Увидеть Нью-Йорк и утонуть
КАТАСТРОФА
Увидеть Нью-Йорк и утонуть
Константин Ришес
журналист
Санкт-Петербург
437
Увидеть Нью-Йорк и утонуть
Столкновение «Андреа Дориа» и «Стокгольма»

110 лет минуло с той роковой ночи, когда после столкновения с айсбергом в Атлантике погиб крупнейший для своего времени морской лайнер «Титаник», унесший не менее полутора тысяч человеческих жизней. Но были и другие – возможно, меньшие по размерам, однако не менее поучительные катастрофы.

РОКОВОЕ ИМЯ «АНДРЕА ДОРЕА»

В ходе Второй мировой войны Италия утратила практически весь свой гражданский флот. Воссозданием его практически с нуля занялась судоходная компания «Италиан Лайн». Ее руководство приняло решение строить два однотипных судна, скорость и размеры которых не превосходили бы довоенных технических показателей. Престиж лайнеров должны были обеспечить высокий уровень комфорта для пассажиров и роскошь интерьеров.

При водоизмещении 29 тысяч тонн эти суда длиной 213 и шириной 27 метров могли развивать скорость до 23 узлов.

Лайнер имел 11 палуб – на самой верхней из них была расположена одна, слегка скошенная вперед белая труба. Такая форма придавала судну элегантный вид, а скошенный и изогнутый вовнутрь форштевень, как и обтекаемая корма, делали его похожим на дорогую яхту.

Безопасность обеспечивалась 16 спасательными шлюпками, которые можно было спустить при крене даже в 20 градусов. Корпус разделили на 11 водонепроницаемых отсеков таким образом, что при затоплении любых двух из них судно оставалось на плаву.

Первый, спущенный на воду в 1951 году лайнер получил имя «Андреа Дориа» в честь известного генуэзского адмирала XVI века.

Надо заметить, у кораблестроителей и моряков существует поверье, что судьба судна каким-то образом зависит от его имени. В Италии несчастья в течение нескольких веков преследовали корабли, названные в честь Андреа Дориа. После гибели десятого по счету парусного судна с таким названием имя адмирала решили не поминать подобным образом. Однако в начале XX века со стапелей сошел дредноут «Андреа Дориа». И разумеется, вскоре он опрокинулся и затонул.

В 1956 году это имя вновь прозвучало на весь мир. 17 июля «Андреа Дориа» покинул Геную, выйдя в очередной рейс через океан. Капитаном лайнера с самого первого рейса был Пьеро Каламаи – один из самых опытных капитанов «Италиан Лайн».

25 июля 1956 года «Андреа Дориа», идя в тумане со скоростью 22 узла, приближался к маяку на острове Нантакет. Практически весь маршрут был пройден, оставалось лишь войти в нью-йоркскую гавань.

В отличие от Италии, Швеция годы Второй мировой пережила благополучно. Свой флот она не потеряла и даже понемногу наращивала. Спущенный на воду в начале 1948 года «Стокгольм» у себя на родине стал самым крупным из пассажирских судов, но, на фоне курсировавших через Северную Атлантику лайнеров иных стран выглядел малышом.

В 1953 году судно прошло модернизацию, в ходе которой были расширены надстройки. При этом число принимаемых пассажиров было увеличено до 548. Но перестройка не помешала «Стокгольму» сохранить свои обтекаемые очертания гоночной яхты. У него был удлиненный бак, остро срезанный нос эсминца и изящно закругленная корма крейсера. Длина его составляла 160 м при ширине 21 м. Судно располагало семью палубами, имело закрытый плавательный бассейн.

Капитаном лайнера служил опытнейший 63-летний капитан Норденсон, известный строгим нравом. Принадлежащее шведской национальной судоходной компании судно под его командованием всегда содержалось в безукоризненном порядке.

Итак, 25 июля 1956 года «Стокгольм» покидает гавань Нью-Йорка и направляется к выходу в открытый океан.

НЕЛЕПОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ

Тем временем «Андреа Дориа», миновав Нантакет в 22:10, берет курс на маяк Амброуз.

Ночь уже темна, и сгущается туман, однако итальянец практически не снижает скорость, поддерживая ее на отметке 22 узла. Со «Стокгольмом» они оказались на встречных курсах. Вскоре на мостике «Стокгольма» заметили судно, которое движется навстречу, не меняя курса. Тогда рулевой «Стокгольма», дабы избежать столкновения, решил отвернуть влево. На «Андреа Дориа» тоже уже увидели «Стокгольм» и с той же целью решили взять правее.

Через пару минут на мостиках обоих лайнеров с ужасом увидели рядом с собой надвигающееся из тумана другое судно, а еще через какие-то секунды нос «Стокгольма» вонзился в правый борт «Андреа Дориа» и, как картон, порвал его стальную обшивку, пробив 7 из 11 палуб.

О том, какова была сила удара, говорит необычайная судьба 14-летней пассажирки итальянского лайнера, которая при столкновении перелетела на «Стокгольм», при этом уцелела, но долго потом не могла понять, где находится.

От страшного удара «Андреа Дориа» сильно накренился на левый борт, резко развернулся, так, что даже оголились его гребные винты, и потащил за собой шведское судно. На «Стокгольме» дали реверс машине, а затем его смятый форштевень со скрежетом вышел из правого борта «Андреа Дориа». Суда расцепились, и в 12-метровую пробоину в борту итальянского судна хлынула вода, «Андреа Дориа» мгновенно накренился на правый борт, но все еще продолжал движение с прежней скоростью до тех пор, пока с мостика не поступила команда «машине стоп».

В 22:22 «Стокгольм» передал сигнал SOS, в котором говорилось, что судно столкнулось с другим кораблем, но может вернуться в Нью-Йорк своим ходом. Через 21 минуту после столкновения «Андреа Дориа» также передал сигнал SOS, в котором сообщил, что имеет крен на правый борт в 20 градусов, который продолжает нарастать, а шлюпки левого борта спустить уже невозможно. На SOS «Дориа» одним из первых откликнулся гигантский лайнер «Иль де Франс». К терпящему бедствие судну также подошли шлюпки со «Стокгольма», фруктовоза «Кейп Энн» и других откликнувшихся судов. Столь скорая помощь объясняется тем, что авария произошла на оживленном участке акватории, заполненном множеством судов. В противном случае могла повториться судьба «Титаника». Повезло еще и в том, что в ту ночь был полный штиль, способствовавший проведению спасательных работ.

Экипаж «Андреа Дориа» вел себя позорно. Моряки поспешно занимали места в шлюпках и отваливали от борта гибнущего лайнера, не взяв пассажиров. Из числа спасенных шлюпками «Андреа Дориа» около 60% составляли именно члены экипажа.

К утру удалось спасти всех пассажиров лайнера, кроме погибших в момент столкновения. Таковых оказалось 46 человек. Через 11 часов после столкновения, в 10:09, 26 июля «Андреа Дориа» носом вниз ушел на дно.

КАКОВА ПРИЧИНА КАТАСТРОФЫ?

Почему все-таки столкнулись два современных судна, оснащенных новейшими по тому времени средствами навигации?

Сегодня многие эксперты склоняется к мысли, что это была классическая так называемая «радарная авария», суть которой в том, что ни капитан Каламаи, ни капитан Норденсон, ни их подчиненные не умели еще рассчитывать маневр расхождения судов, оперируя только отметками на экране радиолокатора. Следует добавить, что капитан «Андреа Дориа», зная, что к концу рейса было израсходовано более 4 тысяч тонн топлива и пресной воды, почему-то не принял балласт – забортную воду. Это привело к уменьшению осадки лайнера и, как следствие, к почти мгновенной потере его остойчивости и сделало невозможным нормальный спуск на воду шлюпок.

Океанские подходы к Нью-Йорку – место бойкое, здесь в одну точку сходятся десятки трансатлантических трасс. К тому же в ночь на 26 июля спустился туман. Трудно найти объяснение, почему опытный итальянский капитан в таких условиях продолжал гнать свой лайнер со скоростью 22 узла. Неужели он не был знаком с уроком «Титаника»? Или прав Гегель: история нас ничему не учит.


31 августа 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
276700
Сергей Леонов
184641
Александр Егоров
168781
Светлана Белоусова
122881
Татьяна Минасян
122018
Татьяна Алексеева
111956
Борис Ходоровский
110029
Сергей Леонов
103222
Татьяна Алексеева
102862
Виктор Фишман
85155
Павел Ганипровский
75125
Борис Ходоровский
75101
Наталья Матвеева
63132
Павел Виноградов
63074
Богдан Виноградов
61015
Наталья Дементьева
56341
Дмитрий Митюрин
52833