистов. Нам же остается вздохнуть и процитировать еще одно хокку:

Чищу грушу –
Капли сладкого сока
Ползут по лезвию ножа…


11 Февраля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85755
Виктор Фишман
69110
Борис Ходоровский
61426
Богдан Виноградов
48717
Дмитрий Митюрин
34817
Сергей Леонов
34210
Сергей Леонов
32446
Роман Данилко
30346
Светлана Белоусова
16756
Дмитрий Митюрин
16428
Борис Кронер
16317
Татьяна Алексеева
15138
Наталья Матвеева
14768
Александр Путятин
14128
Светлана Белоусова
13308
Наталья Матвеева
13184
Алла Ткалич
12437