Последствия тихоокеанского шторма
КАТАСТРОФА
«Секретные материалы 20 века» №2(336), 2012
Последствия тихоокеанского шторма
Александр Лазарев
журналист
Санкт-Петербург
576
Последствия тихоокеанского шторма
Германское орудие на Самоа

Острова Самоа (в ряде стран их называют Навигаторскими) находятся в центральной части Тихого океана. В состав архипелага входят Савайи, Уполу и Тутуила, группа Манауа и еще несколько мелких кусочков суши, а их общая площадь – немногим более 3 тысяч квадратных километров. Все они, за исключением атолла Роз, вулканического происхождения. Поднимающиеся отвесно горные хребты оставляют жителям немного земли, пригодной для обработки, а берега мало подходят для заходов морских судов.

Официально считается, что Самоа первым открыл в 1722 году голландский капитан Рогеввен. Однако есть основания полагать, что здесь задолго до него побывали португальские мореплаватели, которые тщательно скрывали результаты своих открытий от других народов. На островах высаживались знаменитые французские моряки Бугенвиль и Лаперуз.

В 1824 году архипелаг посетил русский шлюп «Предприятие» под командованием Коцебу, который провел первые научные исследования в этом регионе. Занимавшиеся захватом колоний страны Европы долго не проявляли интереса к этим территориям вследствие их удаленности, но ситуация коренным образом изменилась в 1860-х, ибо развитие китобойного промысла в южном полушарии заставило искать новые базы для стоянки промысловых судов.

Кроме того, в 1869 году было закончено строительство железной дороги от восточного побережья США к западному, что резко усилило американскую торговлю со странами тихоокеанского бассейна. Пересекавшие океан пароходы по пути следования нуждались в загрузке углем, и в Америке стали рассматривать Самоа как место для одной из угольных станций. Однако вскоре у старых колонизаторов появился мощный конкурент.

В 1871 году, после завершения ряда победоносных войн, из нескольких десятков немецких государств образовалась единая Германская империя, и ее император Вильгельм I принял решение о завоевании колоний. Однако к этому времени все наиболее пригодные для хозяйственной деятельности территории уже были захвачены другими странами, и поэтому немецкие политики сразу обратили внимание на бесхозные острова, разбросанные в Тихом океане. К их числу относились и Самоа.

На архипелаге меж тем шла настоящая война. Поначалу наиболее сильные позиции здесь имели США, и им даже удалось посадить на пост премьер-министра своего полковника Стейнбергера, а путем применения военной силы заставили короля издать указ, о том, что все приказы монарха действительны только в том случае, если их подпишет глава правительства. Однако это вызвало ответную реакцию со стороны Великобритании. Английский военный десант арестовал короля и заставил его изменить указ, а премьер-министр Стейнбергер был выслан за пределы Самоа. В итоге ни одна страна не смогла установить свой полный контроль над архипелагом.

С начала 1880-х на островах сильнее начало ощущаться германское влияние. Количество проживающих там немцев превышало численность всех остальных иностранцев вместе взятых, и в руках Германии сосредоточилось 80% всей внешней торговли Самоа, а в разгоревшуюся межплеменную войну за королевский престол вступили экипажи военных кораблей империи Кайзера.

11 декабря 1888 года английское судно «Ричмонд» доставило одному из претендентов на трон – Матаафе – боеприпасы. Немцы поддерживали его конкурента ¬¬¬– Тамасесе, и с помощью десанта с канонерок «Ольга» и «Эбер» атаковали лагерь Матаафе, а также подвергли артиллерийской бомбардировке занятые его силами деревни. Когда «Ричмонд» вновь доставлял боеприпасы, немцы захватили его и объявили военное положение на острове Уполу. 11 марта 1889-го на рейде городка Апиа, расположенного на этом острове, находились три американских военных корабля: «Трентон», «Нипсик» и «Вандалия»; три немецких - «Ольга», «Адлер» и «Эбер», а также английский корвет «Каллилопа». Европейские кварталы превратились в военные лагеря, и дело неудержимо шло к боевому столкновению сторон. Орудия на кораблях были приведены в боевую готовность и направлены на противника.

Наступило утро 15 марта, и ртутный столб в барометре начал быстро падать. Порт в Апиа является не гаванью, а открытым рейдом. При этом на нем было слишком тесно для такого скопления судов, ибо кроме военных кораблей там еще находились торговые пароходы. В 14 часов атмосферное давление упало до 739 миллиметров, чего в городке не наблюдалось за весь период метеорологических наблюдений. В целях безопасности капитанам было необходимо покинуть гавань и выйти в море, но они не могли без приказа оставить свои боевые позиции, а уже к полуночи буря бушевала с бешеной силой. Корабли пока еще удерживались на якорях за счет работы машин, но наступил момент, когда якорные цепи стали сдавать и ползти по грунту. В непроницаемой тьме не было никаких ориентиров, и поэтому моряки не могли определить, держится их судно на месте или движется на рифы, а сквозь вой урагана не было слышно никаких сигналов. Из боевых кораблей первым погиб «Эбер». Его несколько раз швыряло на рифы, и около половины шестого утра следующего дня он перевернулся и затонул. С него спаслись лейтенант и четыре матроса. Когда рассвело, глазам предстала жуткая картина: громадные валы проносились над рифом, как будто его и не было, а на берегу валялись обломки погибших торговых судов.

Около 7 часов не выдержал натиск стихии «Нипсик». Под напором ветра его труба упала и пробила палубу. Тогда капитан решил выбросить свой корабль на берег, и это ему удалось. С «Нипсика», застрявшего на песчаной отмели был протянут спасательный линь, по которому почти вся команда достигла берега. Погибло семь человек.

Примерно в 8 часов разразилась катастрофа с «Адлером». Якоря его уже не держали, а судовые машины оказались бессильны против ветра и волн. Корабль неумолимо несло на берег. Капитан Фритце был опытным моряком и принял разумное решение: воспользоваться подъемом на волне и перескочить риф. Однако это не удалось, и «Адлер» был выброшен на плоскую часть рифа, а потом опрокинулся на борт. Погибло двадцать человек. Тем не менее, лежа на рифе, он оказался в относительной безопасности. Члены команды остались внутри корабля, но многие оказались ранены. Германский консул Кнаппе, рискуя жизнью, пытался подать спасательный линь на «Адлер». Ему помогали местные жители. Наконец до берега добрался один офицер и сообщил, что на борту находятся более 60 живых человек. Папуасы бросились в ревущие волны и протянули германским морякам спасательный линь. Однако вскоре он оборвался, и членам экипажа пришлось всю следующую ночь пробыть на опрокинутом корабле, расположенном в 400 метрах от берега.

Положение «Каллилопы» в 8 часов тоже стало угрожающим. Лопнула левая якорная цепь, и корабль удерживался только за счет правой. «Вандалия» с работающими машинами и на якорях также не могла устоять на месте. Ее сносило на риф, она оказалась перед самым носом «Каллиопы», и в итоге произошло столкновение. Командир «Каллилопы» Кейн, чтобы не потопить «Вандалию», дал задний ход. Вслед за этим в борт «Каллилопы» врезалась «Ольга», которую уже не держали якоря, и от столкновения пострадали оба корабля. В итоге капитан Кейн решил пробиться в открытое море, ибо ему удалось обнаружить проход между рифами. Однако прежде чем «Каллилопа» ринулась на прорыв против ветра и волн, ей пришлось освободиться от навалившейся на ее борт и сцепившейся с ней такелажем «Вандалии». Последовал приказ в машинное отделение поднять пары до предела, и расклепать якорную цепь. В это время на пути «Каллилопы» оказался «Трентон», который был в очень тяжелом состоянии. Его заливала вода, огни в топках погасли, и корабль потерял ход.

Поначалу казалось, что «Каллилопа» не может преодолеть ураган, но вот ветер на несколько минут ослабел, и она медленно двинулась вперед. Пришлось совершить виртуозный маневр, чтобы обойти «Трентон», пройдя почти вплотную к рифу. И вот потрепанная, потерявшая якоря, цепи, спасательные шлюпки, рангоут и бушприт «Каллилопа» все-таки смогла вырваться в океан.

А в бухте продолжали развиваться трагические события. Командир «Вандалии» Шунмейкер, избежав столкновения с «Ольгой», решил выбросить свой корабль на берег. Около 11 часов корма «Вандалии» врезалась в риф. Протянуть на берег спасательный линь не удалось. Волна смыла за борт капитана, и он погиб. Оставшиеся в живых моряки залезли на мачты, которые торчали над водой.

Примерно в 15 часов лопнули якорные цепи «Трентона». Его понесло вдоль рифа, и он врезался в полузатопленный корпус «Вандалии», снеся на ней грот-мачту и бизань, а члены ее экипажа перебрались на «Трентон».

У остававшейся на плаву «Ольги» лопнули якорные цепи, и она дважды столкнулась с «Трентоном». Капитан Эрхардт сумел миновать рифы и посадить свой корабль на мель. Там не было такого сильного волнения и удалось избежать жертв среди членов экипажа.

16 марта ураган продолжался. Судьба оставшихся на борту «Адлера» оставалась неизвестна. Утром 17 марта ветер стих и взорам людей на берегу предстала картина разрушений: «Адлер» торчал на вершине рифа; «Ольга» и «Нипсик» были выброшены на отмель; «Трентон» врезался в «Вандалию»; мачты затонувшего «Эбера» торчали из воды. Берега оказались завалены обломками, а также стволами сломанных деревьев. Шторм унес жизни 147 военных моряков: 51 американца и 96 немцев. В гавани разбилось 6 торговых пароходов и множество лодок и пирог. На берегу в ту ужасную ночь погибло более ста жителей Апиа.

В городке продолжались спасательные работы, в которых приняли участие местные аборигены, а германский консул Кнаппе выплачивал самоанцам по три доллара за каждого спасенного ими немецкого моряка. Уже 19 марта «Каллилопа» вернулась в Апиа. В открытом океане она сумела выдержать натиск стихии, однако нуждалась в длительном ремонте.

Тем временем на берегу сложилась непростая ситуация. Американские и германские моряки продолжали оставаться во враждебных отношениях. Дисциплина среди матросов из США упала, и они ударились в пьянство и грабежи. Американский адмирал Кимберли изолировал разбушевавшихся соотечественников от немцев и вел патрулирование в своем квартале. Жестокими мерами, вплоть до расстрела, ему удалось восстановить дисциплину. Длительное время моряки из разных стран жили на острове, вступая в стычки друг с другом, а потом были эвакуированы.

«Трентон» и «Ольга» впоследствии были сняты с мели, отремонтированы и продолжили бороздить океаны. Остальные корабли восстановлению не подлежали. Остов «Адлера», застрявший на коралловом рифе, украшал гавань Апиа до 1967 года, когда при строительстве искусственного мола он был засыпан гравием и песком.

Уже в апреле на конференции в Берлине собрались представители всех стран, представленных на островах, и пришли к выводу, что в данный момент ни одно из государств не может в одиночку обеспечить безопасность европейских переселенцев, и поэтому данная территория стала управляться коллегиально. Подобное положение продолжало существовать до 1899 года, когда англичане перестали притязать на Самоа, в ответ на отказ немцев от части Соломоновых островов. Тогда западную часть архипелага оставили за Германией, а восточную за США.

По мнению многих исследователей, данный ураган предотвратил войну между Германией и США. Безусловно, в нее оказались бы втянуты и другие страны, и она могла бы перерасти в мировую военную кампанию. Однако на тот момент Россия являлась союзником Германии и Австро-Венгрии. Следовательно, и вся история конца XIX-го – начала XX века развивалась бы по другому сценарию…


29 января 2012


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
258042
Сергей Леонов
175622
Светлана Белоусова
119128
Борис Ходоровский
106161
Татьяна Минасян
106055
Сергей Леонов
102218
Александр Егоров
90786
Виктор Фишман
84211
Борис Ходоровский
74376
Татьяна Алексеева
70692
Павел Ганипровский
69665
Богдан Виноградов
60283
Павел Виноградов
59943
Татьяна Алексеева
54054
Наталья Дементьева
52623
Дмитрий Митюрин
51784
Наталья Матвеева
47694