Белоснежное чудо в зелёном убранстве
ЖЗЛ
«СМ-Украина»
Белоснежное чудо в зелёном убранстве
Николай Букатый
журналист
Украина
792
Белоснежное чудо в зелёном убранстве
Историю Качановка начала с усадьбы, которую основал русский полководец Петр Александрович Румянцев-Задунайский

Национальный историко-культурный заповедник «Качановка» – единственный в Украине дворцово-парковый ансамбль, сохранивший архитектурную грандиозность и ландшафтный колорит с XVIII столетия до сегодняшнего дня. Раскинулась эта усадьба на 732 гектарах на юго-востоке Черниговщины в Ичнянском районе, на берегах живописной реки Смош. 

От певчего до генерал-губернатора

В семи верстах от села (ныне это – поселок городского типа) Парафиевки у реки Смош была сооружена водяная мельница. Хутор, возникший около него, сначала принадлежал некоему Ф. Болгарину. Последний в 1742 году продал данные земли с недвижимостью «двора его императорского Величества певчему Федору Ивановичу Каченовскому»; через два года хозяин расширил владения – прикупил еще хутор. Когда же дворянин и шляхтич Каченовский был пожалован более богатыми имениями, он уступил Качановку брату, обязав его 1/10 часть помола с водяных мельниц отдавать на Парафиевскую церковь св. Николая, а другую – на «шпиталь нищим». 

В 1770 году по поручению императрицы Екатерины II Парафиевка и Качановка были куплены для Петра Александровича Румянцева-Задунайского и подарены ему. Именно при графе и уже в то время генерал-губернаторе Малороссии Румянцеве в его имении был построен большой каменный дом под руководством М.Н. Мосципанова и по проекту архитектора К.И. Бланка. Тогда же был заведен сад, положивший начало обширному парку, которым славится Качановка.

«...Хотелось бы мне, чтобы не упуская удобного времени, и в Качановском хуторе начатые вами перспективы, что от одной рощи к другой, ведены с правой стороны вплоть к березовой роще, а с левой стороны до дороги, что садовником назначена на полуостров...» – писал Румянцев-Задунайский весной 1777 года. В том же письме упоминается о выписанном из Батурина садовнике. 

В 80-х гг. XVIII века дворец был уже построен. Архитектура его была во вкусе фельдмаршала, неоготическая. Планировка придворцового района была регулярной, дом окружал парк, к западному фасаду примыкала главная парковая поляна с могучими дубами, с восточной стороны был заложен плодовый сад. В парке были выстроены малые архитектурные формы: гроты, беседки, фонтаны. 

На высоком холме привлекает внимание небольшое строение, во времена Румянцева оно называлось «грот и зала для гульбища над оным», а позже получило именное название «Беседка Глинки». Этот павильон – восьмигранный в плане со стрельчатыми окнами и дверями, с круглыми барельефными медальонами – возвышается на стилобате, который приподнят за счет платформы из насыпного грунта. В зале павильона исключительная акустика, поэтому здесь любил работать М.И. Глинка, здесь впервые исполнялась увертюра к его опере «Руслан и Людмила». 

К румянцевским постройкам в парке относились и модные в XVIII в. «руины» – бутафорская крепость на манер «потешных» крепостей Петра I, и парковая беседка недалеко от дворца. Можно предположить, что к этому же периоду относится и великолепный регулярный боулингрин у дворца, с фонтаном в центре, обсаженный по периметру шпалерой из стриженого граба.

НАЧАЛО ВЕКА ТАРНОВСКИХ

Перестройка дворца была осуществлена, очевидно, после продажи усадьбы сыном фельдмаршала С.П. Румянцевым в 1808 году Григорию Яковлевичу Почеке и его жене Прасковье Андреевне (Тарновской по первому браку). В 1824 г. ввиду бездетности супругов имение переходит к сыну Прасковьи Андреевны от первого брака Григорию Степановичу Тарновскому, человеку универсальной образованности, истинному меценату искусств. 

Таким образом, начинается второй век Качановки – век Тарновских, владевших имением 90 лет, и слава Качановки распространяется далеко за пределы Черниговщины.

«...На юге знаменита была Качановка, черниговское имение известного мецената помещика Тарновского», – напишет позднее Н. Врангель. В статье «Живописец Штернберг» В.В. Стасов писал: «...в 1837 г. камер-юнкер Г.С. Тарновский дал средства академисту В. Штернбергу писать с натуры в деревне своей Качановке и в Киеве, богатых необыкновенно живописными видами, величием и прелестями южной природы. Академия не может не засвидетельствовать ему своей признательности». Действительно, Григорий Тарновский поощрял начинания многих, а в их числе талантливого украинского художника Василия Штеренберга. Молодому живописцу в личное пользование были отведены комнаты с камином, витражами и видом на парк. 

Множество материалов позволяют судить о том, что Григорий Степанович уделял усадьбе большое внимание. При нем изменяется планировка придворцовой части, она становится более парадной; фруктовый сад отодвигается от дворца, появляется много парковых дорог и мостиков в бывших лесных участках имения; на западном берегу в аллее пирамидальные тополя заменяют белой ивой; расширяется Майорский пруд и на нем насыпают два острова для гуляний, соединенные каменным мостом. 

В семейной переписке Тарновских упоминается садовник Ф.Ф. Меринг, работавший над созданием парка в этот период. Именно тогда формировались наиболее эффектные композиционные узлы усадьбы и парка. Владелец переселяет крестьян подальше от пруда, чтобы не крестьянские гуси и утки плавали в нем, а царственные лебеди. 

РАЙСКИЙ УГОЛОК ДЛЯ ДЕЯТЕЛЕЙ ИСКУССТВА

«...Подъезжали к поместью с нескольких сторон; дом большой каменный стоял на возвышении; огромный, прелестно раскинувшийся сад с прудами и вековыми кленами, дубами и липами величественно ласкал зрение... 

Хозяин (Григорий Степанович Тарновский) принимал гостей радушно и старался по возможности разнообразить удовольствия. Прогулки, поездки, иллюминации и танцы – все эти средства были употребляемы для нашего развлечения. Когда приезжали несколько соседей, танцевали... В портфеле моем нашлись два номера, приготовленные для «Руслана»: «Персидский хор» и марш Черномора, обе эти пьесы слышал я в первый раз в Качановке; они были хорошо исполнены, в марше Черномора колокольчики заменили мы рюмками... Хозяин был чрезвычайно аккуратен, и все наши удовольствия и сюрпризы непременно оканчивались до полуночи. Но не все предавались сну; у меня в оранжерее собирались Маркович, П. Скоропадский, Забила и Штернберг. Появлялся Палагин со скрипкой, Яков с контрабасом и виолончелист; играли русские и малороссийские песни, представляли в лицах и беседовали дружески иногда до трех и четырех часов пополуночи» («Записки», М.И. Глинка). 

Такой увидел Качановку композитор Глинка, когда в 1836-м впервые предпринял поездку в Украину. Здесь, в Качановке, он будет в летнюю пору частым гостем, напишет фрагменты оперы «Руслан и Людмила», романсы «Не щебечи, соловейку» и «Гуде вiтер вельми в полi» на слова поэта Виктора Забилы, а также много песен и даже, в честь Г.С. Тарновского, «Гимн хозяину».

В Качановской усадьбе М.И. Глинка встретился с художником В.И. Штернбергом, оставившим бесценные графические листы и небольшие картины со сценками из жизни Качановки и ее пейзажами, и с украинским поэтом В.Н. Забилой, своим товарищем по пансиону – историком и этнографом Н.А. Марковичем, певцом и будущим композитором С.С. Гулаком-Артемовским.

Тарновские принимали гостей (среди них был и Т.Г. Шевченко, в 1843 году) радушно, развлекали их прогулками, катаньем, иллюминациями и танцами. Дом бездетных хозяев был населен многочисленными племянницами и племянниками со стороны Григория Степановича и Анны Дмитриевны. На картине В.И. Штернберга хорошо видна лодочная пристань у придворцовой парковой поляны. К ней причаливали прогулочные лодки. Отсюда начиналось катанье по пруду с заездом для отдыха на острова.

Григорий Степанович и его супруга умерли в 1853 году, в один день. С этого времени начинается новый этап в жизни усадьбы. 

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ТАРНОВСКИХ

Еще при жизни дяди В.В. Тарновский-старший, унаследовавший имение, занимался дядиным хозяйством, готовил его к реформе, способствовал переводу на более передовой хозяйственный уклад. Лишившись даровой рабочей силы Тарновские за счет наемного труда продолжали успешно вести хозяйство, и владения их увеличивались. Судя по архивным данным, хозяйство парка летом обслуживало около 400 человек, и большинство жителей окрестных сел и хуторов работали на строительстве парка и по уходу за ним. 

Сам Василий Васильевич-старший парком не занимался, в сфере его деятельности была земская управа, быт крестьян, крестьянский вопрос. А вот его сын В.В. Тарновский-младший уделял большое внимание развитию парка. Когда после ссылки, в 1859 году Шевченко приехал в Качановку и пришел в парк с сыном хозяина, он по просьбе молодого друга посадил дубок и пожелал: «Дай Боже, щоб нам довелось коли-небудь посидіти в тіні його гілля».

Итак, в Качановском дворце жило новое поколение дворян, людей образованных, культурных, с передовыми взглядами. Василий Васильевич-старший учился в Нежинском лицее, затем окончил Московский университет, писал, занимался культурно-просветительской деятельностью, высоко ценил творчество Шевченко, переписывался с ним, а также с В.Жуковским, К.Брюлловым, Н.Маркевичем. По словам его друга Н.В. Гоголя, это был мечтательный и самоотверженный человек, добрый и свежий чувствами, для которого не существовало ни чинов, ни повышений, ни честолюбия.

Сын его – Василий Васильевич-младший – учился в Москве и Петербурге, окончил Киевский университет. Познакомившись с Шевченко еще мальчиком, до ссылки поэта, он стал его поклонником на всю жизнь, переписывался с ним, покупал его рисунки, собирал рукописи, автографы, офорты.

В.В. Тарновский-младший продолжал развивать культурную жизнь Качановской усадьбы. В эти годы сюда приезжали писатели П. Кулиш, М. Вовчок, художники Врубель, Ге, братья К. и В. Маковские, Л. Жемчужников, Г. Честаховский, историки Н. Костомаров, Д. Дворницкий, М. Горленко.

В 1880 году в Качановку с молодым Валентином Серовым приехал Илья Репин. Здесь он работал над своей картиной «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Богатая коллекция малороссийских древностей, возможность сделать зарисовки народных типов, наконец, сам владелец Качановки – Василий Васильевич, обладавший колоритной внешностью и носивший живописные костюмы, послужили Репину прекрасным материалом в подготовке задуманной им картины «Запорожцы». Там же художник написал два этюда с видами парка.

ПРЕРВАННАЯ ИДИЛЛИЯ

Коллекция разрасталась и не помещалась уже в самом дворце с прекрасно устроенным зимним садом, гостиными и кабинетами в «русском стиле», многочисленными предметами декоративно-прикладного искусства, картинной галереей с портретами украинских полководцев и общественных деятелей разных времен. Потому Тарновский-младший начал строить каменицу для «тех книг и всякой старовины», очевидно в районе «Руин». 

Для забав детей среди зелени парка была выстроена беленькая украинская хатка с соломенной крышей, с характерными перелазами через плетень, огородом и полной обстановкой – «хата-порада». Особо отмечу, что учителем рисования у детей был один из лучших иллюстраторов Н.В. Гоголя художник А.А. Агин. Он умер и похоронен в Качановке.

В.В. Тарновский-младший занимался парком почти сорок лет, поэтому парковые композиции производили впечатление полного единства замысла и воплощения. Мосты над «глубокими» дорогами, легкие беседки в отдаленных частях парка, тихие пруды, пандусы в местах с крутым рельефом, притом последний создавал впечатление лабиринта – все было предусмотрено для чудесных прогулок и отдыха. Очевидно, не без влияния Тростянецкого парка И.М. Скоропадского была создана и «Швейцария» с холмами и узкими дорожками, имитировавшими горные тропы.

Но все прекрасное когда-то кончается... Осенью 1898 года Тарновские простились с Качановкой. Имущество вслед за бывшими хозяевами вывозилось на многочисленных подводах: Качановка была продана, потому что наступал век более богатых, деловых и энергичных людей, век капиталистов и промышленников, которым было под силу владеть таким обширным имением. 

ДРАМАТИЗМ ТРЕТЬЕГО ВЕКА УСАДЬБЫ

Качановка была куплена П.И. Харитоненко для дочери Елены Павловны. Именно в этот период дворец и другие строения усадьбы приобрели современный вид. Богаче становится декор фасадов, подвергается изменению планировка флигелей. Флигели и башня отделываются в том же стиле, что и центральная часть дворца. Устраиваются пилоны при въезде и аналогичные пилоны, замыкающие чугунную ограду у церкви. В придворцовой части парка устанавливаются скульптуры. 

П.И. Харитоненко купил усадьбу в образцовом порядке, стрался его поддерживать и осовременить – устроил телефонную сеть на 10 аппаратов; прекрасную оранжерею и две каменные теплицы; в районе «Швейцарии» установили две беседки, а на «Хвойной горке» в легкой деревянной беседке-вольере поселились певчие птицы... 

Страшное время началось для Качановки после революции. Собрание мраморных и каменных статуй и бюстов «сильнейшим образом пострадало», как сообщалось в докладной инспектора Губнаробраза от 27.12.1922 г. «Древние развалины особой архитектур находящиеся под горой, разбираются на кирпич местными жителями. Беседка, в которой работал знаменитый композитор Глинка, тоже растаскивается... Ныне охраны нет». Не было ее еще очень долго... Основная часть парка находилась в ведении лесхоззага, в нем велось обычное лесное хозяйство с заготовкой древесины. Парк зарастал самосевом, исчезали лучшие парковые перспективы...

С 1984 году усадьба Качановка получила статус Государственного историко-культурного заповедника, была разработана проектная документация на реставрацию дворца и восстановление парка. В настоящее время реставрационные работы продолжаются с привлечением зарубежных инвестиций. Хочется надеяться, что в XXI веке Качановка будет прекраснее, чем в веке XIX и покажет многочисленным гостям все свои богатые музейные фонды, хранящихся в запасниках историко-культурного заповедника.


4 декабря 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88357
Виктор Фишман
70629
Борис Ходоровский
62811
Сергей Леонов
54843
Богдан Виноградов
49992
Дмитрий Митюрин
37243
Сергей Леонов
33783
Роман Данилко
31624
Борис Кронер
20385
Светлана Белоусова
19490
Светлана Белоусова
18139
Дмитрий Митюрин
17850
Наталья Матвеева
17468
Татьяна Алексеева
17164
Наталья Матвеева
16436
Татьяна Алексеева
16010