Гибель «Принцессы Алисы»
КАТАСТРОФА
«Секретные материалы 20 века» №25(411), 2014
Гибель «Принцессы Алисы»
Алексей Митюнин
журналист
Миасс
1604
Гибель «Принцессы Алисы»
Столкновение «Принцессы Алисы» и «Байуэлл Касла»

Фраза о том, что все правила безопасности написаны кровью, давно уже стала штампом. В полной мере эти слова относятся и к правилам безопасного вождения судов на морях и на внутренних водах.

В XIX веке, с появлением судов на паровой тяге, великие морские державы, идя от одной катастрофы к другой, развивали и совершенствовали собственные правила судовождения. В 1848 году Англия и Франция приняли соглашение о предупреждении столкновения судов в море, которые были признаны Россией и рядом других стран. Но, как часто бывает в таких случаях, беда пришла оттуда, откуда ее меньше всего ждали.

Британия, величайшая морская держава, «владычица морей», главный разработчик правил судовождения, получила удар в спину: 3 сентября 1878 года на матушке Темзе (вернее, «батюшке Темзе» — ведь именно так англичане обращаются к реке) в результате столкновения затонул прогулочный пароход «Принцесса Алиса». Погибло более шестисот человек. До гибели «Титаника» Европа не знала более тяжелой катастрофы, чем эта. Трагедия такого масштаба подтолкнула власти к принятию срочных мер по упорядочению судового движения на реках. Выработанными тогда правилами мы в значительной степени пользуемся и по сей день.

БЕЗДЕЛЬНИЧАНЬЕ НА ТЕМЗЕ

«Верьте мне, мой молодой друг, нет ничего — абсолютно ничего — более ценного, чем простое бездельничанье на лодках».

Эта фраза из сказочной повести шотландского писателя Кеннета Грэма «Ветер в ивах» открывает брошюру, предлагающую современным лондонцам отдых и путешествия на пассажирских судах и лодках по Темзе. Каких только возможностей здесь нет!

Вам предложат путешествие в стиле великой английской книжки «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома K. Джерома с ночевкой под звездами; прогулки на электрической лодке или на каноэ; отдых в лодке-гостинице с личным шкипером и поваром в одном лице. Глядя на эти глянцевые страницы, живо представляешь, как почти полтора века назад подобным образом и по схожей цене лондонцев времен Викторианской эпохи зазывали «бездельничать на Темзе».

Любимым видом семейного отдыха в конце 1880-х годов у горожан было речное путешествие от Лондона до Ширнесса с остановкой в Грэйвсенде, где находились так называемые Рошервильские сады, предвестники современного Диснейленда. За умеренную плату страждущие попадали в живописный парк, полный достопримечательностей и развлечений: здесь в тенистых аллеях прятались цыганские шатры, богатые меблированные комнаты, недорогие чайные и таверны; украшением парка были небольшие греческие храмы и скульптуры. Приезжающие семейства устраивали шумные пикники на свежем воздухе, развлекаясь стрельбой из лука и принимая воздушные процедуры на благоустроенных пляжах.

Вот уже двенадцать лет кряду экскурсионный колесный пароход «Принцесса Алиса», принадлежавший Лондонской пароходной компании, совершал регулярные однодневные круизы по Темзе от Лондонского моста до Ширнесса и обратно, перевозя десятки тысяч жителей британской столицы. Он был самым крупным пассажирским судном, которое работало в то время на Темзе.

В один из редких солнечных дней, 3 сентября 1878 года, «Принцесса Алиса» отшвартовалась от причала на левом берегу Темзы и под звуки оркестра ушла в свой последний, как оказалось, рейс. Пассажиры, отправившиеся в путешествие, были одеты по моде того времени: женщины в длинных платьях с кринолинами и в чепцах, украшенных искусственными цветами, мужчины в сюртуках и фраках, с цилиндрами или котелками на голове. По палубам парохода бегало множество детей: речной пикник на побережье был единственным праздником, который могли позволить себе лондонские дети в те дни; здесь же находилась группа учеников воскресной школы, для которых эта поездка была наградой за их хорошую учебу.

Пароход сделал короткие остановки в Гринвиче, Вулвиче и Грэйвсенде. С палуб парохода пассажиры любовались окраинами Лондона, живописными берегами Кента и Эссекса. После трехчасовой стоянки в Ширнессе, отведенной для пикника, экскурсанты возвратились на борт судна, и оно отправилось в обратный путь. В шесть часов вечера «Принцесса Алиса» сделала остановку в Грэйвсенде, где на пристани ее ждали сотни экскурсантов, посетивших Рошервильские сады и спешивших засветло добраться до Лондона. Капитан «Принцессы Алисы» Уильям Гринстед, опасаясь перегрузить судно, принял на борт только половину желающих. Но и без того на корабле оказалась почти тысяча человек.

В конце XIX столетия по Темзе курсировали сотни судов, от больших пароходов и буксировщиков до барж и лихтеров. Несмотря на то, что на «святой реке» все больше и больше использовались быстроходные корабли, в те годы в Британии еще не существовало единых правил расхождения судов на фарватере реки. Они могли расходиться любыми бортами в зависимости от ситуации.

РОКОВОЕ НЕДОПОНИМАНИЕ

Избегая сильного отливного течения, «Принцесса Алиса» шла вдоль правого берега Темзы к мысу Трипкок. В этом месте излучина Баркингс-Рич переходит в излучину Галлеонс-Рич, русло реки под углом сорок пять градусов поворачивает на юго-запад. Навстречу вниз по реке за грузом угля в Ньюкасл шел морской грузовой пароход «Байуэлл Касл». В 19 часов 35 минут капитан «Принцессы Алисы» заметил ходовые огни встречного судна, с которого, в свою очередь, лоцман Дикс увидел красный левый бортовой огонь «Принцессы Алисы», открывшийся из-за мыса Трипкок. Ширина реки в месте встречи судов равнялась трети мили, видимость была отличной.

Понимая, что встречное судно идет против течения и огибает мыс Трипкок, лоцман «Байуэлл Касла» Дикс решил, что оно приблизится к левому берегу реки, где отливное течение, по его мнению, было намного слабее. Поэтому он намеревался приблизиться к южному берегу реки и разойтись с колесным пароходом левыми бортами. Но капитан «Принцессы Алисы» принял другое решение — не пересекать курс встречного судна и продолжать идти вдоль южных берегов. Когда пароход вышел из-за мыса, мощное течение вынесло его на стремнину реки. На «Байуэлл Касл» теперь видели зеленый огонь правого борта «Принцессы Алисы», он был подставлен под удар. Лоцман Дикс пытался спасти положение, повернув влево, но руль «Байуэлл Касла» уже положили на правый борт.

К моменту сближения пароходов сгустились сумерки, и каждый из капитанов мог судить о курсе встречного судна только по положению ходовых огней, но они не поняли маневров друг друга.

Столкновение стало неизбежным. Угольщик своим прямым форштевнем ударил в правый борт прогулочного парохода чуть позади гребного колеса. У «Принцессы Алисы» не было никаких шансов против винтового судна. Нос «Байуэлл Касла», разрушив машинное отделение, фактически разрезал корпус парохода пополам.

ПОПЫТКА СПАСЕНИЯ

Сразу же после столкновения все, кто находился в салонах «Принцессы Алисы», бросились к дверям. В давке их не смогли распахнуть сразу, поскольку они открывались внутрь помещений. При погружении носовой части парохода взорвались паровые котлы, десятки людей были обварены паром. В течение пяти минут судно погрузилось в Темзу. Река в месте столкновения судов оказалась усеяна барахтающимися людьми. Ища спасения, они хватались друг за друга и тонули вместе. Большинство пассажиров не умели плавать, да и тогдашняя одежда не располагала к водным упражнениям. Женщины путались в своих длинных одеждах, захлебывались и шли ко дну.

Над темной гладью Темзы поплыли деревянные обломки, скамейки, сотни чепцов, цилиндров, котелков и корзин от снеди для пикника. Отливное течение уносило все это в сторону моря. На шлюпбалках «Принцессы Алисы» было только две спасательные шлюпки, да и те ушли на дно вместе с пароходом. Никакими плотами или спасательными поясами владельцы пароходных компаний свои прогулочные суда не загромождали.

Команда угольщика сделала все, что могла, чтобы спасти как можно больше людей. «Байуэлл Касл» приблизился к месту катастрофы и, став на якорь, спустил на воду шлюпки. С его борта свесили все имевшиеся швартовные концы и тросы. Однако сильное отливное течение уносило умевших плавать людей вниз по реке. Когда нос угольщика вонзился в борт «Принцессы Алисы», вплоть до момента, пока капитан Харрисон не дал машине полный задний ход, у пассажиров «Принцессы Алисы» имелась возможность перебраться на борт «Байуэлл Касла», но вскарабкаться на высокий отвесный борт угольщика удалось только одному человеку. Им оказался некий Джордж Линпекар, прослуживший в королевском флоте двенадцать лет.

Команда «Байуэлл Касла» извлекла из воды 63 человека, а всего спасшихся оказалось около двухсот. Многих выручил экскурсионный пароход «Дюк оф Тек», подошедший к месту столкновения через десять минут.

Владелец одной из лодок, вышедших с берега для спасения тонущих, Абрахам Деннис, поделился с лондонскими газетчиками своим впечатлением от увиденного: «Река казалась полной тонущих людей. Я могу сравнить это со скоплением овец в воде».

Позднее из уст в уста передавались удивительные случаи чудесного спасения. Одна из оставшихся в живых женщин, оказавшись в воде, сохранила присутствие духа, открыла свой зонтик и использовала его для удержания на поверхности. Некоторые пассажиры также проявили изобретательность, набирая воздух в ловушки в своей одежде, чтобы оставаться на плаву (метод выживания, преподающийся и сегодня). Вот уж действительно, «спасение утопающих — дело рук самих утопающих!».

В довершение картины ночного бедствия следует заметить, что спасению гибнущих пассажиров «Принцессы Алисы» препятствовал еще один негативный фактор. Лондон веками страдал от нечистот. Чтобы улучшить санитарную обстановку в городе, в 1864 году была запущена городская канализация. Сточные воды по трубам неслись к насосным станциям, а через них попадали в Темзу недалеко от города. Именно у одной из таких стаций и угораздило столкнуться судам в тот вечер. По несчастливому совпадению всего за час до крушения с насосной станции вылили в Темзу ежедневный поток нечистот, и утопающим пришлось барахтались в зловонной жиже. Как позднее записал в своем заключении коронер городка Вулидж, исследовавший причины смерти пассажиров «Принцессы Алисы»: «Выброс из канализационного коллектора и позорное загрязнение реки, по всей вероятности, ускорили гибель людей... Поднятые тела были покрыты противной слизью».

ШОКИРУЮЩИЕ ПОДРОБНОСТИ

Первым газетным журналистом, узнавшим о случившейся катастрофе, был Уильям Винсент. Добравшись к месту аварии, он успел опросить нескольких оставшихся в живых членов экипажа «Принцессы Алисы» и моряков из команды «Байуэлл Касла». К утру он передал по телеграфу в свою редакцию материал, рассказывающий о случившемся. Статья «Ужасная катастрофа на Темзе» взбудоражила Лондон. Горожане были в шоке, узнав, что несколько сотен человек утонули всего в трехстах метрах от берега.

В течение следующего дня масса репортеров скопилась в Вулидже (ближайшем к месту аварии городке) и принялась сочинять захватывающие дух драматические истории о погибших целыми семьями пассажирах парохода, о чудесным образом спасшихся, о героизме и трусости моряков столкнувшихся судов. Основываясь на очень скудной информации, они строили различные гипотезы о причинах аварии. Понемногу пресса склонилась к версии о виновности капитана «Байуэлл Касла» в произошедшем столкновении. Действительно, большое судно на приличной скорости врезается в переполненный людьми пароход и топит его. Что тут еще может быть непонятным? Расходится непроверенная информация о том, что капитана Харрисона видели пьяным после аварии. В «Иллюстрированных лондонских новостях» появляются картины, живописующие самые драматические моменты катастрофы. Глядя на них, у лондонцев уже не оставалось никаких сомнений в виновности команды «Байуэлл Касла».

Еще одним жутким сюжетом этих статей было описание небезвозмездного обнаружения трупов. Им занимались десятки местных лодочников, соперничавших за возможность поднять из реки тела утонувших пассажиров «Принцессы Алисы». За каждого из них они получали по пять шиллингов. В первую неделю после катастрофы излучина Темзы кишела лодочниками, исследующими реку длинными шлюпочными баграми.

Сколько людей погибло при столкновении, точно установить так и не удалось. Поиски тел погибших начались той же ночью и велись целую неделю. Из реки было извлечено 640 утопленников, включая 8 из 14 членов экипажа «Принцессы Алисы». Сколько трупов так и не обнаружили, неизвестно. Сто двадцать неопознанных тел были похоронены в общей могиле на кладбище Вулиджа.

Масштаб трагедии потряс Британию, и соотечественники организовали подписку на сооружение памятника жертвам катастрофы. Около двадцати трех тысяч человек, собрав по шесть пенсов, проплатили сооружение мемориального креста на месте захоронения. Недалеко от него был похоронен и капитан «Принцессы Алисы». А среди горожан еще долго ходили слухи, что даже среди тех, кому посчастливилось спастись от гибели в водах Темзы, многие все равно умерли от различных инфекционных болезней, наглотавшись воды, загрязненной попадавшими в реку неочищенными стоками из канализационного коллектора.

Парламент уполномочил управление торговли Британии провести официальное расследование катастрофы. Дело о столкновении судов слушалось три недели. Эксперты высказали свои соображения, и суд присяжных признал виновными обоих капитанов. Вскоре дело было пересмотрено в Адмиралтейском суде, который пришел к выводу, что вина в столкновении судов лежит на капитане парохода «Байуэлл Касл» Томасе Харрисоне.

Спустя несколько месяцев был назначен апелляционный суд, который отменил решение Адмиралтейского суда и определил, что вина полностью лежит на погибшем капитане «Принцессы Алисы». Судьи установили, что в момент столкновения у штурвала нес вахту человек, который не являлся членом экипажа. 28-летний Джон Айрес заменил рулевого Джона Хонгуда в обратном рейсе при отходе «Принцессы Алисы» из Грэйвсенда. У штатного рулевого было назначено свидание с девушкой, и он попросил своего друга подменить его, обещав заплатить ему четыре шиллинга в Лондоне на следующий день. Капитан Гринстед, зная, что Айрес раньше служил матросом, согласился на такую замену и поставил его у штурвала.

Этого факта и того, что капитан «Принцессы Алисы» не пожелал разойтись на встречных курсах с «Байуэлл Касла» левыми бортами, оказалось вполне достаточно, чтобы апелляционный суд в конечном счете признал погибшего капитана Гринстеда виновным в катастрофе.

ВЫВОДЫ СДЕЛАНЫ

Великая трагедия на Темзе не прошла даром. Во время работы следственной комиссии Министерством торговли был учрежден специальный комитет, которому поручили выработать рекомендации по обеспечению безопасности плавания. Эти рекомендации легли в основу будущих правил плавания по Темзе и позже, в 1899 году, — Международных правил для предупреждения столкновений судов в море. Рекомендации комитета гласили: каждое судно, вне зависимости от его размера и преимуществ, должно придерживаться правой стороны фарватера; любое судно, пересекающее реку и совершающее поворот, принимает на себя полную ответственность за безопасность сближения и не должно мешать другим судам.

В наше время это правило действует в виде статьи Международных правил по предупреждению столкновений судов и звучит следующим образом: «Судно, следующее вдоль узкого прохода или фарватера, должно держаться внешней границы прохода или фарватера, которая находится с его правого борта, настолько близко, насколько это безопасно и практически возможно».

Трагическая гибель «Принцессы Алисы» впервые показала англичанам, что почти все пассажирские речные пароходы ходят по Темзе, фактически не имея спасательных средств. Изменение законодательства привело к тому, что суда стали оборудоваться большим числом спасательных шлюпок, плотов, скамеек, буев и кругов. Шире стали делаться на судах проходы и трапы, а двери навешиваться в судовых общественных помещениях и каютах таким образом, чтобы они распахивались только наружу.

Вспомнила лондонская общественность и про злополучные насосные станции. В 1880-х годах был изменен принцип их работы: сточные воды теперь проходили очистку, а твердые отходы стали вывозится в Северное море. Исконному лондонскому смраду наступил конец.

Еще одним последствием катастрофы было то, что подразделения речной лондонской полиции начали оборудоваться паровыми катерами. До той поры полиция полагалась лишь на гребные лодки.

REMEMBER

Когда сегодня смотришь на Темзу у мыса Трипкок, трудно вообразить, что в этом спокойном месте много лет назад случилась катастрофа. И хотя во многих статьях, посвященных этому драматическому событию, сегодня звучит выражение «забытая катастрофа», англичане помнят о ней. Глобальная паутина наполнена множеством документов, газетных статей и иллюстраций того времени, посвященных гибели «Принцессы Алисы». На одном из сайтов можно увидеть скорбный список погибших пассажиров с подробным описанием их семейного положения и деталей, по которым они были идентифицированы. В социальной сети «Фейсбук» организована открытая группа для людей, интересующихся историей этого события. Спустя более 130 лет после трагедии на Темзе в этой группе живо обсуждаются семейные истории предков, погибших либо выживших в катастрофе. Англичане с интересом исследуют документы Викторианской эпохи и даже планируют издание книг, раскрывающих судьбы пассажиров «Принцессы Алисы».

Не забывают в Великобритании и судьбу другого участника рокового столкновения. Пароход «Байуэлл Касл» в роковую ночь почти не получил повреждений и в скором времени возвратился в море и продолжил возить уголь из Англии в Египет. Однако в 1883 году британский угольщик исчез где-то в Бискайском заливе и до сих пор официально числится без вести пропавшим. Правда, управлял им уже другой шкипер: Томас Харрисон, капитан «Байуэлл Касла», несмотря на то что был признан невиновным в столкновении, испытал такое потрясение от случившегося, что уже никогда больше не вернулся на капитанский мостик.


15 ноября 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89069
Виктор Фишман
71240
Сергей Леонов
65469
Борис Ходоровский
63357
Богдан Виноградов
50329
Дмитрий Митюрин
38095
Сергей Леонов
34242
Роман Данилко
32042
Борис Кронер
21951
Светлана Белоусова
20444
Наталья Матвеева
19861
Светлана Белоусова
19568
Татьяна Алексеева
18377
Дмитрий Митюрин
18283
Татьяна Алексеева
17533
Наталья Матвеева
16825